Фальшивые ноты «Красной симфонии». Часть 1

294

Недавно с товарищем я имел интересный разговор. Суть его свелась к обсуждению вопроса о природе производственного и финансового капиталов, имеют ли они родственное происхождение и сходные интересы, или их цели и задачи различны, как и источники возникновения.

Мой товарищ зачитал мне отрывок из произведения под названием «Красная симфония», которое представляется современными националистами исключительно ничуть не менее чем подлинник протокола допроса Христиана Раковского, реального исторического персонажа, расстрелянного в 1941-м году. Данный опус был опубликован в фашистской Испании в 1952 году. Рискну предположить, что целью было наглядно продемонстрировать западноевропейским аборигенам, слепо верующим в мощь всемогущего Кесаря Франко, абсурдность и двуличие марксизма. Дискредитировать при этом СССР, показав хищный металлический оскал советского ОГПУ, тоже, наверное, хотелось. Ну и если удастся заронить зерно сомненья в умы искренних, но имеющих слабую теоретическую подготовку, товарищей, то вообще чудесно.

Интерес для нас представляет та часть беседы двух героев этого художественного произведения, в котором автор раскрывает читателю «страшную тайну». Оказывается, финансовый капитал (он же финансовый интернационал, он же Гора, он же Жора) и интернационал коммунистический, имеют союзнические интересы и исходят в своём целеполагании из одинаковых предпосылок.

Я не буду останавливаться на тех нечистоплотных передергиваниях и недобросовестных полемических приемах, которые использует автор сего произведения, вкладывая их в уста своих героев. Даже поверхностного взгляда достаточно, чтобы стало очевидным постоянное повторение ни разу не доказанных логических связок, дабы направить читателя на путь по зыбкому полю ложных терминов и лживых смыслов. Очевидно наведение морока и постоянные намеки на тайное знание и недостаточную осведомленность читателя. Очевидны апелляции к вере, основанной на истине авторитетов. Очевидна попытка манипуляции и воздействия на эмоции читателя.

Этих глупостей, подлостей и нелепостей в тексте находится с избытком, мы же рассмотрим некоторые, показавшиеся наиболее неочевидными, лежащие в основе тезисов, на которые опирается картина, выстраиваемая в данном произведении. Предлагаю извлечь из каркаса этого, как кому-то кажется, стройного здания, краеугольные камни. Тогда остальная конструкция развалится сама собой, рухнет под тяжестью нагромождённых автором умствований и умолчаний.

Часть первая. Демагогия и прямой обман.

К. — С небольшой разницей, Раковский, сейчас у нас не царь, а социализм.
Р. — И что, вы в это верите?
К. — Во что?
Р. — В существование социализма в СССР?
К. — А что, Советский Союз не социалистический?
Р. — Для меня — только в названии. Это здесь, где мы находим настоящие причины для оппозиции. Согласитесь со мной, логически вы должны согласиться, что теоретически, рационально, мы имеем такое же право сказать «нет», как и Сталин — «да». И если, чтобы восторжествовал Коммунизм, пораженчество оправдано, то тот, кто рассматривает Коммунизм, имеет те же права, как и Ленин, быть пораженцем.

Проведем анализ указанного фрагмента. Раковский утверждает, опять же через полунамеки, но стиль в данном случае неважен, в смысловом плане он именно утверждает, что Советский Союз — не социалистическое государство.

Кузьмин предлагает ему обосновать свою позицию и предложить свои аргументы, на основании которых Раковский делает столь пафосное и странное заключение. В ответ на это Раковский начинает рассказывать сказки, про пораженчество как способ достижения глобальных целей и диалектическую двойственность мироздания. Но в чем именно заключается отсутствие социализма в Советском Союзе так и не сказано ни единого слова. Можно перечитать весь этот памфлет от начала и до конца, но по этому поводу мы ничего конкретного более не услышим. Для справки пометим, что во время издания книги социалистическим считалось государство с запретом частной собственности на средства производства, как средства эксплуатации человека человеком. Это вполне четкий понятный критерий, который совсем не сложно приложить к любому изучаемому объекту дабы сличить действительность и эталон. Вообще социализм — сложный термин, который имеет свою историю. Его значение менялось в различные эпохи. У Энгельса есть работа «Развитие социализма от утопии к науке», где раскрывается появление и развитие этого направления гуманистической и философской мысли. Непростой путь от мечтательных грез Томаса Мора и Томмазо Кампанеллы, через умозрительные утопические картины Сен-Симона, Фурье и Оуэна, до выверенности и строгой научности Маркса.

