Петрухин — великий и ужасный

1
Господа Новые Коммунисты не новы в своих приемах опорочить Советское прошлое, но если другие буржуазные идеологи делают это сознательно, то господа петрухины и чижиковы (авторы теории экономического персонализма) делают это, по-видимому, неосознанно или хорошо притворяются, что не понимают.
В.С. Петрухин — http://www.youtube.com/watch?v=Koi9536Eqjk&feature=youtu.be

Оставаясь на словах верными марксистско-ленинской идеологии, твердым последователем которой всю свою жизнь был И.В. Сталин, Новые Коммунисты разрывают единство сталинских и ленинских идей, и вместе с тем подсовывают обывателю единый и неизменный социализм как по форме, так и по содержанию (в период с 1927 по 1991 гг.). Мол, Сталин назвал ленинский государственный капитализм при коммунизме социализмом и последующие руководители страны, вся партноменклатура по инерции и слабоумию следовали субъективному выводу Сталина.

Что же, давайте разбираться.
Еще в 1918 году в мае в своей работе О левом ребячестве и о мелкобуржуазности Ленин говорил:
Не было еще, кажется, такого человека, который, задаваясь вопросом об экономике России, отрицал переходный характер этой экономики. Ни один коммунист не отрицал, кажется, и того, что выражение социалистическая Советская республика означает решимость Советской власти осуществить переход к социализму, а вовсе не признание новых экономических порядков социалистическими.
Но что же значит слово переход? Не означает ли оно, в применении к экономике, что в данном строе есть элементы, частички, кусочки и капитализма, и социализма? Всякий признает, что да. Но не всякий, признавая это, размышляет о том, каковы же именно элементы различных общественно-экономических укладов, имеющиеся налицо в России. А в этом весь гвоздь вопроса.

В 1918 году Ленин отыскал пять элементов различных общественно-экономических укладов в Советской России. Перечислим эти элементы:
1) патриархальное, т. е. в значительной степени натуральное, крестьянское хозяйство,
2) мелкое товарное производство (сюда относится большинство крестьян из тех, кто продает хлеб),
3) частнохозяйственный капитализм,
4) государственный капитализм,
5) социализм.
Россия так велика и так пестра, что все эти различные типы общественно-экономического уклада переплетаются в ней — пояснял нерадивым коммунистам Ленин. Российской экономике нужен был более равномерный уклад, менее пестрый, менее раздробленный. Ленин видел в государственном капитализме естественный, объективный способ обобществления раздробленных производителей. Не будем забывать, что социалистические производственные отношения вытесняли все элементы капиталистических производственных отношений, государство охраняло социализм от посягательств как внешних, так и внутренних врагов.
О том, что государственный монополистический капитализм есть последняя стадия перед социализмом, Ленин писал задолго до октября 1917 года, и в тактике управления государством он придерживался опыта промышленно развитых стран. Но весной 1918 года на севере и востоке страны началась интервенция иностранных государств (Англия, Япония, всего 14), а затем разожженная вторжением гражданская война. Поэтому мирные экономические преобразования пришлось отложить в сторону и дать дорогу военному экономическому управлению, позже названному военным коммунизмом. Только в 1921 году большевики смогли вернуться на путь мирного строительства. Период, начавшийся с отмены продразверстки продналогом вплоть до начала индустриализации, принято считать НЭПом, т.е. периодом Новой Экономической Политики.
Чего же достигла Советская власть к 1924 году? В этом нам поможет доклад И.В.Сталина от 1936 года, в котором генеральный секретарь характеризует положение в СССР в 20-х годах:
Что имели мы в 1924 году?
Это был первый период нэпа, когда Советская власть допустила некоторое оживление капитализма при всемерном развитии социализма, когда она рассчитывала на то, чтобы в ходе соревнования двух систем хозяйства, капиталистической и социалистической, организовать перевес социалистической системы над капиталистической. Задача состояла в том, чтобы в ходе этого соревнования укрепить позиции социализма, добиться ликвидации капиталистических элементов и завершить победу социалистической системы как основной системы народного хозяйства.
Наша промышленность представляла тогда незавидную картину, особенно тяжелая промышленность. Правда, она восстанавливалась понемногу, но далеко еще не довела своей продукции до довоенного уровня. Она базировалась на старой отсталой и небогатой технике. Конечно, она развивалась в сторону социализма. Удельный вес социалистического сектора нашей промышленности составлял тогда около 80 процентов. Но сектор капитализма имел все же за собой не менее 20 процентов промышленности.
Наше сельское хозяйство представляло еще более неприглядную картину. Правда, класс помещиков был уже ликвидирован, но зато класс сельскохозяйственных капиталистов, класс кулаков, представлял еще довольно значительную силу. В целом сельское хозяйство напоминало тогда необъятный океан мелких единоличных крестьянских хозяйств с их отсталой средневековой техникой. В этом океане в виде отдельных точек и островков существовали колхозы и совхозы, которые не имели еще, собственно говоря, сколько-нибудь серьезного значения в нашем народном хозяйстве. Колхозы и совхозы были слабы, а кулак был еще в силе. Мы говорили тогда не о ликвидации кулачества, а об его ограничении.
То же самое надо сказать насчет товарооборота в стране. Социалистический сектор в товарообороте составлял каких-нибудь 5060 процентов, не больше, а все остальное поле было занято купцами, спекулянтами и прочими частниками.
Такова была картина нашей экономики в 1924 году.

