Международное положение с Яковом Кедми от 10 июня 2018 года в тексте.

107

М.А – Марк Анатольевич Соркин
Я.И – Яков Иосифович Кедми

М.А: Здравствуйте, уважаемые читатели, и зрители информагентства Ледокол. Наконец то, у нас получилось связаться с Яковом Иосифовичем Кедми для того, чтобы побеседовать с ним о международных делах. Что поделаешь, технические проблемы есть везде. Поэтому, будем обижаться на пробки на дорогах.

Здравствуйте Яков Иосифович. Яков Иосифович, вот сейчас у нас какая-то очень бурная неделя: Путин летит в Китай, Трамп летит в Канаду, а все остальные остаются на своих местах и ждут, а чего ж произойдет. В результате, в Китае подписывают какие-то документы, кстати, там не появился на ШОС Ким Чен Ын, хотя я так понимаю, его ожидали все. Трамп не добыл до конца саммита, плюнул и сказал: «Мне в Австрии интереснее, чем с вами», не подписал коммюнике общее, воздержался от подписи и представитель Японии. Что происходит?

Я.И: Во-первых, мне неизвестно, чтобы кто-то ожидал присоединения Северной Кореи к Шанхайской конференции, и, вряд ли, северокорейского представителя там ждали. Никогда не шла речь о том, чтобы Северная Корея туда присоединилась, поэтому вряд ли. То, что в Европе и у западных союзников — «шестерка», «семерка» «восьмерка» (называть можно как угодно), свои разногласия. Основная причина разногласий — это Соединенные Штаты их новая политика, поэтому это не ново. То, что они должны были встретиться в Канаде — это было запланировано давно. Так что эта встреча только показала то, что они не в состоянии пока ни о чем договориться, и нет у них никакой общей позиции, с которой они могут выйти. Это верно.
То, что произошло в Китае — это была задуманная запланированная встреча, которая дополнила шанхайскую группу еще двумя членами, очень важными и очень сложными. То есть теперь их там восемь, включая Индию и Пакистан. Само по себе это знаменательно, что, несмотря на все разногласия, они решили присоединиться именно к этой группе. Это говорит о том, что она обладает определенной привлекательностью, и что она дает надежду на решение проблем, которые трудно решить в одиночку. Причем, эта группа она не такая жесткая, как все другие союзы, которые были до этого, особенно западные. Это не военное сотрудничество, это определенная форма экономического сотрудничества, но не силового, то есть она более толерантная, если можно так сказать, и поэтому более гибкая, но все-таки дает возможность и надежду на решение проблем. У Трампа сейчас основное, чем он занят — это северокорейская проблема. Там дела идут все-таки так как хотел северокорейский правитель. Он логично идет к тому, к той цели, которую он себе поставил давно. Это я могу отнести к северокорейской проблеме. В Европе только усиливаются разногласия, причем разногласия между всеми. Разногласия внутри, не включая Соединенные Штаты. У Италии, вдруг выяснилось, совершенно иная позиция, чем у остальной Европы. Проблемы между японскими представителями и европейскими. Проблема между канадцами и европейцами. Проблема внутри всего этого, всей этой семерки. И проблема с Соединенными Штатами у каждого отдельно и у всех вместе. Причины этому и субъективные — это личности политиков в Соединенных Штатах, и объективные, что те формы, которая в свое время были созданы, начиная от Европейского Союза, НАТО, «восьмерка», оказались сегодня все менее и менее дееспособными решать проблемы, а нередко они просто создают или усиливает проблему. Понятно, что не участие России во всех этих форумах, как справедливо заметил Трамп, парализуют любую их деятельность. Потому что сегодня уже всем ясно, что без участия России невозможно решить ни одну мировую проблему, можно эти проблемы только усугубить. Так что те формы, которые были созданы, кроме шанхайской, но и она своеобразная, не в состоянии решить те проблемы, с которыми сталкивается сегодняшняя мир в 2018 году. Но проблемы то существуют и решать их надо будет. Пока идет чемпионат мира, пока все заняты чемпионатом мира, но, параллельно с этим, был визит, успешный визит российского президента в Австрию. Довольно успешный визит на эту шанхайскую конференцию, хотя и в другом городе в Китае. Довольно успешные переговоры с Китаем. И одна из самых замечательных новостей для России и для Китая, то, что их товарооборот может уже в этом году перейти сто миллиардов долларов, цифры невиданные раньше, и которые говорят о многом. Если развитие этой шанхайской кооперации будет дальше успешным, то понятны взаимоотношения между всеми ними, в том числе и с Индией и Пакистаном будут усиливаться. Надо обратить внимание, что Индия, что Россия, что Соединенные Штаты всегда были в особых отношениях с Пакистаном, и теперь, вроде бы, Пакистан отдаляется от американского покровительства все больше и больше. Американцы из кожи вон лезут, чтобы подтянуть Индию обратно под американское влияние. Я не уверен, что это им удастся, даже несмотря на все противоречия, которые есть между Пакистаном, Индией и Китаем. Это они все-таки пытаются совместно решать проблему.