Но автор тут говорит о каком-то своем, абсолютно упругом сферическом троцкистском социализме в вакууме, про который никто не знает и которого в Советском Союзе видимо нет. Это может быть даже кому-то и интересно, но каким образом сии плоды больного воображения автора относятся к общепринятому термину «социалистическое государство», к вполне конкретному государству СССР и связи, которую между ними можно обоснованно установить? Непредвзятый исследователь, сопоставив одно с другим, будет вынужден признать, что СССР является социалистическим государством в полном соответствии с определением.

***

Такой его был вкрадчивый метод, убедить капиталистов в том, что капитализм есть, и что коммунизм будет торжествовать над ним в результате врождённого идиотизма. Потому что без провозглашения врождённого идиотизма экономики у Карла Маркса не получались никакие противоречия. Превратить Человека Думающего (Homo sapiens) в Человека Недумающего (homo stultum) — это надо, знаете, было Марксу уметь, и обладать магической силой, чтобы обратить Человека обратно в скотину, в животного.

Разберем кратко новый перл автора: «без провозглашения врождённого идиотизма экономики у Карла Маркса не получались никакие противоречия». Нам вновь довольно трудно разобрать клубок путанной софистики и внутренне противоречивую терминологию автора, но мы приложим все усилия.

Постулируется, что экономика, как результат совместной деятельности экономических субъектов, может обладать противоречиями только при условии «врождённого идиотизма». В чём состоит значение термина «врождённый идиотизм», можно только гадать, но смею предположить, что подразумевается нерациональное и нецелесообразное поведение участников экономического процесса. То есть заявляется, что противоречия априори невозможны, если все участники действуют рационально. Проще говоря, нам снова скармливают старую как мир байку про невидимую руку рынка, которая, всё сама исправит. На полном серьезе предлагают поверить в некоего экономического бога, со всей свойственной ему метафизичностью, этакую Мамону. Это уже, простите, ни в какие ворота, — это, изволите ли видеть, не протокол допроса, а анамнез судебного психиатра.

Допустим, что автор текста искренний либерал, истинно верующий в Золотого Тельца. Пусть так, но, книга «Красная Симфония» увидела свет в 1952 году, поэтому диспут о предпочтительности той или иной экономической модели – разговор в пользу бедных. В сентябрьском номере журнала «National Business» за 1953 год в статье Герберта Гарриса «Русские догоняют нас» отмечалось, что СССР по темпам роста экономической мощи опережает любую страну, и что в настоящее время темпы роста промышленного производства в СССР в 2-3 раза выше, чем в США. Годом ранее кандидат в президенты США Стивенсон оценивал положение таким образом, что если темпы роста производства в Советской России сохранятся, то к 1970 году объем русского производства в 3-4 раза превысит американский. Заметим к слову, что речь, с одной стороны идёт о стране, получившей от Второй Мировой войны максимальную выгоду, а с другой, о стране, принесшей на алтарь Победы в Великой Отечественной войне наибольшие жертвы.

Расчёт на экономическую безграмотность читателя имеет следствием прямой подлог. Автор утверждает, что присущие капиталистической формации противоречия проистекают из аксиомы об «идиотичности», то есть из нерациональности поведения участников рынка, действующих вопреки здравому смыслу и своим интересам. Таковая логическая цепочка приписывается автором Марксу. Однако, давайте посмотрим и оценим те цитаты, которые мы навскидку надёргали из первого тома его бессмертного научного труда.

Но форма цены не только допускает возможность количественного несовпадения величины стоимости с ценой, т. е. величины стоимости с ее собственным денежным выражением, – она может скрывать в себе качественное противоречие, вследствие чего цена вообще перестает быть выражением стоимости, хотя деньги представляют собой лишь форму стоимости товаров…
…Мы видели, что процесс обмена товаров заключает в себе противоречащие и исключающие друг друга отношения. Развитие товара не снимает этих противоречий, но создает форму для их движения. Таков и вообще тот метод, при помощи которого разрешаются действительные противоречия. Так, например, в том, что одно тело непрерывно падает на другое и непрерывно же удаляется от последнего, заключается противоречие…
Когда внешнее обособление внутренне несамостоятельных, т. е. дополняющих друг друга, процессов достигает определенного пункта, то единство их обнаруживается насильственно – в форме кризиса. Имманентная товару противоположность потребительной стоимости и стоимости, противоположность частного труда, который в то же время должен выразить себя в качестве труда непосредственно общественного, противоположность особенного и конкретного труда, который в то же время имеет значение лишь труда абстрактно всеобщего, противоположность персонификации вещей и овеществления лиц – это имманентное противоречие получает в противоположностях товарного метаморфоза развитые формы своего движения. Следовательно, уже эти формы заключают в себе возможность – однако только возможность – кризисов. Превращение этой возможности в действительность требует целой совокупности отношений, которые в рамках простого товарного обращения вовсе еще не существуют.
Карл Маркс. «Капитал». Том I

В исследованиях Маркса содержится не одна сотня примеров и доказательств нерациональности происходящих процессов, которые проистекают из самой природы капитализма, а не из чьей-то глупости.