Сталин И.В., О проекте Конституции Союза ССР: Доклад на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года
Давайте последуем примеру Ленина и разделим экономику страны на элементы общественно-экономических укладов:
1) патриархальное, т. е. в значительной степени натуральное, крестьянское хозяйство,
2) мелкое товарное производство (сюда относится большинство крестьян из тех, кто продает хлеб),
3) частнохозяйственный капитализм,
4) государственный капитализм,
5) социализм.
Все элементы, которые были в 1918 году, налицо. Что изменилось по сравнению с 1918 годом? Изменилось процентое соотношение элементов экономического уклада. И если в сельском хозяйстве процент социализма невелик, то в торговле он 40-50%, а в промышленности около 80%. Таким образом, социалистический уклад завоевывает под присмотром Советской власти (диктатуры пролетариата) все больше и больше места в многоукладной экономике СССР.
Что мы имеем теперь, в 1936 году?
Если мы имели тогда первый период нэпа, начало нэпа, период некоторого оживления капитализма, то мы имеем теперь последний период нэпа, конец нэпа, период полной ликвидации капитализма во всех сферах народного хозяйства.
Начать хотя бы с того, что наша промышленность выросла за этот период в гигантскую силу. Теперь уже нельзя назвать ее слабой и технически плохо оснащенной. Наоборот, она базируется теперь на новой, богатой современной технике с сильно развитой тяжелой индустрией и еще более развитым машиностроением. Самое же главное в том, что капитализм изгнан вовсе из сферы нашей промышленности, а социалистическая форма производства является теперь безраздельно господствующей системой в области нашей промышленности. Нельзя считать мелочью тот факт, что наша нынешняя социалистическая индустрия с точки зрения объема продукции превосходит индустрию довоенного времени более чем в семь раз.
В области сельского хозяйства вместо океана мелких единоличных крестьянских хозяйств с их слабой техникой и засилием кулака мы имеем теперь самое крупное в мире машинизированное, вооруженное новой техникой производство в виде всеобъемлющей системы колхозов и совхозов. Всем известно, что кулачество в сельском хозяйстве ликвидировано, а сектор мелких единоличных крестьянских хозяйств с его отсталой средневековой техникой занимает теперь незначительное место, причем удельный вес его в сельском хозяйстве в смысле размера посевных площадей составляет не более 23 процентов. Нельзя не отметить тот факт, что колхозы имеют сейчас в своем распоряжении 316 тысяч тракторов мощностью в 5 миллионов 700 тысяч лошадиных сил, а вместе с совхозами имеют свыше 400 тысяч тракторов мощностью в 7 миллионов 580 тысяч лошадиных сил.
Что касается товарооборота в стране, то купцы и спекулянты изгнаны вовсе из этой области. Весь товарооборот находится теперь в руках государства, кооперации и колхозов. Народилась и развилась новая, советская торговля, торговля без спекулянтов, торговля без капиталистов. Таким образом, полная победа социалистической системы во всех сферах народного хозяйства является теперь фактом.
А что это значит? Это значит, что эксплуатация человека человеком уничтожена, ликвидирована, а социалистическая собственность на орудия и средства производства утверждена как незыблемая основа нашего советского общества.
В результате всех этих изменений в области народного хозяйства СССР мы имеем теперь новую, социалистическую экономику, не знающую кризисов и безработицы, не знающую нищеты и разорения и дающую гражданам все возможности для зажиточной и культурной жизни. Таковы в основном изменения, происшедшие в области нашей экономики за период от 1924 года до 1936 года.