М.А: Понятно. Вот смотрите, Яков Иосифович, что интересно в этой ситуации, Мэй летела на G7 с определенным планом по cозданию некоего международного органа, который якобы будет препятствовать России. Трамп с ней даже разговаривать не захотел, наоборот, вдруг, ни с того, ни с сего, с борта самолета заявил: «как так нам без России?». С другой стороны, Китай и Россия объявляют, если в точном переводе, я бы так сказал, о создании некого сотрудничества России и Китая, стран что ли новой цивилизации, если можно так выразиться. Как вы считаете, насколько глубоки противоречия с одной стороны, и насколько искренне и тесное сближение в данной ситуации?

Я.И: Противоречия между кем и кем вы говорите?

М.А: Между Англией и США с одной стороны, и такой тесный формат сотрудничества между Россией и Китаем, как вы считаете, вот эти противоречия с одной стороны, имеют ли они тенденцию углубляться, или, как говорится, они каким-то образом договорятся? И с другой стороны, такое тесное, как говорится объединение России и Китая, насколько она долговременно, и искренне?

Я.И: В отношении Китая и России. Ни у той, ни у другой стороны нет выхода, как все ближе и все больше и больше усиливать отношения между ними. Это имеется ввиду в 3 плоскостях. В первую очередь — экономическая. Одной из целей Соединенных Штатов, основная цель Соединенных Штатов — это Китай, и затормозить развитие Китая. Поэтому Китаю необходимо как полная свобода получения энергоносителей, которые Соединенные Штаты стараются контролировать, и только Россия может обеспечить Китай всеми энергоносителями, независимо от позиции Соединенных Штатов, в любых количествах, которые понадобятся Китаю. Полностью, абсолютно.
Второе. Китаю нужна Россия, потому что через Россию проходят основные его торговые пути в Европу, и с усилением и облегчением Северного морского пути, и сухопутной дороги через Россию в Европу, и дороги через Пакистан, Иран, Азербайджан и Россию, опять таки, в Европу — дополнительные пути, в которых нуждается Китай, и не только Китай, но и Индия и Пакистан тоже. Китаю необходимо сотрудничество с Россией и взаимопонимание на стратегическом уровне с точки зрения американской военной угрозы. И понятно, что Россия вместе с Китаем, Россия и без Китая, может совершенно спокойно справиться с американской военной угрозой, Китай с Россией может быть обезопасен от американского военной угрозы. Особенно на фоне того, что вероятность военного конфликта между Китаем и Соединенными Штатами сейчас увеличивается, как из за островов, которые в Китае считают своими, так и из-за проблем Тайваня, которые пытаются оживить вдруг, и обострить Соединенные Штаты. И, как и другие проблемы, американцы пытаются заигрывать со всеми потенциальными врагами Китая, или превратить их во врагов, так например, усилить напряженность между Вьетнамом и Китаем.
С третьей стороны, Китаю необходима политическая поддержка России. И шанхайская конференция, понятно, что без России она не имеет смысла, но вместе, когда Россия и Китай играют там главную роль организаторов, она усиливает политическое значение Китая, его политической позиции. Я еще не говорю про БРИКС, про который последнее время не говорят, но там тоже Китай и Россия.

