Не догма: часть 2

249

Марксизм — не догма, а руководство к действию

Бренча медальками «За дело увод пролетариата от классовой борьбы» и выпячивая разнообразные титулования, полученные в этом деле, «левые» дельцы продолжают своё грязное дело. А мы продолжаем разъяснять трудящимся  свою позицию.

В первой части был рассмотрен вопрос определения «пролетарий». Теперь рассмотрим другой немаловажный вопрос, который будоражит умы наших оппонентов на столько, что в приступе едкой иронии обласкали его соркинизмом. Если вкратце, то суть достаточно проста: Союз Коммунистов и М. Соркин в частности отстаивают позицию, что сейчас на Земле новый этап капитализма – либеральный глобализм.

«Что-что?» — говорят наши оппоненты – «Нам не послышалось? Что это, как это… вы посмели противоречить Ленину?! Да Ленин – гений! А вы кто?» И, конечно же, сразу пытаются давить авторитетом цитат.

Империализм вырос как развитие и прямое продолжение основных свойств капитализма вообще. Но капитализм стал капиталистическим империализмом лишь на определённой, очень высокой ступени своего развития, когда некоторые основные свойства капитализма стали превращаться в свою противоположность, когда по всей линии сложились и обнаружились черты переходной эпохи от капитализма к более высокому общественно-экономическому укладу.
…Монополия есть переход от капитализма к более высокому строю…
Если бы необходимо было дать как можно более короткое определение империализма, то следовало бы сказать, что империализм есть монополистическая стадия капитализма.

Империализм как высшая стадия капитализма.

«Вот видите, Ленин писал, что империализм – это монополистическая, высшая стадия капитализма. Монополия — переход от капитализма к более высокому строю, то есть к социализму/коммунизму. А вы ему противоречите! Да какие же вы коммунисты-марксисты-ленинцы после этого…» — твердят нам «защитники» марксизма-ленинизма.

Мы тоже кое-что в цитатах помним и могём. Энгельс, критикуя немецких социал-демократов, переехавших в Америку, писал, что они рассматривают марксизм «доктринерски и догматически, как нечто такое, что надо выучить наизусть, и тогда уж этого достаточно на все случаи жизни. Для них это догма, а не руководство к действию.» Мы уже писали о таких «товарищах» год назад в статье «О догматизме, начётничестве и аллилуйских песнопениях» с пояснениями и на примерах. Советую ознакомиться или освежить в памяти.

А мы продолжаем.
В начале 20го века, когда Ленин писал свою работу «Империализм как высшая стадия капитализма», капитализм сильно отличался от того, который в своих работах описывали Маркс и Энгельс. Сразу же нашлись критики, которые вместо попытки разобраться почему Ленин сделал такой вывод, и попытаться аргументированно доказать неправоту Ильича, стали кричать на всех углах о том, что Ленин противоречит Марксу и Энгельсу, извращает марксизм, и вообще, Ленин — не марксист и придумывает какую-то свою науку. Какая-то знакомая ситуация…

В своей работе «Империализм как высшая стадия капитализма», правильность которой в марксистской среде нашей страны уже ни у кого не вызывает сомнений, Ленин указал различия в признаках, которые претерпел капитализм за 50 лет с момента его описания Марксом и Энгельсом, а именно: 1) концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни; 2) слияние банкового капитала с промышленным и создание, на базе этого «финансового капитала», финансовой олигархии; 3) вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение; 4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир, и 5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами, и доказал, что наступил новый этап капитализма — империализм. Но у наших оппонентов капитализм за 100 лет не изменился, как не менялся для оппонентов Ленина. А ведь за эти сто лет произошла масса событий, коренным образом изменив мир.