Давайте на указанном примере разберем не только предложенную нам фактуру, но и метод, который использует автор для изложения своих представлений.

Для дискредитации идей Марксизма автор опровергает не тезисы Маркса, а какую-то чушь, которую он присваивает Марксу. Это канонический прием нечестных полемистов и демагогов, известен со времен античности, называется «Подмена тезиса» или Ignoratio elenchi, если по латыни. В английском за данным приемом закрепилось более образное название strawman fallacy, или “ошибка соломенного пугала”. Это метафорическое название вполне раскрывает сущность данного приема, где диспутант опровергает не тезис оппонента, а приписывает оппоненту заведомо ложный тезис, который оппонент на самом деле вовсе не декларировал (нередко для этой цели выдергивают слова оппонента из контекста), а потом блестяще опровергает этот тезис, сражаясь не с противником, а с соломенным болваном.

Пример такого подхода:
Исходный тезис: «Человеку нужно спать».
Опровержение: «Если человек будет все время спать, то у него не останется времени на жизнь».
Тут мы видим, как опровергнуто утверждение «Человеку нужно все время спать», которое заведомо ошибочно и отлично от исходного утверждения.

По аналогии с приведенным выше примером автор строит свою логическую цепочку:
Исходный тезис: «Противоречия присущи капитализму»
Опровержение: «Люди в целом разумны, поэтому противоречия не обязательно присущи капитализму»
Опровергнуто утверждение «Противоречия присущие капитализму, проистекают из глупости отдельных личностей», которое заведомо ошибочно и отлично от исходного утверждения.

Для придания убедительности своему выводу и запутывания читателя автор применяет уловку в виде представления сокращенных силлогизмов, в котором заведомо нелепые элементы пропускаются, но подразумеваются с помощью полунамеков и наводящих вопросов. Для опровержения вынуждены обратиться к учебнику логики, в котором показано, что для разоблачения “шулерских” приемов доказывания надо просто достроить суждения до полного силлогизма.

***

Таков был категорический императив Маркса – революционный, а не научный. Революционер и конспиратор никогда не откроет причину своего триумфа для противника. Он никогда не выдаст информации. Он даст дезинформацию, которую и вы используете в своей работе, не так ли?

Нет, не так. Конспиратор не будет разглашать верную информацию, если она может помочь противнику, но он никогда не будет утаивать достоверные данные, если их разглашение гарантированно ослабит оппонента. Любой специалист по вербовке вам скажет, что для достижения своих целей лучше всего использовать ту информацию, которая даст гарантированный результат. А верна она, или не верна — не важно по сути. Главное, чтобы она работала.

Давайте сперва немного разберемся в терминах.
КОНСПИРАЦИЯ — Методы, применяемые организацией для сохранения в тайне ее деятельности.

ДЕЗИНФОРМАЦИЯ — Меры, принимаемые с тем, чтобы ввести противника в заблуждение. Цель достигается при помощи манипулирования имеющимися данными, их искажения или подделки, что приводит к формированию у врага превратного представления о том или ином событии или операции.

ПРОПАГАНДА (от лат. Propago — «распространяю») — открытое распространение взглядов, фактов, аргументов и других сведений, в том числе намеренно искажённых и вводящих в заблуждение, для формирования общественного мнения или иных целей, преследуемых пропагандистами. Планомерное использование любого средства общения для воздействия с определенной целью на ум, чувства и поведение данной группы людей.

АГИТАЦИЯ (от лат. agitatio — приведение в движение) — пропагандистская деятельность с целью побуждения к активности отдельных групп или широких масс населения. Отличается разнообразием устных, печатных и аудиовизуальных средств и является распространенным инструментом политической борьбы.

Маркс был революционером, и мог использовать конспирацию для сокрытия аспектов своей деятельности, вел пропаганду и агитировал. Но пропагандировать, то есть распространять, можно любую информацию. Сам факт распространения информации никак не опровергает и не доказывает ее истинность. Наличие оппонентов, от которых необходимо скрывать свои планы, а так же умение это делать, не доказывают и не опровергают ничего, это просто никак не связано, одно с другим.

Ложь и обман могут широко тиражироваться и открыто распространятся, убедиться в этом может любой желающий путем крайне несложного эксперимента — включить телевизор и послушать, как описывают нам ситуацию в стране и в мире на центральных каналах. При этом тайно и по секрету также могут вливать в уши несчастной жертвы совершеннейшую чушь, проверить это тоже совершенно несложно — сходите в любую тоталитарную секту или к зазывалам в сетевой маркетинг.