М.А: …и Индия.

Я.И: Мы сегодня говорим про Китай и Россию. Понятно, что Индия, но что то без России, ни БРИКС не имеет никакого смысла, ни шанхайская группа. а это только Китай с Россией, прежде всего. Все остальные, как следствие союза Китая с Россией.
России это необходимо как альтернатива для экономического бойкота, который будет только усиливаться со стороны Соединенных Штатов и Западной Европы, и как развития своих технологий и усиление военной и политической России. Шанхайская конференция она выставила на посмешище попытки изоляции России, то на чем сконцентрировались в последнее время Соединенные Штаты и основные союзники: Великобритания, но и также Европа. Так что, тут это совершенно ясно, и этот союз будет только усиливаться и укрепляться, по мере укрепления экономических отношений, особенно в период игр с санкциями, или с изменением всей экономической системы в мире, которое затеяли Соединенные Штаты. Что же касается разногласий между европейскими странами и Соединенными Штатами, но извините, об этом еще Энгельс писал, и Маркс писал, и Ленин…

М.А: Ну это понятно, но в данной ситуации, интересно, конкретно Великобритания и США.

Я.И: Они продолжаются и сегодня, только, как говорится, диалектика, но на более высокой степени развития. Разногласия… У Великобритании огромные проблемы. Она вынуждена оставить Европейский Союз. Британия вне Европейского Союза — более слабое государство. Она пытается найти поддержку у Соединенных Штатов, а Соединенные Штаты готовы на это, но на своих условиях. Американцы никогда не занимались благотворительностью, вотличие от Советского Союза. У американцев самым большим потребителем Ленд-Лиза был не Советский Союз, а Великобритания, и она заплатила все. То есть американцы хотят Великобританию возле себя, но на их условиях. Поэтому это приводит к обычного рода разногласиям между того, кого хотят полностью закабалить, и тот, который пытается еще как-то сопротивляться. Подобные же конфликты между французскими, немецкими, канадскими, американскими, в основном, участниками этой игры, не более семи, наиболее, можно сказать, активными. И то, что они пытаются сделать, это приводит к тому, что этот конфликт все больше и больше усиливается. Это то, что мы сейчас видим и это только начало, потому что другие процессы, которые внутри Франции, новая политика Италии — это все может привести к изменениям очень быстрым и очень серьезным, которые только усилят разногласия между ними.

М.А: Понятно. Ну, вот смотрите, Яков Иосифович. Я попытался сопоставить несколько событий. Но там, как говорится, милые бранятся — только тешатся в этом деле, но, тем не менее, Столтенберг заявляет о том, что планируется размещение мобильной группировки некоего быстрого реагирования. 30 американских дивизий в Европе, которые могут быть отмобилизованы за 30 дней, в течение месяца. Понятно, что это направлено конечно же не против Польши, и не против там, Венгрии. Понятно, что это направлено против России. Так что, несмотря на то, что между ними очень серьезные экономические разногласия, очень серьезные экономические склоки, тем не менее, военно-политический союз против России остается в силе.