На момент 1916го года, когда Ленин писал свою работу, мир уже полностью был разделён на немногочисленные государства-метрополии и огромные территории-колонии. В колониях проводилась жесткая военно-административная политика с вооруженным принуждением к подчинению местного населения. Таким образом разрозненные группы капиталистов одной страны, объединённые общими классовыми интересами, с помощью своего инструмента – государственного аппарата – активно боролись за приобретение новых территорий для увеличения сырьевой базы и рынков сбыта, и не допускали в свои колонии капиталистов других стран. Первым большим переделом была Первая Мировая война. Но вместе с переделом рынков и собственности империалистическая война породила первое в мире государство диктатуры пролетариата, как ответ, как протест против капиталистического устройства мира.

После Октябрьской революции в России весь мир затаив дыхание смотрел на первое в мире пролетарское государство. Одни смотрели с надеждой, а другие — с лютой ненавистью. Капиталисты пытались уничтожить первое в мире пролетарское государство любыми способами: сперва интервенцией под лозунгами о ничейности земли, а когда не получилось задушить военным путём, то решили заморить экономической блокадой. Пока в СССР создавали новую модель экономического развития, капитализм снова пришел в тупик и потребовал нового передела. Грянула Вторая Мировая война – вторая империалистическая война, одной из главных целей которой было уничтожение СССР.

Но вместо ожидаемого скорого крушения СССР в мясорубке войны, капиталисты столкнулись с тем, что первое пролетарское государство не только выстояло, но и закончило войну в столице агрессора. Тогда, оградив СССР и новые социалистические государства Железным занавесом чтобы он не будоражил наёмных работников других стран, капиталисты начали искать способ как избежать революции в своих странах. Посмотрев и оценив кто что на эту тему писал, сказали: «Мы пойдём другим путём!» ©тырили

Прежде всего, дабы не будоражить в народах пример СССР и не провоцировать их на борьбу с капитализмом началось активное сворачивание колониальной системы и постепенное развитие социальных прав внутри своих стран. Под либеральные лозунги «свобода, равенство и братство для всех» эпоха открытых колониальных войн закончилась. В противовес социалистическим странам капиталисты выдвинули единственную непострадавшую, и даже укрепившуюся всесторонне развитую державу – США. Машина пропаганды включилась на полную мощность. Началась Холодная война. Под шумок в виде спонсорской помощи, а где и открытой военной силой капиталисты США стали захватывать ресурсные базы и рынки сбыта. Территория, политика и население стран их не интересовала, творите, что хотите. Отныне интересы США и выдвинувших её капиталистов сугубо в экономической области, политический шантаж и открытая военная сила – только в крайних случаях.

Активное развитие транспорта и связи подстегнуло перемещение товаров и капитала. Производство из бывших метрополий всё чаще переносится на периферию, где сырьё и дешевая рабочая сила. А благодаря развитому транспорту и связи вопрос «Где строить завод?» отпадает сам собой. Строй где хочешь. При практически открытых границах стран, обеспечить любую доставку из точки А в точку Б — не проблема.

Развитие связи повлияло и на финансовый капитал. Самый быстрый способ наварить и увеличить капитал – купить подешевле и продать подороже. Вот капиталисты США и оставшиеся в финансовой и промышленной силе акулы Старого Света скупали и продавали всё подряд. Покупали у одних, продавали другим, снова покупали и продавали. Благодаря развитию связи финансовый капитал стал всё более и более отдаляться от производства, вкладывать в долгосрочные проекты – не выгодно. А вот кредитование, страхование и различные спекуляции ценными бумагами – самое то.

Тихая идиллия буйства капитализма периодически нарушалась локальными конфликтами, уже не выходящими за рамки отдельных стран. Угроза мировой войны внутри капиталистических стран гасилась общей ненавистью к социалистическому блоку. Для урегулирования конфликтов внутри себя капитализм стал активно создавать и поддерживать различные наднациональные структуры, тем самым показывая своим наёмным работникам и странам социалистического блока, что он — капитализм — не такой уж и плохой и стремится решать проблемы без лишнего шума и в рамках закона.

