Россия, которую они потеряли

27

В определённых кругах любят поностальгировать о России, которую они потеряли. Вспомнить о великой индустриальной державе, о 1913 годе, к уровню которого большевики постоянно стремились, но особо так и не преуспели. Давайте в общих чертах посмотрим, что же там было такого. Может и впрямь мы там что-то потеряли?
Дореволюционная Россия благодаря своей территории, природным ресурсам и населению являлась крупной мировой державой, но в экономическо-техническом отношении это была отсталая страна, зависящая от индустриально развитых держав. На мировом рынке ей отводилась роль поставщика сельхозпродукции и роль крупного потребителя промышленных изделий. При этом Россия по объёму выпуска промышленной продукции была четвёртой в Европе и пятой в мире. В общемировом производстве, в пресловутом 1913 году, доля России составила 1.72%! В то же время доля США составляла 20%, Англии 18%, Германии 9%, Франции 7.2%! Как видим, нахождение в пятёрке лидеров — достижение весьма сомнительное.
Ниже приведены доли России по отраслям.

  • производство стали 5.9%
  • добыча железной руды 5.5%
  • добыча каменного угля 2.4%
  • производство электроэнергии 5.5%
  • машиностроение 2.9%

В пересчёте на душу населения в России производилось материальных ценностей в 4.5 раза меньше, чем в Англии, в 33.5 раза меньше, чем во Франции или Германии. Низкая степень механизации, морально устаревшее оборудование и самое главное — низкая производительность труда: вот основные причины отставания от стран, обладавшими несравнимо меньшими ресурсами.

В.И. Ленин следующим образом характеризует русского наёмного работника в тот период Русский человек плохой работник по сравнению с передовыми нациями. И это не могло быть иначе при режиме царизма и живости остатков крепостного права (ПСС т.36). Разумеется, речь не о самом русском человеке, а о тех условиях, в которых ему приходилось трудиться.
Показателем промышленного развития государства является тяжелая индустрия. В столь любимом десоветизаторами 1913ом году, доля машиностроения в промышленности составляла около 7%. Доля импорта в этой области в 1913 году была 43.6%, а по отношению к внутреннему производству доля импорта была еще выше 77.3%.
Относительно развитыми были следующие отрасли машиностроения:

  • производство судовых двигателей
  • производство паровозов
  • производство текстильного оборудования и швейных машин
  • производство сельхозинвентаря

Как уже было сказано выше, Россия являлась крупным импортёром промышленных изделий. Иной обыватель может возразить: а собственно что в этом плохого? На внутренний рынок поступают качественные импортные товары. Это же хорошо! Бесконтрольный импорт не способствует развитию собственного производства. Зачем капиталисту вкладываться в производство, брать на себя риски, когда проще купить и перепродать. Аналогичный подход мы наблюдаем, кстати, и в современной России.
Очень хорошо описал эту ситуацию профессор Киевского университета М. В. Довнар-Запольский:
Немцы забрасывают нас своими дешевыми товарами для того, чтобы убить те или другие отрасли нашей промышленности, омертвить их и для того, чтобы впоследствии получить прибыль сторицею. Стоит только разложить немецкий импорт в России на его составные части, чтобы понять громадный государственный вред, принесённый немцами экономическому развитию пашей страны.