Я.И: Во-первых, союз остается в силе. Во-вторых, очередная глупость польского правительства, которое сказало, что оно хочет постоянной дислокацию бронетанковой американской дивизии на своей территории. Американцы проигнорировали это, дав полякам понять: «не порите чушь, это не будет». Американцы не готовы. Они готовы оставить ситуацию такой, какая она была, то есть постоянно меняют американскую бригаду, по месяцам, не больше. То есть в этом отношении нет. То, что союз остается, он остается, он им необходим. То, что НАТО совершенно ненужная организация. Но как любая другая бюрократическая система, которая не нужна, она цепляется за все, чтобы сохраниться. И даже как в том анекдоте: «они требуют повышения зарплаты». Поэтому расходы НАТО перешли уже триллион долларов, бюджет стран НАТО. Но не только, что это военная структура бесполезна, она с военной точки зрения слаба. И вся их надежда на то, что Россия не поддастся на их провокации и не отреагирует военным путем. Потому что, если это будет, то не дай бог для них. Но они пытаются для того, чтобы нагнетать напряженность, играть на опасной линии огня. Чтобы создавать напряженность, эта напряженность оставляет их в центре внимания. Она дает им дополнительное финансирование, это подогревается и Польшей и прибалтийскими странами. И другими отсталыми странами Восточной Европы, которые кроме как получения финансирования за то, что они занимают антироссийскую позицию, находятся якобы под российской угрозой, они ничего не могут, больше у них ничего нет. Больше у них ничего нет. И Польше, в следующем году заканчиваются 80 миллиардов евро, что они получили ,последний транш, а дальше что? А дальше уже не будет 14 миллиардов евро каждый год, а как их получить? То есть нагнетая напряженность, исходя из того, что Россия проявит гибкость и не сорвется с этой напряженности, и не отреагирует.

М.А: Понятно. Вот смотрите, Яков Иосифович. После взятия в Сирии Думы, давайте перенесемся в регион, который к вам поближе. После взятия сирийской Думы, после зачистки, лагеря беженцев, как их называли, в пригороде Дамаска Сирийские войска готовятся завершить зачистку южных районов Cирии, собственно говоря, в районе, в котором она находится на одной границе с Израилем. Ясное дело, что Израилю не нравится то, что на этой территории могут оказаться либо шиитское ополчение, либо отряды Хезболлы, либо и то, и другое вместе взятое.
И вот, собственно говоря, по приглашению министра обороны Российской Федерации в Москве приезжал министр обороны Израиля. Как вы считаете, переговоры там были достаточно успешные, нашли общий язык между собой?

Я.И: Я думаю, что они достаточно успешны, потому что условия там вполне ясные. С точки зрения Израиля, Израиль занял грамотную правильную позицию в отношении Сирии, заявив то, что мы не вмешиваемся в происходящее в Сирии, Но мы не потерпим Иранского присутствия в первую очередь у наших границ, и вообще, чтобы иранцы оттуда убрались. Иранцы со всеми их образованиями, как Хезболла, так и проиранские шиитские подразделения, их там порядка пятнадцати тысяч.

М.А: Это ополчения, в общем-то…

Я.И: Да, это ополчение. В общем, когда встал вопрос о том, что сирийская армия будет зачищать этот последний, предпоследний анклав, не зачистив его трудно переходить Идлибу. Там еще другие вопросы у них есть. То со стороны Израиля было одно пожелание. Не используйте в этих боях, как в других местах, шиитские формирования, потому что с ними придут и иранские инструкторы и Хезболлу. И об этом шли переговоры. Насколько я понимаю, Россия понимает это, и готова это сделать.

М.А: Да, уже недавно были сообщения, что обижаются, собственно говоря, отряды Хезболлы, их начали сирийские войска потихоньку вытеснять из этих регионов.

Я.И: Там было вот что. Батальон военной полиции российской вышел на позиции Хезболлы, без того, что кто-то сверху вовремя это не скоординировал. Но это быстро уладили. Россия отлично понимает… Россию интересует, чтобы как можно быстрее вся территория Сирии была освобождена от террористов и оппозиции и перешла под власть Асада. Россию интересует стабильное Сирийское государство. Совершенно ясно, что государство не может быть стабильным, если на его территории будут находиться войска других государств. В данном случае: турецкие, американские, французские, иранские и прочее.

М.А: Ну, естественно, кроме российских…

Я.И: Российские войска там находится не для Сирии в том-то и дело. Российское долгосрочное присутствие оно не связано с Сирией, оно на территории Сирии, но оно связана с проблемами стратегической обороны России против НАТО и американцев, им нужно это как военно-морская, военно-воздушная база.

М.А: Будем говорить так, восточнее Неаполя Пятый флот уже не рискует соваться.