Как убивали СССР изнутри рассказывать не буду, думаю вы сами всё прекрасно знаете. Вот только последовавший за этим распад социалистической модели мира и поглощение транснациональными корпорациями большинства активов бывших соцстран окончательно похоронил империализм и дал возможность перейти к либеральному глобализму.

Что же теперь из себя представляет капитализм?

• Капитализм перестал быть монополистическим, того понятия монополии, как исключительного права на что либо, исчезло из сегодняшнего экономического состояния мира.
Если раньше в захваченной колонии фирмы метрополии были монополистами добычи сырья и сбыта товара, то сейчас все добывают, производят, покупают и торгуют везде. И само производство уже не ведётся в метрополиях. Заводы различных производств разбросаны по всему миру, причём иногда первую деталь делают в одной стране, вторую деталь — в другой, а всё вместе собирают — в третьей. У Apple нет монопольного права торговли в США, как и у Samsung нет монопольного права торговли в Южной Корее или Huawei в Китае. Все торгуют везде. Можно конечно сказать, что транснациональная корпорация – видоизменённая монополия, но между монополией и ТНК имеется существенная разница: монополия капиталом владеет, обладая контрольным пакетом акций, а ТНК – капиталом управляет, по сути являясь управленческой структурой акционеров (рантье).

Тут же скажут: «Да ладно, а как же Газпром? Или это по вашему не монополия?» Так никто и не говорит, что монополии все вымерли. Однако на современном этапе капитализма доминируют ТНК, которые владеют пакетом акций менее 50%.

• Происходит предельная расконцентрация производства, как единой технологической цепи, расчленение ее на фрагменты, разбросанные по разным регионам, что лишает производство общественного характера.
Как уже писалось выше, производства одной ТНК разбросаны по всему миру и конечный продукт уже редко производится в границах одной страны и хотя бы в рамках метрополия-колония. Взять для примера автомобильное производство. Различные компоненты и запчасти изготовляются в разных странах и даже на разных континентах, а конечный продукт в виде автомобиля собирается в стране, в которой собираются его продать. Внутри одной страны весь цикл производства, как было раньше, уже редок. Да и акции всё тех же ТНК распродаются по всему миру.
То есть концентрации производства и капитала, как описывал империализм Ленин, на сегодняшний день нет.

«Есть, есть…» — как-то говорил один профессор. — «Всё это концентрируется на планете Земля!» Тогда что же получается, Ленин был дурак — ошибся, указав этот признак в описании империализма?

• Рассосредоточение капитала по всему миру, с раздроблением его на самостоятельные фрагменты.
У ТНК – главным органом является собрание акционеров, и введён новый параметр: вместо контрольного пакета акций (50%+1 акция) — блокирующий пакет акций (25-30% акций).Он не позволяет принять решение, но позволяет заблокировать решение. Все остальные акции может купить любой желающий в любой стране мира в любом количестве.

• Предельный антагонизм между промышленным и банковским капиталом, превратившимся из структуры, финансировавшей развитие промышленности, в структуру спекулятивную и ростовщическую.
Банковский капитал разделяется с промышленностью, поскольку спекуляция ценными бумагами, страхование и кредитование даёт в разы быстрее и больше прибыли, чем долгосрочные вклады в производство. По этой причине некоторые производственные корпорации объединились вокруг или создали банковские структуры для внутренней работы. И по этой же причине появляются разнообразные интернет-площадки, где конечные потребители собирают средства для реализации какого-нибудь проекта.

• На место слияния и создания международных союзов капиталистов приходит взаимное проникновение компаний в активы друг к другу.
Фаза активной купли-продажи всего и вся породила интересный феномен: одна ТНК путём покупки определённого пакета акций другой ТНК уже не заинтересована в её разорении, тем самым снижается уровень конкуренции между этими корпорации, что идёт, в конечном итоге, к созданию одной единой корпорации, которой принадлежат все активы Земли.

