Письмо коммуниста

101

В КПСС я вступал не потому что было модным в то время поветрием. Нам ещё на первом курсе, курсантам военного авиационно-технического училища, предлагали вступить в партию. Многим из нас в 1973 году, только исполнилось восемнадцать. Кто-то подал заявление в партком, думая наверное о военной карьере по примеру наших наставников, кто-то не придал этому предложению должного внимания. Время было спокойное, страна шагала уверенно вперёд, всех ожидало гарантированное будущее. Я считал, что ещё не дорос до звания коммуниста, хотя уже задумывался порой о том — как могут быть коммунистами, люди с барскими замашками и нечистыми руками. Такие встречались везде: в армии, в моем селе, в Новосибирске, где я бывал в гостях у родственников. А вот когда, после окончания училища, окунувшись в повседневную военную службу, я стал ощущать на себе надменное и пренебрежительное отношение командования к техническому персоналу, как к людям второго сорта по сравнению с лётным составом, вот тогда пришло понимание, что люди должны быть равны везде и всегда, независимо от рода занятий.
Унижение человеческого достоинства рядовых граждан начальниками с партийным билетом в кармане всегда вызывало во мне негодование.
И поэтому я вступил в партию коммунистов, чтобы бороться по партийной линии против таких партбилетчиков. Да мало ли с какими изъянами в партийной среде нужно было вести постоянную борьбу в тот период мирной поступи страны по пути в коммунизм? Народ доверял свою жизнь правительству и коммунистам, коммунисты доверяли своим лидерам и вожакам. Мало кто задумывался о том, что партия утрачивала бдительность и клонилась к распаду. На местах коммунисты в своих организациях конечно видели двусмысленность положения и как могли сопротивлялись против морального и политического разложения партии. И я в конце восьмидесятых, будучи освобождённым секретарём партийной организации воинской части, так же боролся за чистоту партии, но оставалась надежда на скорые изменения в руководстве КПСС и партия станет выздоравливать. Но начались в прямом смысле гонения и преследования честных коммунистов, изгнание инакомыслящих парторгов с партийных должностей. Чем больше вскрывалось фактов должностных преступлений и использования служебных обязанностей в личных целях коммунистами-руководителями, тем чаще проводились проверки состояния партийной работы в этих партийных организациях высокими парткомиссиями с определёнными выводами не в пользу партактива. Да, пришлось писать заявление о выходе из КПСС.
Рядовые коммунисты продолжали верить партийному руководству по долголетней привычке. Но в одночасье всё развалилось и страна, и партия.
В то время по воинским частям прошли конвульсии от наступивших «организационно-штатных мероприятий». Бывшие союзные республики забирали своих посланцев из Вооружённых сил СССР. Отказавшись от принятия «украинской присяги», я дослуживал уже в российской армии и только потом осознал масштабы предательства советского народа партийной элитой. Очень долго, с 1989 по 2007 год, я находился в прострации и думаю, что не я один. Многие в этом состоянии анабиоза находятся до сих пор. Надменное и пренебрежительное отношение к людям «новых хозяев» жизни, уже успевших награбить целые состояния и присвоивших себе право распоряжаться судьбами народа, вернули меня к жизни. Конечно я всегда помнил о том, почему вступал в КПСС и считал, что только коммунисты могут возглавить борьбу за человеческое достоинство простого гражданина, а за социалистическую Родину тем более. Нашёл коммунистов по месту жительства и вступил в КПРФ. Опыт партийной работы подсказывал, что КПРФ не использует наступательную тактику, а только ограничивается расширением своего электората на выборах во властные структуры и разъяснением населению преимуществ социализма, надеясь на мирное взятие власти правительством народного доверия. И действительно, во второй половине девяностых складывалась обстановка, благоприятная для перехвата политической власти в стране коммунистами. Я, как и многие люди, недоумевал почему коммунисты не отстояли свое преимущество по итогам выборов президента Р.Ф. Ведь народ ждал, что поступит призыв со стороны КПРФ на защиту своего волеизъявления.
Вступив в партию КПРФ, я активно стал участвовать в работе районного комитета. Наш райком всегда стоял на позиции самостоятельности, не забывая и о принципах демократического централизма. Как случилось, что самостоятельность низовых партийных органов будет противоречить руководящей воле Областного комитета тоже вызывает недоумение. И почему принципы демократического централизма стали вдруг прерогативой лишь Областного парторгана, не говоря уж о Центральном Комитете КПРФ. Много вопросов стало возникать и о принципах подбора и выдвижения кандидатов в депутаты различных органов реакционной власти. ЦК КПРФ привлекает в ряды партии людей совершенно далёких от коммунистических взглядов и выдвигает их кандидатуры на выборы мэров городов и губернаторов, в Государственную Думу РФ. Обкомы, не обсуждая и не терпя возражений со стороны райкомов, выдвигают своих кандидатов, не смотря на их качества и убеждения. Отсюда появились коммунисты-чиновники, торгующие депутатскими местами, берущие взятки и вознаграждения за оказание сомнительных услуг и уступок, якобы остающимися Первыми секретарями Обкомов КПРФ и в это же время подобострастно служа путинскому режиму. И ещё много вопросов возникает по поводу отдачи от коммунистов – депутатов, их полезности для народа, партии в конце концов. А также волнует вопрос: сколько же ещё надо десятков лет, чтобы КПРФ созрела для выдвижения политических требований и решилась на действительно революционные шаги? Выходит, что коммунисты перейдя из КПСС в КПРФ снова стали заложниками своих вожаков, которые заигрались в политические игры и тесно смешались со своими бывшими врагами в общей команде «ночной хоккейной лиги».
Много ещё коммунистов — ветеранов партии и недавно вступивших находятся в заблуждении, что под руководством штрейкбрехерского ЦК КПРФ и лидеров буржуазных коммунистических органов на местах они доживут до добровольной сдачи власти российской дворянской и боярской знатью.

Естественно, мне с перерожденцами и предателями стало дальше не по пути. Только на душе опять горький осадок и обида за «…бесцельно прожитые годы».
Но бороться надо обязательно, начиная с самого начала, за социализм и коммунизм, за достойную жизнь свободных тружеников, братство народов единой большой страны, объединившись вокруг марксистско-ленинской партии, которая будет создана из лучших представителей самого народа.
Этой цели следует оргкомитет Союза коммунистов. Главное – не повторять исторических ошибок и не совершать новых опасных и необдуманных шагов.
Я верю в эту идею, она имеет реальный шанс на успех.

Автор: В.Н.

comments powered by HyperComments