Непротивление злу

51


Меня всегда мучил вопрос, откуда у наёмных работников берутся мысли о том, что с капитализмом можно бороться, на самом деле с ним не борясь, то есть фактически ожидая, что социализм придет сам собой. Надо только набраться терпения и ждать, ждать, ждать и верить…
Наверное, основной причиной появления таких мыслей, а следом и действий, вернее бездействий, является страх. Страх осознать свои настоящие классовые возможности. В общем, перечитайте ещё раз стихотворение К. Чуковского «Тараканище», найдете много актуального и интересного.
Страх перед капиталистами оборачивается служением капитализму и имеет много ипостасей. Одна из них – движение под названием «толстовцы». Уже само название говорит о том, что это последователи Льва Толстого, а точнее его полурелигиозного учения о «непротивлении злу», пропагандирующее в том числе, элементы анархизма.
Ещё до Октябрьской революции, приверженцы этого учения появились на территории страны и стали строить отдельные колонии для совместного проживания. В первую очередь толстовцы исповедовали пацифизм во всех его проявлениях: нельзя причинять вред другим людям, в том числе и на войне, нельзя отвечать на зло насилием и т.д. Казалось бы, мирные люди хотят спокойно жить и здравствовать, возделывать землю, никому не мешают, что в этом плохого?
Однако не все так просто.
Представим себе ситуацию, что вы стали свидетелем совершающегося на ваших глазах преступления. Своим бездействием вы потакаете преступнику и позволяете преступлению совершиться (на такой случай, даже, в уголовном кодексе есть отдельная статья). А если вы ещё и остальных агитируете бездействовать?
Но это все частности.
Гораздо большую опасность несёт бездействие (или пропаганда бездействия) в условиях, когда такое бездействие угрожает безопасности всего общества.
Дело в том, что диктатура пролетариата – это единственная форма организованной борьбы трудящихся с буржуазией. Как можно классифицировать позицию членов общества, которые не хотят трудиться на общее благо (коммунизм) и бороться с захватчиками (во время ВОв), при этом, преспокойно проживая внутри пролетарского
государства и пользуясь защитой этого государства?
Это можно смело назвать паразитизмом на теле трудового народа. А что делают с паразитами? Правильно, уничтожают, как класс.
Учитывая всё выше сказанное, толстовцев и им подобные секты, можно классифицировать, как чуждые советскому обществу паразитические буржуазные элементы. Пересказывать все перипетии жизни этой секты я не собираюсь.

Добавлю только, что сначала Советскую власть толстовцы, вообще, не интересовали. Однако постепенно их стали заставлять платить налоги и подчиняться советскому законодательству (что видимо, им очень не понравилось), как и любые другие хозяйствующие субъекты. И только после этого начала вскрываться их истинная контрреволюционная сущность, терпеть которую Советская власть не собиралась.
Таким образом, если вы живете в пролетарском государстве, пользуетесь общественными благами, достигнутыми за счёт провозглашения социализма (а возможно и за счет большого количества жертв), но при этом отказываетесь вносить свой вклад в дело строительства коммунизма, обосабливаетесь, пропагандируете вредные для советского общества идеи, прикрываясь мирными лозунгами, то будьте добры за это ответить.
Товарищи, не ждите, что социализм придёт сам собой, не уподобляйтесь всевозможным «непротивленцам» и прочим анархистам, описанным в этой статье, вступайте в борьбу уже сейчас — пишите на почту Informledokol@gmail.com.

Кстати, давайте вспомним, что Ленин говорил о Толстом. Привожу цитату: «Противоречия в произведениях, взглядах, учениях, в школе Толстого, действительно кричащие. С одной стороны, гениальный художник, давший не только несравненные картины русской жизни, но и первоклассные произведения мировой литературы. С другой
стороны — помещик, юродствующий во Христе. С одной стороны — замечательно сильный, непосредственный и искренний протест против общественной лжи и фальши, — с другой стороны, «толстовец», т.-е. истасканный, истеричный хлюпик, называемый русским интеллигентом, который, публично бия себя в грудь, говорит: «я скверный, я гадкий, но я занимаюсь нравственным самоусовершенствованием; я не кушаю больше мяса и питаюсь теперь рисовыми котлетками». С одной стороны, беспощадная критика капиталистической эксплуатации, разоблачение правительственных насилий, комедии суда и государственного управления, вскрытие всей глубины противоречий между ростом богатства и завоеваниями цивилизации и ростом нищеты, одичалости и мучений рабочих масс; с другой стороны, — юродивая проповедь «непротивления злу» насилием. С одной стороны, самый трезвый реализм, срывание всех и всяческих масок; — с другой стороны, проповедь одной из самых гнусных вещей, какие только есть на свете, именно: религии, стремление поставить на место попов по казенной должности попов по нравственному убеждению, т.-е. культивирование самой утонченной и потому особенно омерзительной поповщины. Поистине
Ты и убогая, ты и обильная,
Ты и могучая, ты и бессильная
— Матушка Русь!» [1]
Думайте, товарищи!

Артур

[1] Ленин, Сочинения, т. XII, стр. 332

comments powered by HyperComments