Сталин И.В., О проекте Конституции Союза ССР: Доклад на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года
Итак, по ленинским лекалам снова рассмотрим экономику страны и ее элементы. Из элементов общественно-экономических укладов только социализм, как в сельском хозяйстве, так и в промышленности. Мог ли Сталин в данный исторический момент при данных экономических условиях заявить, что полная победа социалистической системы во всех сферах народного хозяйства является теперь фактом? Конечно, мог. Прав ли был Иосиф Виссарионович? Конечно, прав. Была ли та социалистическая система, сложившаяся под руководством Сталина, госкапитализмом при коммунизме, который нам подсовывает Петрухин и Ко? Конечно, нет, его время давно прошло. Государство в СССР было в руках трудящихся, частная собственность на средства производства ликвидирована, капиталистов не стало, поэтому исчезли гнет и эксплуатация масс. Ведь, практически исчезли способы, добывать задаром прибавочную стоимость.
Но, что значит практически? Давайте разбираться дальше. Перенесемся в 1952 год. СССР победил фашизм, освободил Европу от коричневой чумы, восстановился экономически от военной разрухи, обзавелся собственной ядерной бомбой, стал сверхдержавой. В этой, казалось бы, идиллической обстановке, когда половина мира вступала на социалистический путь развития, в разных странах одна за другой происходили социалистические революции, Сталин пишет свою работу Экономические проблемы социализма в СССР. Он обращает внимание советских экономистов на следующие проблемы:
В настоящее время у нас существуют две основные формы социалистического производства: государственная — общенародная, и колхозная, которую нельзя назвать общенародной. В государственных предприятиях средства производства и продукция производства составляют всенародную собственность. В колхозных же предприятиях, хотя средства производства (земля, машины) и принадлежат государству, однако продукция производства составляет собственность отдельных колхозов, так как труд в колхозах, как и семена, — свой собственный, а землей, которая передана колхозам в вечное пользование, колхозы распоряжаются фактически как своей собственностью, несмотря на то, что они не могут ее продать, купить, сдать в аренду или заложить.
Это обстоятельство ведет к тому, что государство может распоряжаться лишь продукцией государственных предприятий, тогда как колхозной продукцией, как своей собственностью, распоряжаются лишь колхозы. Но колхозы не хотят отчуждать своих продуктов иначе как в виде товаров, в обмен на которые они хотят получить нужные им товары. Других экономических связей с городом, кроме товарных, кроме обмена через куплю-продажу, в настоящее время колхозы не приемлют. Поэтому товарное производство и товарооборот являются у нас в настоящее время такой же необходимостью, какой они были, скажем, лет тридцать тому назад, когда Ленин провозгласил необходимость всемерного разворота товарооборота.
Конечно, когда вместо двух основных производственных секторов, государственного и колхозного, появится один всеобъемлющий производственный сектор с правом распоряжаться всей потребительской продукцией страны, товарное обращение с его денежным хозяйством исчезнет, как ненужный элемент народного хозяйства. Но пока этого нет&hellip,

