Карл Маркс: с самого начала, без наветов и искажений. Часть 3

5

Существует такая странная идея, что Маркс изобрел политэкономию, и политэкономия — это именно то, что изобрел Маркс. Здесь, конечно, можно спорить, что существует политэкономия неправильная, и та, которая у Маркса (ну, или наоборот — с точки зрения противников Маркса), но в результате на практике и получается полное запутывание со странными выводами.

Чтобы не путаться, давайте, во-первых, вспомним, что основная работа Маркса называется Капитал: критика политической экономии, а во-вторых, договоримся в дальнейшем раздел науки, основанный Марксом, называть Марксизмом.
Весьма значительная часть работы Маркса — как очевидно из названия — разбор основных положений той самой политэкономии, но Марксизм и политэкономия — принципиально разные вещи. Как алхимия и химия, хотя и там, и там смешивают разные вещества, производят с ними какие-то операции, а потом смотрят: что получилось.
Так и своих работах Маркс, естественно, рассматривает различные идеи из буржуазных политэкономических теорий, но это не значит, что они все принадлежат Марксу, и то, что Маркс с ними хотя бы согласен. Вот это и есть основная ошибка: написано у Маркса — значит, принадлежит Марксу. И даже, если Маркс говорит, что это — работает — это не означает, что Маркс рекомендует так делать. Просто полученный вывод будет использоваться в дальнейших исследованиях.
Поэтому при изучении Марксизма и работ самого Маркса требуется постоянная внимательность: что именно в данный момент разбирается, кому это утверждение или термин принадлежит, с какой целью разбирается, и какие заданы граничные условия.
Тем более, Маркс достаточно часто подчеркивает, что рассматривает именно отношения в буржуазном обществе, тем самым явно задавая определенные ограничения.
Если Вы пытаетесь проверить/воспроизвести его выводы самостоятельно — точно так же требуется внимательность.
Есть еще одна проблема в том, что, как указывает Энгельс, Маркс избегает давать однозначные формулировки, поскольку рассматривает процессы, происходящие в обществе, изменяющиеся в соответствии с изменениями самого общества. И здесь, опять же, помочь может только внимательность.
Что же такое политэкономия, а что такое Марксизм, и чем они отличаются? Давайте, разбираться.
Traite deconomie politique — это памфлет, написанный в 1615 Антуаном Монкретьеном. Название его, как и положено памфлетам, представляет собой игру слов, имеющую некий вполне определенный смысл для современников, но туманный для нас, так что адекватно перевести его мы сейчас вряд ли сможем, и вынуждены довольствоваться калькой политэкономия, просто как наиболее благозвучной. Сам же памфлет сводился в общем-то к тому, что во Франции надо поднять пошлины на английские товары.
Не вполне понятна причина, почему разного рода философы и философы, попытавшиеся к концу 18-го века создать некую новую науку, выбрали для нее именно это название, но тем не менее, выбрали именно его. Нам же интересно, что это за наука такая, и что у них получилось.
А получилось, прямо скажем, не очень. То есть, им удалось накопить некоторый фактический материал, но вот уже правильно поставить вопросы, которыми должна была заниматься новая наука — не получилось.
Что такое деньги, откуда они возникают, и как сделать так, чтобы их возникало еще больше. На первую часть вопроса Адам Смит, например, тут же дал совершенно верный ответ, но за отсутствием практического смысла пошел дальше, и получил еще четыре ответа, каждый из которых противоречит остальным.
Рикардо, не согласившись со Смитом, получил собственные восемь вариантов ответов.
Впрочем, с фактами дело обстоит не сильно лучше. Желающие могут начать прямо с предисловия Адама Смита, только внимательно прочтите, и оценить сами. Например:

…так что работник даже низшего и беднейшего разряда, если он бережлив и трудолюбив, может пользоваться большим количеством предметов необходимости и удобств жизни, чем какой бы то ни было дикарь.

А. Смит

При том, что таковым дикарем объявлены, например, все жители Тартарии — то есть — России, а в цивилизованной Англии действует так называемый Закон о бедных. То, что в Тартарии расслоение по имуществу и доходам ни чуть не меньше, чем в Англии — его ни сколько не интересует, а заключенные английских работных домов просто попали в категорию недостаточно трудолюбивых.
Далее, взятые для примера абсолютно произвольные цифры объемов и стоимости грузоперевозок на следующем шаге становятся фактом, а данные об изменениях цен на зерно, верные для нескольких десятков лет, и одного единственного региона — тем, что было всегда.
Ни какой проблемы для ученых ни столь вольное обращение с фактами, ни противоречивые выводы — не составили, поскольку стоило лишь объявить что-либо, например естественным, или справедливым, или соответствующим морали, божественному замыслу и т.д., или возникающим из самое себя — и утверждение считается доказанным.
Справедливости ради, как любят говорить представители классической политэкономии — так вот этой самой справедливости ради следует отметить, что ряд важных наблюдений все же был сделан: в основном это касается перехода общинной собственности в частную, и ренты, но поскольку адекватных вопросов не ставилось, то и выводов адекватных не последовало.
Кончилось все тем, что Кейнc был вынужден признать:

Существуют две теории денег, одна для первого тома учебника экономики, а другая для второго тома, и никого не волнует, что это разные теории денег, мало связанные между собой.

Д.М.Кейнс

После чего соорудил коробку с инструментами, позволяющую объяснить все, что угодно, так, как требуется заказчику. Что, однако, ни чуть не помешало современным кризисам и пузырям возникать и лопаться.
Примерно такие же результаты, как у Кейнса с кризисами, получались от попыток применения теоретических наработок ранних представителей классической политэкономии в деятельности разнообразных правительственных учреждений и во времена Маркса. Что и побудило Маркса заняться собственными исследованиями.
Продолжение следует…

comments powered by HyperComments