Я.И: Но другие военные подразделения, любые формирования: ополчения или не ополчения, с точки зрения России неудобны и с точки зрения Сирийской власти для Москвы неудобны. Потому что шииты — это религиозная организация, Сирия это не религиозное государство.

Я.И: Во-вторых, они не арабы. Хезбалла — это ливанская организация. После окончания войны её нахождение на территории Сирии может быть дестабилизирующим фактором, как и любые другие иностранные войска: как турецкие войска, как про турецкие формирования, как курдские и все остальные. Одна страна, одна армия, одна полиция, одна служба безопасности. Это совершенно ясно. Поэтому в данном случае совершенно ясно что нет противоречий между Россией и Израилем. С точки зрения чисто военной, у Сирии достаточно сил чтобы зачистить эту территорию, не прибегая к Хезболле, как в других местах, или к ополчению. Пусть ополчение займется на других участках возле Идлиба или где-нибудь в другом месте.
Я думаю что договорились.
Операция начнется на следующей неделе, потому что продолжается переброска техники и сирийских войск, именно сирийских войск в этот район. Переброска подкреплений и новые новые организации говорят все о том, что вот-вот начнется операция, поскольку она начинается, то достигли договоренности и взаимопонимание с Россией, где какие линии никто не будет пересекать.

М.А: Допустим. Вы же сами понимаете, Яков Иосифович, ну грубо говоря, что когда ведется артиллерийский обстрел, бывает, что снаряды перелетают через границу, совершенно случайно, такие вещи тоже могут быть.

Я.И: Это бывает. И для этого,мы и предупреждаем — стреляйте осторожнее. Всё-таки там есть российские офицеры, в каждом батальоне — добавьте ещё офицеров на каждую батарею. Поскольку, проблема, не дай бог, сирийский снаряд попадет в дом, дом, где находятся дети на израильской территории

М.А: Было бы крайне нежелательно.

Я.И: Точно также, как крайне нежелательно какое было бы столкновение между нашими самолётами и российскими, и между нашими обстрелами, и нахождением там российским войск. Мы стараемся, и Россия старается, чтобы этого не было. Можно постараться, чтобы этого так же не было при этой операции. Так если сомнительно, то не стреляют из тех орудий, А пытаются решить это другим способом. Любую позицию, особенно в тех условиях, есть несколько способов как её взять…

М.А: Ну добро, позиция здесь понятна. И вот смотрите, Яков Иосифович, тут на прошлой неделе был, так сказать, телемост между президентом России и людьми , которые задавали ему вопросы, и один из вопросов был от довольно известного человека, российского писателя Захара Прилепина, ныне заместителя командующего в Донецкой Народной Республике, по поводу возможности провокаций со стороны Украины. Впервые, на мой взгляд, Путин применил оборот следующий, что «это принесет тяжёлые последствия для украинской государственности». То есть уже в прямую сказано ,что это не армия пострадает, или какие-то добровольческие отряды, фашистские там подразделения и прочее, прочее, прочее, а конкретного украинская государственность. Как вы считаете, возможны после этого атаки бандеровцев на Донбасс?

Я.И: Я думаю, что последующий после этого срочный звонок Порошенко и разговор с Путиным убедил его, что стоит считаться с той точкой зрения, который высказал российский президент. То есть он сказал, переводя уже на более простой язык: «игры кончились». Это он сказал в связи с чемпионатом мира по футболу, Я не думаю, что это относится только к чемпионату мира по футболу. Я думаю, что после чемпионата мира по футболу это предупреждение остается в силе, то есть или будет политическое решение, так как его определила Россия и так как она его пыталась определить в минских соглашениях, которые не способны выполнить украинское правительство и Украина. Или при любой попытке силового решения государственность Украины, я скажу даже больше, она уже не будет под вопросом. Не украинского государства, А в той форме которая она существует сегодня

М.А: После высказывания Путина министр обороны Англии заявил, что все говорят о мощи украинской армии, но России хватит нескольких дней чтобы этот вопрос решить. Как вы думаете , это справедливо сказано был англичанином?