Слаборазвитыми оставались химическое и металлургическое машиностроение. Лишь единичные предприятия Москвы, Петербурга и Прибалтики были оснащены относительно современным оборудованием. Большинство же заводов было оснащено допотопным оборудованием, имели отсталые технологии и, как следствие, низкую производительность.
Результатом явилось слабое техническое оснащение промышленности и сельского хозяйства. Характеризуя технический уровень страны в дореволюционный период, В. И. Ленин писал: Россия оснащена современными орудиями производства в 10 раз хуже Америки, в 5 раз хуже Германии и в 4 раза хуже Англии. (ПСС т.23, стр. 377).
В чём же причина? Иностранный капитал, активно участвующий в металлургической, каменноугольной, нефтяной, электротехнической и других отраслях российской промышленности, был абсолютно не заинтересован в их развитии. В интересах иностранного капитала было сохранение и увеличение зависимости экономики царской России от своих концернов и трестов. Сохранение рынка сбыта. Большинство подконтрольных или принадлежащих иностранному капиталу производств занимались, как сейчас принято говорить, отвёрточной сборкой и не имели собственных конструкторских бюро. Как пример таких отвёрточных производств, можно упомянуть петербургский Русско-Балтийский автомобильный завод, московский Динамо, таллиннский Вольта, петербургский Электрик и др. Иностранный капитал был абсолютно не заинтересован в передаче технологий, развитии промышленности России и всячески этому препятствовал, разумеется не без поддержки местных капиталистов.
III Дума решила премии выдавать отечественным машиностроителям. Каким отечественным? Работающим в России!
А посмотреть и окажется, что как раз иностранные капиталисты перенесли свои заводы в Россию. Таможенные пошлины высоки, прибыли необъятны вот иностранный капитал и переселяется внутрь России. Американский трест союз миллионеров-капиталистов построил, например, громадный завод с.-х. машин под Москвой, в Люберцах. А в Харькове капиталист Мельгозе, а в Бердянске капиталист Джон Гриевз строят сельскохозяйственные машины. Не правда ли, как много истинно русского, отечественного в этих предпринимателях?
Но, разумеется, без всесторонней помощи русских капиталистов они не могли бы во-все действовать в России. Рука руку моет. Американские, английские, немецкие капиталисты собирают прибыль при помощи русских капиталистов, которым перепадает очень хорошая доля.
— В.И. Ленин, Капитализм и парламент, ПСС т.21

За двадцать пять лет, с 1887 по 1913 гг., чистая прибыль иностранного капитала составила 2.3 млрд. рублей, при сумме инвестиций 1.783 млрд. рублей. Т.е. прибыль почти на треть превысила инвестиции. Результат впечатляющий и дающий ответ на вопрос на кого же на самом деле работала российская промышленность? На самом деле российская промышленность российской не являлась. 2/3 всех предприятий принадлежали иностранному капиталу и работали на экономику зарубежных государств.
Инвестиции в российскую промышленность вовсе не подразумевали передачу технологий, российским предприятиям, как правило, отводилась роль отвёрточных производств.

Тут необходимо понять — отвёрточная сборка, даже самых технически сложных изделий, абсолютно не повышает технологический, промышленный потенциал страны. Предположим, некий капиталист решит производить изделия из пластика. Он закупает оборудование, прессформы, сырьё и начинает выпускать продукцию, которая пользуется хорошим спросом и даже идёт на экспорт. Является ли это свидетельством высокого уровня развития промышленности? Да, в том случае, если оборудование и сырьё производится внутри страны. Если же станки он приобрёл в Италии, прессформы ему сделали в Китае, а сырьё он использует немецкое, то ни о каком развитии промышленности не может идти речи. Иностранный капитал с радостью продаст вам готовое оборудование или даже сам оснастит им производство с тем, чтобы начать отвёрточную сборку, но никогда не продаст современную технологию, и сделает всё от него зависящее,чтобы она не попала к вам в руки. Иначе он просто лишиться рынка сбыта. Именно объём производства средств производства, степень удовлетворения внутренних потребностей в оборудовании не за счёт импорта, а за счёт собственного производства и является истинным показателем развития промышленности страны.
Наряду с машиностроением, важным показателем является уровень развития металлургической промышленности. Как же обстояли дела в России, обладавшей богатейшими природными ресурсами? В том же знаменитом 1913 году выплавлялось 3-4 млн. тонн стали, приблизительно столько же чугуна, т.е. около 30 кг металла на душу населения, что к примеру было в одиннадцать (!) раз меньше чем в США. Слаборазвитая металлургия являлась серьёзным препятствием для развития промышленности в целом. Машиностроение почти полностью зависело от импорта специальных сталей, цветных металлов и ферросплавов.
Относительно железа одного из главных продуктов современной промышленности, одного из фундаментов, можно сказать, цивилизации отсталость и дикость России особенно велики.
— В.И. Ленин, ПСС. т. 23.