Т.е. из форм собственности на продукты производства (колхозная и общенародная), ведь все средства производства уже были в общенародной собственности, Сталин вычленяет не обобществленный элемент продукцию колхозов (коллективных хозяйств, созданных из объединенных вместе наделов земли, отданных в вечное пользование крестьянам). Так вот, в Советском государстве не весь продукт обобществлялся и распределялся, а только большая его часть. Небольшая часть совокупного продукта страны оставалась у крестьян-колхозников, которые могли продавать его (свой продукт) с выгодой лично для себя на колхозных рынках. Больше такой законной возможности получать прибыль в частный карман в СССР не было ни у кого, несмотря на заверения петрухиных о государственном угнетении. Т.е. последними угнетателями в СССР в 1952 году были колхозники, не все, но последние. Их продукт и хотел обобществить И.В. Сталин окончательно, не насильственно, а с выгодой для колхозов.
Необходимо, во-вторых, путем постепенных переходов, осуществляемых с выгодой для колхозов и, следовательно, для всего общества, поднять колхозную собственность до уровня общенародной собственности, а товарное обращение тоже путем постепенных переходов заменить системой продуктообмена, чтобы центральная власть или другой какой-либо общественно-экономический центр мог охватить всю продукцию общественного производства в интересах общества.
Таким образом, к 1952 году в стране процветал социализм с некоторыми выявленными Сталиным неантагонистическим противоречиями. Сталин неоднократно подчеркивает эти противоречия в своей работе, словно тыкая носом в них будущих советских реформаторов, всех профессоров экономики и Новых Коммунистов заодно:
Поэтому задача руководящих органов состоит в том, чтобы своевременно подметить нарастающие противоречия и вовремя принять меры к их преодолению путем приспособления производственных отношений к росту производительных сил. Это касается прежде всего таких экономических явлений, как групповая — колхозная собственность, товарное обращение. Конечно, в настоящее время эти явления с успехом используются нами для развития социалистического хозяйства и они приносят нашему обществу несомненную пользу. Несомненно, что они будут приносить пользу и в ближайшем будущем. Но было бы непростительной слепотой не видеть, что эти явления вместе с тем уже теперь начинают тормозить мощное развитие наших производительных сил, поскольку они создают препятствия для полного охвата всего народного хозяйства, особенно сельского хозяйства, государственным планированием. Не может быть сомнения, что чем дальше, тем больше будут тормозить эти явления дальнейший рост производительных сил нашей страны. Следовательно, задача состоит в том, чтобы ликвидировать эти противоречия путем постепенного превращения колхозной собственности в общенародную собственность и введения продуктообмена — тоже в порядке постепенности — вместо товарного обращения.
И.В. Сталин в своей работе наметил пути перерастания социализма в коммунизм путем:
1. Ликвидации различных форм собственности (средств производства и продуктов производства) и превращения их в единую общенародную собственность,
2. Ликвидации товарно-денежных отношений во всех сферах экономики и введением прямого продукта обмена.
По соображениям Новых Коммунистов последующее руководство СССР, которое отравило Сталина, было настолько глупо и безынициативно, что продолжало заданное Сталиным инерционное движение в экономике, не смогло перепрыгнуть на твердый берег социализма и докатилось до капитализма. Здесь Петрухин явно врет или не догадывается? Такой посыл возможен, если бы не было вмешательства в сталинскую экономику в течение 38 лет со дня его смерти и до развала СССР, но такие вмешательства были. Для наглядного примера представим себе искусственный спутник Земли, который вывели на орбиту советские ученые. На него влияют разные силы: солнечный ветер, притяжение земли, космический мусор, если в ЦУПе перестанут контролировать и подправлять его орбиту, то спутник рано или поздно рухнет на Землю. Об этом предупреждал Сталин, но чего он не мог предупредить, так это предательство партийного ЦУП, который не только не подправил орбиту советской экономики, но и утопит ее в океане капитализма, как Путин станцию МИР.
Об этом предательстве партноменклатуры Союз Коммунистов писал не раз и не два. Безынициативные, по мнению Петрухина, и тупые, как пробки, генсеки СССР не просто сидели, сложа руки, и ждали пока сталинский спутник рухнет, они рьяно вмешивались в его курс, приближая к неминуемой катастрофе. Вместо обобществления колхозного продукта, колхозы получили собственные средства производства МТС, которые не смогли содержать. Социалистические предприятия были переведены на хозрасчет, тем самым усилилось влияния на экономику товарного производства. Началась продажа средств производства заводам, директора заводов получили доступ к оборотным средствам, получили банковские счета. Обналиченные средства потекли в теневую экономику. Были приняты или отменены многие законы, сдерживающие социалистическую систему от внутреннего разложения. Партноменклатура стала неуязвимой для правоохранительных органов, депутаты Верховного Совета СССР неотзывными. Руководство страной сосредоточилось в руках партии, что и закрепила конституция 1977 года. В 80-х годах началась перестройка, возникли первые кооперативы, к скрытой частной собственности колхозов и промышленных предприятий добавилась узаконенная частная собственность.
В целом это означает, что сталинские последовали использовали выводы вождя мирового пролетариата и сделали все наоборот. Прочтите внимательно, а не как Петрухин, работу Экономические проблемы социализма в СССР и убедитесь в этом сами. Руководством СССР стали поощряться капиталистические тенденции в экономике, а не коммунистические, поэтому капиталистическое содержание стало противоречить социалистической форме. Так, созданные и усиленные искусственно общественно-экономические противоречия разорвали Советский Союз на части под аплодисменты Запада.
Предложения же Новых Коммунистов по экономическому персонализму тоже были в Советском Союзе опробованы. Вспомним ликвидацию Хрущевым министерств и создание областных и краевых совнархозов. Вот, то самое, что предлагают на сегодняшний день Новые Коммунисты. Т.е. община, область, край производят продукцию без централизованного планирования. К чему это привело? К закупке зерна за границей, очередям в магазинах, росте цен и талонам на продукты питания. Все это результат Хрущевской реформы 1961 года.
Вот почему нелепой кажутся попытки Новых коммунистов не замечать сталинские наработки, объединить сталинский период социализма с последующим периодом в единый и неделимый государственный капитализм при коммунизме и отбросить его в сторону, как непригодный. Для чего вместо стройной научной теории Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина выдвигать свою теорию экономического персонализма? Почему Новые Коммунисты боятся государственной собственности на средства производства, даже если во главе страны стоит пролетариат? Зачем они стараются распределить собственность в руки каждому трудящемуся (от каждого по профессии, каждому по прибавочному труду)? Так объяснял истинные причины боязни всего государственного В.И. Ленин еще в 1918 году:
Я воображаю себе, с каким благородным негодованием отшатнется левый коммунист от этих слов и какую убийственную критику направит он перед рабочими против правобольшевистского уклона. Как? В Советской социалистической республике переход к государственному капитализму был бы шагом вперед?.. Это ли не измена социализму? Именно здесь лежит корень экономической ошибки левых коммунистов. Именно на этом пункте надо поэтому подробнее остановиться.
Во-первых, левые коммунисты не поняли, каков именно тот переход от капитализма к социализму, который дает нам право и основание называться социалистической республикой Советов.
Во-вторых, они обнаруживают свою мелкобуржуазность именно тем, что не видят мелкобуржуазной стихии, как главного врага социализма у нас.
В-третьих, выдвигая пугало государственного капитализма, они обнаруживают непонимание Советского государства в его экономическом отличии от буржуазного государства
.
В.И. Ленин, О левом ребячестве и о мелкобуржуазности
Экономическая несостоятельность и интеллигентская мелкобуржуазность: вот эти причины. Стоит добавить, что сегодня в нашей стране возможен поворот к государственному монополистическому капитализму и без помощи коммунистов. Национальная буржуазия, обворованная международной буржуазией, старается найти спасение на своей территории, отгородившись от внешних угроз буржуазным государством, чтобы сохранить нечестно нажитые капиталы. Для этого требуется усиление государственного сектора экономики, укрупнения промышленных предприятий и сельскохозяйственных предприятий до монополий, национализация их буржуазным государством. В таком случае трудящимся массам взявшим власть в свои руки упрощается построение социалистического государства и социалистической экономики, как говорили Маркс и Ленин, т.к. все средства производства будут обобществлены. А господа новые коммунисты предлагают снова персонифицировать собственность, раздать каждому по частичке целого (по ваучеру?), получать прибыль самостоятельно. К чему приведут такие меры, ясно из названия самой теории, вместо экономического обобществления к экономическому персонализму, вместо социализма к мелкособственническому капитализму.
Союз Коммунистов советует не пугаться новым коммунистам государственной собственности при социализме, и не пугать ей обывателей. Лучше зорко следить за работой руководства страной. Для этого необходимо повышать политическую сознательность масс. Снять с коммунистической партии руководящую роль и возложить ее на Верховный Совет трудящихся. Оставить партии лишь идеологическую, направляющую, воспитывающую функции, то, что сделал И.В. Сталин, на XIX Съезде КПСС, но разрушил Хрущев.
Уничтожение классов достигается не путём потухания классовой борьбы, а путём её усиления. Отмирание государства придёт не через ослабление государственной власти, а через её максимальное усиление, необходимое для того, чтобы добить остатки умирающих классов и организовать оборону против капиталистического окружения, которое далеко ещё не уничтожено и не скоро ещё будет уничтожено.
И.В. Сталин, ПСС, Том 13, С. 211.