• На место территориального раздела мира между империалистическими державами выдвинулась одна единственная сверхдержава, сделавшая остальные страны капиталистического мира своими сателлитами.
США на данный момент остаётся самой сильной державой по совокупности экономики и военной силы. Вряд ли найдётся сейчас хоть одно государство, у которого хватит военной и политической воли тягаться с США. Для транснациональных корпораций США послужили отличным локомотивом и кувалдой. Беспрецедентные темпы глобализации ускорили взаимное проникновение компаний куплей-продажей всего и вся. При этом звезда США клонится к закату. И не потому, что со своей экономикой делает что-то неправильно, а потому что для современного капитала любое национальное государство – помеха. «Долой границы» кричало США, но её границы будут сметены так же, как государственная военно-административная машина США сметала границы капиталу.

Ещё не поняли, почему наступает новый этап капитализма и империализм можно наблюдать в стадии отмирания? Да потому что Ленин описывал капитализм периода борьбы национальных государств, как Маркс и Энгельс до этого описывали капитализм периода становления национальных государств. Сперва капиталисты разных стран, ведомые жаждой наживы, рассказывали о единстве народа как нации, чтобы руками самого народа захватить власть внутри страны. И со временем они породили почти полный цикл для обеспечения населения всем необходимым для революции в наиболее развитых странах. Но из-за неравномерности развития капитализма уровень научно-технического прогресса и производства разных стран резко оторвался друг от друга. Менее развитый капитализм базировался в основном на добыче и продаже сырья и из-за этого уровень жизни наёмных работников этой страны был значительно ниже, что не могло не способствовать развитию классового самосознания. Наёмные работники такой страны были более революционны, чем наёмные работники высокоразвитых стран. Соответственно, в тот период времени пролетарская революция была более вероятна в одной отдельно взятой стране, которая является наиболее слабым звеном в цепи капиталистического производства. Она и случилась в Российской империи во время первого крупного передела мира.

И самое главное! Земля конечна и, после захвата ресурсной базы и рынков сбыта бывших социалистических стран, капитализм – замкнутая структура! Никаких внешних рынков сбыта нет. Товары сбывать некуда. Никаких инопланетных торговых, или хотя бы любых других связей нет. Капитализм периода империализма зашел в тупик. Но владельцы частной собственности выход себе оставили: если учесть, что население Запада закредитовано так, что внуки оплачивают долги дедов, а население других стран (и России в частности) к этому идёт семимильными шагами, то либеральный глобализм — не более чем процесс перехода к законодательному закреплению неравенства людей, а точнее к неорабовладению.

Когда-то ребёнок раба по факту рождения становился рабом. Ребёнок крепостного по факту рождения становился крепостным. Вот и готовит капитализм нам аналогичную участь: по факту кредитных долгов предков их потомки по сути будут рабами.

Как этому противостоять?
Для начала нужно принять во внимание характер современного этапа капитализма. Для либерального глобализма, в отличие от империализма, государства, как инструмент в руках крупного капитала в виде ТНК, перестали быть нужными. Даже США — ударная сила транснациональных корпораций — всё больше погружается в пучину будущего безумия. Госдолг — первый в мире, производства из США практически все выведены, некогда краса и гордость США, столица международного автомобилестроения Детройт — банкрот. Социальное напряжение растёт с каждым днём, а политическая обстановка всё больше напоминает цирк. Инерция, наработанная за последние сто лет ещё сильна, но с каждым днём всё слабее. Отныне, для ТНК главной целью является создание разнообразных наднациональных структур.

Кто-то может сказать, что национальный капитал не позволит такого безумия. Но давайте посмотрим правде в глаза: национально-ориентированного капитала никогда не существовало. Любой капитал стремится стать как можно крупнее, а крупнее ТНК на данный момент ничего нет. Так что их борьба, как и любого другого более мелкого капитала, будет представлять из себя попытку впрыгнуть в уже мчащийся на всех парах поезд. И российский крупный капитал здесь не исключение.