***

Он заявляет о необходимости и неизбежности капиталистических противоречий, доказывая наличие прибавочной стоимости и накопления, т.е. доказывает реально существующее. Он ловко придумывает, что большей концентрации средств производства соответствует большая масса пролетариата, большая сила для построения коммунизма, ведь так?.. Теперь дальше: одновременно с этим заявлением он учреждает Интернационал. А Интернационал является в деле ежедневной борьбы классов «реформистом», т. е. организацией, предназначенной для ограничения добавочной стоимости и, где возможно, упразднения ее. Поэтому, объективно, Интернационал — это организация контрреволюционная и антикоммунистическая — по теории Маркса….

Маркс отрицал мирный путь построения социализма, веру в то, что пролетариат ежедневной экономической борьбой улучшает себе условия труда, вплоть до полного благорастворения с буржуазией. Это наивные мечтания, с которыми коммунисты боролись тогда, борются и сейчас.

Задача Интернационала, не «ограничения добавочной стоимости и, где возможно, упразднения ее», но объединение пролетариата и подготовка пролетарской революции.

Предпосылки революционной ситуации создает правящий класс, угнетая пролетариат. Именно он имеет возможность управлять и принимать решения.

В итоге в данном фрагменте мы вновь видим прямой подлог и попытку запутать читателя.

Забастовка — это уже попытка революционной мобилизации. Независимо от того, победит ли она или провалится — ее экономическое воздействие анархично. В результате, это средство для улучшения экономического положения одного класса несет в себе обеднение экономики вообще; каковы бы ни были размеры и результаты забастовки, она всегда приносит урон продукции. Общий результат: больше нищеты, от которой не освобождается рабочий класс. Это уже кое-что. Но это не единственный результат и не главный. Как мы знаем, единственная цель всякой борьбы в экономической области — больше заработать, а работать меньше. Таков экономический абсурд, а по нашей терминологии, таково противоречие, не примеченное массами, ослепленными на какой-то момент повышением жалованья, тут же автоматически аннулируемым повышением цен. И если цены ограничиваются при содействии государства, то происходит то же самое, т. е. противоречие между желанием расходовать больше, производя меньше, обусловливается здесь денежной инфляцией. И так создается порочный круг: забастовка, голод, инфляция, голод.

Тут явно чувствуется здравая критика. Действительно, при условии власти капитала какой смысл имеет борьба за увеличение номинального денежного выражения оплаты труда? Ведь данное достижение, полученное в результате тяжелой борьбы, мгновенно обесцениться власть держащими путем обесценивания денег. И подается данное замечание, с видом тайного знания, сокрытого для непосвященных.

Вот только есть одно «но». Данную критику можно совершенно справедливо адресовать либеральным тред-юнионам в Англии, «экономистам» в Российской Империи, массе иных оппортунистов.

«Его политическая сущность сводилась к программе: рабочим — экономическая, либералам — политическая борьба»

Бесперспективность данного подхода раскрывал как сам Маркс, так и его последователи, объясняя, что любое повышение зарплат будет мгновенно нивелироваться повышением цен. А потому выдвижение чисто экономических требований не просто бесполезно, но даже вредит делу революции. Поскольку позволяет правящему классу канализировать протест в безопасное для себя русло.

Тактика Маркса заключалась в том, чтобы в процессе кропотливой идейно-воспитательной работы и практической революционной деятельности освободить рабочие массы от политического влияния буржуазии, от идеологии либерального тред-юнионизма, завоевать тред-юнионы изнутри и сплотить их под революционным знаменем Интернационала.

В Учредительном манифесте Международного товарищества рабочих в доступной форме, на конкретном английском материале был изложен открытый Марксом всеобщий закон капиталистического накопления, закон относительного и абсолютного обнищания рабочего класса, теоретически обоснованный в первом томе «Капитала». В манифесте разоблачался миф о «счастливой эре» свободы торговли, миф, столь раздутый и разукрашенный либералами и либеральными тред-юнионистами. От разъяснения повседневных экономических явлений манифест подводил рабочих к задачам политической борьбы.

Временный Устав Международного товарищества рабочих также включал в себя важнейшие программные положения: о соотношении между экономической и политической борьбой рабочего класса, о конечной цели его борьбы, о том, что решающее значение для ее успеха имеют солидарность между рабочими различных отраслей труда в каждой стране и братский союз между пролетариями разных стран.
Устав подчеркивал, что для своего социального освобождения рабочий класс должен вести политическую борьбу, но ее необходимо рассматривать как средство осуществления конечной цели — уничтожения эксплуатации человека человеком.

«Завоевание политической власти стало поэтому великою обязанностью рабочего класса… Один из элементов успеха — численность — у рабочих уже есть; но численность только тогда решает дело, когда она объединена организацией и когда ею руководит знание»

Дмитрий Диденко (Хабаровск)

Продолжение следует.

comments powered by HyperComments