Угледобывающая промышленность была отсталой и крайне неэффективной. За исключением Криворожского бассейна, на рудниках господствовал ручной труд. По состоянию на 1914 год, на 301 уральском руднике насчитывалось всего лишь 64 двигателя, а на рудниках центрального района и того меньше 6 двигателей.
Многие годы в стране существовала диспропорция между металлургией и добычей руды. Не было технологии обработки специальных руд. Россия, обладающая весьма внушительными запасами цинковых руд в Западной Сибири, на Кавказе и ряде других мест, вывозила сырьё на обогатительные фабрики Англии, Японии и Бельгии. Потребности России в цинке на 97.2% удовлетворялись за счёт такого импорта.
Аналогичная ситуация была и с марганцевой рудой, сырьём для ферромарганца.
До революции не велась организованная разведка природных богатств. Всего лишь 10% территории страны было изучено и покрыто геологической мелкомасштабной съемкой. Геологическая разведка Азиатской части Росси не велась вовсе. Из 92 элементов периодической системы Менделеева, которые встречались на территории России, добывалось лишь 20. В 1915 г. была создана Комиссия по изучению естественных производительных сил страны при Академии наук. Но реально она заработала только при Советской власти.
Обладая богатейшей сырьевой базой, Россия закупала за рубежом продукцию химической промышленности, включая столь необходимые удобрения. Химическая промышленность была в зачаточном состоянии. И это несмотря на наличие великолепной отечественной научной школы в этой области, во многом опережавшую таковую в других странах! Об истинном положении вещей в химической промышленности лучше всяких цифр говорит тот факт, что русские заводчики отправляли шерсть на помывку и покраску за границу! Крупные прядильные и суконные фабрики Торнтона, Фряновская, Алексеева и другие, иной раз по несколько месяцев ждали обработанного сырья. Только за 1908-1910 гг. иностранный капитал заработал на этой услуге около 7 000 000 рублей.
Наиболее активным было проникновение иностранного капитала в горнодобывающую промышленность. В итоге эта отрасль стала самой зависимой от иностранного капитала. Только в период с 1901-1911 гг. иностранным компаниями было создано 93 предприятия по добыче каменного угля, нефти, золота и платины с общим капиталом в 177 345 000 рублей. В итоге иностранные капиталисты прибрали к рукам 70% добычи угля в Донбассе, 70% добычи золота и платины и 56% добычи всей меди.
Накануне и особенно в период первой мировой войны усилилось внедрение в российскую экономику американского капитала. Пресмыкаясь перед Америкой, царское правительство открывало широкие возможности для грабежа национальных богатств заокеанским бизнесменам. В частности Герберт Гувер, впоследствии 31ый президент США, хищнически эксплуатировал Майкопские нефтепромыслы.
Общеизвестно, что в эпоху империализма усиливается вывоз капитала. Россия была очень выгодной сферой приложения капитала. Огромные запасы полезных ископаемых, дешевизна рабочей силы, отсутствие трудового законодательства, политическое бесправие трудящихся все это создавало чрезвычайно благоприятные условия иностранцам для получения сверхприбылей. Сумма иностранных вложений и кредитов в России к 1914 г. составила огромную цифру свыше 9 млрд. руб. Почти половина капиталовложений акционерных обществ приходилась на долю иностранцев, в том числе 31.3% французского, 24.8% английского, 19.8% немецкого, 14.5% бельгийского, 5.2% американского капитала. Конечно нельзя отрицать тот факт, что иностранные капиталовложения в какой-то мере всё же способствовали развитию промышленности России. Но в основном это имело отрицательные последствия для экономического развития страны. Значительная часть национального дохода шла за границу.
