Особенная революционность промышленных рабочих

318

Некоторые деятели, называющие себя «истинными правоверными марксистами», с пеной у небритого рта пытаются доказать, что только те наемные работники, которые непосредственно участвуют в производстве материальных благ представляют собой революционную прослойку. Доказательства их просты – называем любые слова вождей пролетариата постулатами и произносим эти слова почаще, как молитву, чтобы и самим в полной мере в эти слова поверить.
Сюда же следует добавить часто появляющееся в устах отдельных недобросовестных деятелей, высказывание о принципиальном делении труда на интеллектуальный и неинтеллектуальный. Черпают эти «марксисты» свои идеи не где-нибудь, а в трудах основателей марксизма. Одним из таких трудов является «Великий почин» В.И. Ленина.

Этот труд был написан Владимиром Ильичом в 1919 году после успешно проведенных коммунистических субботников московскими рабочими.
Чтобы не ходить вокруг да около, сразу приведу ту цитату, из которой черпают вдохновение вышеупомянутые деятели:

«Диктатура пролетариата, если перевести это латинское, научное, историко-философское выражение на более простой язык, означает вот что:
только определенный класс, именно городские и вообще фабрично-заводские, промышленные рабочие, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за свержение ига капитала, в ходе самого свержения, в борьбе за удержание и укрепление победы, в деле созидания нового, социалистического, общественного строя, во всей борьбе за полное уничтожение классов».

Если это сказал Владимир Ильич Ленин, значит, скорее всего, его словам можно верить, ведь это величайший гений человечества, внесший огромный вклад в развитие человечества.

Однако Ленин, наверное, был тем и силен, как политический деятель, что не признавал никаких авторитетов и относился к марксизму как к науке, которую надо постоянно развивать на основе анализа окружающей действительности.
И, действительно, главным результатом его деятельности стала социалистическая революция в отдельно взятой стране, являющейся наиболее слабым звеном в цепи мирового капиталистического производства. Ленин не стал дожидаться, когда произойдет революция в развитых на тот момент западноевропейских странах или САСШ, и сумел убедить партию, взять курс на совершение социалистической революции в России.

Анализируя текущую международную обстановку и внутриполитическую ситуацию, Ленин понял, что ждать, когда капитализм в России разовьется до определенного уровня губительно для угнетаемых классов, поэтому было принято единственно верное решение: смести власть буржуазии и установить диктатуру пролетариата.
Вернемся к «Великому почину».

Почему же именно городских и, вообще, фабрично-заводских рабочих выделяет Ленин из числа наемных работников в качестве тех, кто способен руководить «всей массой трудящихся»?

Собственно, если мы прочитаем труд до конца, то увидим, что Владимир Ильич сам наиболее полно обосновывает свои слова в следующей фразе:

«Предполагать, что все «трудящиеся» одинаково способны на эту работу, было бы пустейшей фразой или иллюзией допотопного, домарксовского, социалиста. Ибо эта способность не дана сама собой, а вырастает исторически и вырастает только из материальных условий крупного капиталистического производства. Этой способностью обладает, в начале пути от капитализма к социализму, только пролетариат. Он в состоянии совершить лежащую на нем гигантскую задачу, во-первых, потому, что он самый сильный и самый передовой класс цивилизованных обществ; во-вторых, потому, что в наиболее развитых странах он составляет большинство населения; в-третьих, потому, что в отсталых капиталистических странах, вроде России, большинство населения принадлежит к полупролетариям, т. е. к людям, постоянно часть года проводившим по-пролетарски, постоянно снискивающим себе пропитание, в известной части, работой по найму в капиталистических предприятиях».

Итак, пролетариат, по словам Ленина, является самым сильным и передовым классом цивилизованных обществ. Под пролетариатом здесь, конечно, подразумеваются, в основном, рабочие.

И, действительно, в начале ХХ-го века в странах Запада, уже давно и основательно вступивших на путь капитализма, большинство трудящихся являются рабочими. В Великобритании, например, более 50 % населения (без учета колоний).
В России же, думаю, к 1919 году картина не слишком поменялась с 1913 года (данные на основании расчета), когда всех наемных работников было 32,5 млн. человек (19% населения), всех рабочих — 18,2 млн. (10 %), а непосредственно занятых на крупных фабрично-заводских, горных, горнозаводских предприятиях и транспорте, а также в мелкой промышленности — 8 млн. (4,6 %) [1].

Так почему же именно фабрично-заводские рабочие могут осуществлять диктатуру пролетариата? Именно, потому, что они не только являются наемными работниками, но еще и представляют собой хорошо организованные массы трудящихся, сконцентрированные в одном месте (тысячи рабочих на одном предприятии) в условиях, когда производство носит общественный характер.
Остальные наемные работники и, уж тем более полупролетарии, такими качествами не обладают.