Приведённая цитата Ленина, которую в вопросе о либеральном глобализме зачитывают как мантру, ни коем образом не противоречит дню сегодняшнему и характеру капитализма в целом. Монополия действительно переходит от капитализма к более высокому строю, но будет ли это переход к социализму или уже некогда пройденному этапу рабовладения, но на более высоком витке развития — зависит только от самого пролетариата. В этом заключается методологическая ошибка наших оппонентов из стана догматиков. В капитализме дней Ленина действительно обнаруживались черты перехода к капитализму с более высокой степенью эксплуатации — империализму. Прав был Ленин, называя империализм эпохой мировых войн и пролетарских революций, и прав был о возможности революции в одной отдельно взятой стране. Во время первого передела мира в Российской Империи революция случилась, а в других странах — нет, капитализм стал развиваться дальше, на базе национальных государств породив фашизм и нацизм. Но после Второй Мировой войны капитал понял, что противостоять открытой военной силой и неполным коллективом нельзя — точно сметут.

А вот приведённые Лениным признаки империализма, в массе своей, дню сегодняшнему уже не соответствуют. Уже явно преобладают признаки либерального глобализма. Расконцентрация производства и капитала привели к тому, что:
во-первых, забастовка на отдельном предприятии вне зависимости от страны на работу и доходы ТНК повлияют чуть менее чем никак, то есть нужна всеобщая политическая стачка;
во-вторых, даже если в какой-то стране произойдёт революция, но страна не обладает возможностью к самообеспечению и достаточной военной силой себя защитить, то она вынуждена будет самостоятельно вернуться в лоно капиталистического либерального глобализма.

Отсюда следует сразу несколько выводов:

  1. Эпоха мировых войн для раздела территории подходит к концу. Мировые войны ещё возможны, но только как противостояние либерального глобализма и союза стран, ещё не распрощавшихся с мышлением периода империализма. К тому же мышление Холодной войны ещё очень сильно со всех сторон.
  2. После Второй мировой началась эпоха локальных конфликтов. Их суть заключается в подчинении экономик национальных государств общей тенденции к глобализму.
  3. Пролетарская революция возможна только в двух случаях: либо в одной отдельно взятой стране, способной к автаркии и надежной защите от внешней агрессии, либо, действуя в духе либерального глобализма, противопоставить ему коммунистический глобализм.

Таким видит современный капитализм Союз Коммунистов. Почему наши критики из числа догматиков не хотят или бояться признать смену этапа капитализма или хотя бы аргументированно ответить почему мнение Союза Коммунистов не верно? Да потому что проще щеголять заученными цитатами общепризнанных классиков (не зря же учили), чем высунуть свой нос из уютного междусобойчика. Марксизм — наука творческая, и мы стараемся её развивать в силу наших способностей. Мы всегда открыты к любому диалогу и под тяжестью фактов готовы признать свою ошибку. Однако никаких попыток конструктивной критики со стороны оппонентов не наблюдается.  Есть конечно в окололевой среде люди, которые говорят о том, что капитализм изменился, мутировал, изменился, но его характер они не описывают и при этом хотят вернуть обычный их пониманию капитализм.

Почему так происходит? Почему люди, именующие себя марксистами/ленинцами/сталинцами и декларирующие своё стремление к пролетарской борьбе застряли в начале — максимум в середине 20го века? Видимо, там всё «просто и знакомо», а день сегодняшний их пугает. Им проще гордиться достижениями предков, чем пройти по тому же тернистому пути и восстановить социализм в нашей стране. Кстати, о нём будет следующая статья цикла.

1я часть

Список работ СК по либеральному глобализму:
Либеральный глобализм — новый этап капитализма. Главы 1-3.
Либеральный глобализм — новый этап капитализма. Главы 4-7
и многие другие

Нина Гил-Ровадри

comments powered by HyperComments