Зарубежные монополии являлись также солидными вкладчиками русских банков. Их доля в акционерных вкладах, например, Русско-Азиатского банка равнялась 72%, Сибирского 60%, Московского (частного)56%, петербургских банков 55%. Политические и деловые круги России проявляли поразительную неспособность и нежелание использовать иностранные капиталы для индустриального развития страны. Многие из них участвовали вместе с иностранцами в различных антинациональных и даже преступных аферах, наносивших немалый ущерб российской экономике.
Накануне Великого Октября общая сумма задолженности страны составляла свыше 11.5 млрд, руб. В эту сумму не входили вложения иностранцев в промышленность. Несмотря на огромные займы, фактического притока средств не было, казна едва успевала выплачивать старые долги.
Международный капитал давал царизму займы на довольно тяжелых условиях, от 4 до 5.5%. За границу ежегодно уплывало из России 600700 млн. руб. золотом в виде процентов по займам и 200 млн. руб. от прибылей на капиталы, вложенные в промышленность и банки. Итого 900 млн. руб. золотом (около 700 т золота!). Вот дань, которую ежегодно платила Россия иностранному капиталу за свою экономическую и техническую отсталость. На эти средства можно было строить ежегодно 15 тыс. км новых железных дорог.
За годы войны и за время пребывания у власти Временного правительства особенно возросла зависимость России от американского империализма. Уоллстрит разрабатывал широкие планы экономического подчинения России. Из-за океана в Россию посылались всевозможные комиссии, делегации, советники. Временное правительство наметило мероприятия, предполагавшие сдачу в концессию американским бизнесменам добычу нефти и угля на Сахалине, золота на Алтае, железной руды на Урале и т. д.. По поводу этой кабальной программы П. Пальчинский заявлял, что привлечение американского капитала, как чисто делового и аполитичного, в противовес европейским иностранным капиталам является для России делом государственной мудрости и необходимости. Однако стоит упомянуть, что этот деловой и аполитичный капитал требовал от Временного правительства обязательного продолжения войны против Германии и подавления революции.
Временное правительство, пришедшее к власти в феврале 1917 г., также оказалось бессильным перед экономической и технической отсталостью страны. Оно продолжало старую экономическую политику, делая ставку на иностранный капитал. Россия оставалась отсталой страной, стоявшей на пороге еще большего усиления технико-экономической зависимости от других, индустриально развитых государств. Только установление в стране диктатуры пролетариата позволило превратить Россию в великую индустриальную державу, на руинах которой уже четверть века жируют наши доморощенные капиталисты и олигархи.

Как видим, дореволюционная Россия уверено шла к тому, чтобы превратиться в сырьевой придаток, колонию иностранного капитала. Очевидно, это и есть та Россия, которую они потеряли. Ну а руководство страны, капиталисты активно реставрируют 1913 год. Четверть века мы живём при капитализме, которой в полной мере продемонстрировал свою истинную цель максимальная прибыль, не считаясь ни с какими последствиями, не брезгуя никакими методами.
История учит нас, что единствено верный путь развития, это установление диктатуры пролетариата, общенародная собственность на средства производства и искоренение эксплуатации человека человеком. Капитализм себя исчерпал. Мы должны понимать, что только Советская власть, только диктатура пролетариата, это единственная возможность обеспечить процветание нашей Родины и достойную жизнь людей. Наемным работникам необходимо создать коммунистическую партию, не дожидаясь когда капиталисты нас окончательно скрутят по рукам и ногам. Только коммунистическая партия способна повести пролетариат за собой, как в 1917 так и сегодня.
Товарищи, вступайте в Союз коммунистов.

comments powered by HyperComments