По мнению Новых Коммунистов догматики (такие как Союз Коммунистов) ведут трудящихся к прошлому, к тому сталинскому социализму, к которому возврата нет. Поэтому они предлагают собственную теорию будущего, основанную на переработке, как им кажется, неудачного советского опыта. Но вместе с неудачным советским опытом, ими выброшен на свалку блестящий по своим достижениям период сталинского управления социалистическим государством. Разве не ясно Новым Коммунистам, что без опоры на последние достижения социализма при Сталине, их переработанный опыт перестройки не стоит и ломаного гроша. Новые коммунисты гадают на кофейной гуще и предлагают народу очередную буржуазную сказку шагнуть от капитализма в никуда. Шагать куда угодно, только не в сталинский СССР, чтобы не прослыть догматиками.
Союз Коммунистов в свою очередь предлагает опереться на социалистическое государство, на диктатуру пролетариата, на ленинский и сталинский опыт и продолжить дальше строительство коммунизма уже по известным лекалам. Союз Коммунистов предлагает подходить творчески не к выводам классиков марксизма-ленинизма, а творчески применять их к конкретным историческим условиям. Если у господ новых коммунистов не хватит ума понять это, то большинству наемных работников, не обремененных буржуазными сказками об экономическом персонализме, хватит ума выбрать правильный путь.
Кирилл Поляков

comments powered by HyperComments