Кроме того, рабочие в то время, это еще и наиболее образованные наемные работники, так как растущее производство все больше и больше требует высококвалифицированного труда.

Количество же наемных работников, занимающихся непосредственно интеллектуальным трудом (например, инженеров) ничтожно, а многие из них ввиду ряда причин (в т.ч. доступность образования) относились до революции к привилегированным сословиям.

Добавлю также, что в сельской местности нет крупных предприятий, так как для таких предприятий требуется большое количество рабочих, которых негде взять на селе, соответственно вышеуказанные качества к рабочим в сельской местности не относятся.

Таким образом, Ленин был абсолютно прав, что в деле строительства коммунизма, опираться следует именно на городских и, вообще, фабрично-заводских рабочих.
Кстати, в «Великом почине» вы не увидите ни слова о том, что ключевую (или хоть какую-то) роль в выборе указанных выше рабочих сыграло непосредственное участие в материальном производстве или неинтеллектуальный труд.

Единственное, о чем он упоминает, используя слово «материальное», это о том, что «эта новая дисциплина … вырастает из материальных условий крупного капиталистического производства, только из них». То есть, смысл совсем другой.

Можем ли мы прямо применять слова Ленина, сказанные в «Великом почине» к реалиям сегодняшнего дня?
В России (как и в остальном мире) капиталистическими отношениями охвачено 99,9 % населения. Число наемных работников составляет более 90 % населения (если считать с членами семей).
Мир полностью поделился на буржуазию (класс угнетателей) и наемных работников (класс угнетаемых).
Нынешние наемные работники в большинстве своем обладают, как минимум средним профессиональным образованием — 35 % населения в возрасте 15 лет и более, высшее – 26 %, включая неполное высшее. То есть, 60 % наемных работников являются квалифицированными кадрами [2].

Сам труд стал гораздо более интеллектуальным по сравнению с трудом столетней давности. У многих наемных работников (будь то рабочий или инженер) рабочее место включает в себя ЭВМ. Если брать непосредственно промышленность, то следует отметить, что в производстве уже давно используют числовое программное управление и роботов, постоянно появляются новые технологии, требующие высочайшей квалификации. Неинтеллектуальный труд постепенно исчезает, а грань между интеллектуальным и неинтеллектуальным трудом становится настолько иллюзорной, что продолжает жить только в головах отдельных деятелей, застрявших в своих мыслях в начале прошлого века.

То, что промышленные рабочие находятся в непосредственной близости к материальным результатам их труда, вовсе не делает их революционной прослойкой. Капиталист, владеющий средствами производства, может, вообще, постоянно находиться на другом конце Земли (ТРЦ «Зимняя вишня»), быть трудно выявляемым (аэропорт «Домодедово») и никак непосредственно не взаимодействовать со своими наемными работниками. Процесс отчуждения прибавочного продукта, вообще, никак рабочих не касается, так как в результате децентрализации производства и разрыва (изоляции) производственных цепочек, рабочие, зачастую, не видят результатов своего собственного труда. Иными словами, в условиях либерального глобализма, когда все занимаются всем, очень трудно выделить прибавочную стоимость конкретных рабочих.

Таким образом, тот факт, что рабочие, занятые на материальном производстве, получают заработную плату условно из своего прибавочного продукта, но, в то же время, из рук буржуазии, а другие наемные работники тоже из рук буржуазии, но за счет прибавочного продукта рабочих, занятых на материальном производстве, вовсе не делает первых более революционными, чем вторых, так как результатов своего труда не видят ни те, ни другие, а материальное производство в нынешних условиях также зависит от нематериального, как и нематериальное от материального (уж простите за тавтологию).

Кстати, промышленные рабочие в настоящее время, все чаще, наоборот, оказываются реакционными. Это, конечно, не показатель, но очень примечательный момент. Как пример, послание рабочих Уралвагонзавода Путину в декабре 2011 года.
Именно, ввиду того, что капиталистическими отношениями охвачено все население нашей страны, непосредственно промышленное (материальное) производство постепенно утрачивает общественный характер, почти любой труд наемных работников является так или иначе интеллектуальным, мы можем сделать вывод, что слова Ленина по поводу фабрично-заводских рабочих в современных условиях неприменимы.

Марксизм-ленинизм остается наукой, а науку необходимо творчески развивать. Развитие науки – это не ревизионизм, а осознанная необходимость. Так, давайте же, товарищи, отбросим ненужные догмы, и начнем двигаться вперед к нашей общей цели – коммунизму.

Ссылки:
[1]Россия 1913 год. Статистико-документальный справочник. СПб., 1995
[2]http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/Documents/vol11/pub-11-2-1.pdf

comments powered by HyperComments