Я.И: Я думаю, он ошибся на несколько дней. Он недооценил, это будет быстрее. Надо учитывать, что украинское население ненавидит эту власть не меньше, чем это власть ненавидит Россию.

М.А: Хорошо опять-таки возвращаюсь к выступлению, то есть ответа на один из вопросов президента Российской Федерации, когда он опять заявил о новых системах вооружений, которые уже поступили на вооружение российской армии. Как вы думаете, Это последнее предупреждение для тех, кто помышляет, собственно говоря, об атаке на Россию через структуры НАТО?

Я.И: Я думаю что никто не помышляет через структуры НАТО об атаке на Россию, совершенно ясно, что конвенциональными способами не о чем говорить, а стратегическими уже совершенно ясно, что лучше этим не завираться. Но в ответе президента России на это я бы обратил внимание на еще один момент, он сказал: «Это только часть наших разработок, новые разработки когда они будут уже готовы к тому, чтобы рассказать о них, мы них расскажем», то есть это еще только часть, насколько она не поразительна по своим данным заявленным, но процесс введение новых совершенно отличных от всего, что знали раньше вооружений, особенно стратегических, ,этот процесс только идет. Это была первая ласточка, не последняя. И поэтому я думаю, что все, кто с тревогой, кто с надеждой ждут следующего заявление президента России о дополнительных новых разработках, которые уже принимают вид вооружений, которые становятся или станут в ближайшее время на вооружении российской армии. Это окончательно похоронит любые надежды на любой военный конфликт с Россией, или на попытки достигнуть стратегического перевеса над Россией.

М.А: Понятно. Ну что ж, Спасибо, Яков Иосифович. У нас в чате есть вопросы?

Ведущий: Да, вопросы у нас есть
Начнём с первого. Угроза санкций со стороны США ставит под удар ядерную сделку с Ираном, чем это грозит Европе и ближнему востоку и что с этого России?

Я.И: Соединенные Штаты могут использовать это для еще большего подчинения европейской политики, особенно экономически, Соединенным Штатам, угрожая наказать европейские страны, если они будут торговать с Ираном, например, Боинг отказался поставлять Ирану пассажирские самолеты, это по-моему 100 штук, а Airbus тоже вынужден будет отказаться тоже по двум причинам: на Airbus стоят комплектующие американского производства, второе — под угрозой американских санкций. Тут, к сожалению, Россия мало что может сделать, потому что разрушенная и уничтоженная авиастроительная промышленность России еще не достигла возможности компенсировать уход Соединенных Штатов с этого рынка. Иначе бы Россия могла бы совершенно спокойно войти на этот рынок, и поставить Ирану или любой другой стране свои пассажирские самолёты. К сожалению, их очень мало, и они ни в коем мере не могут конкурировать с американскими или европейскими. Очень жаль. А с другой точки зрения, всё, что на западе перестанут поставлять в Иран, Россия и Китай могут это восполнить.
Ведущий: В какие игры играет Северная Корея, разве американцы могут пойти на вывод своих войск с корейского полуострова? Какой смысл этой авантюры кроме как признание позиции КНДР на мировой арене?

Я.И: Целью северокорейского руководителя было добиться безопасности своей страны и своего режима. Он достиг это, создав ядерное и термоядерное оружие и средства доставки, теперь выход, если кому-то мешает северокорейское ядерное оружие, выход только один. И мне будет странно, если северокорейский руководитель не будет на этом настаивать, то есть полный вывод американских войск из Южной Кореи, и недопущение ядерного оружия на территорию Южной Кореи. Если американцы на это пойдут, тогда можно говорить о том, что процесс пойдет. Если американцы на это не пойдут, тогда северокорейцы не разоружатся от своего ядерного оружия. Я думаю, что и Россия, и Китай будут только аплодировать, если американские войска с их системами, включая THAAD, и локаторы, которые просматривают насквозь их территории уйдут из Южной Кореи.

Ведущий: Что можно ожидать на ближнем востоке от «Замирения» В Сирии?

Я.И: Я не понимаю, что значит «замирение» Сирии. Восстановление Сирии, как единого государство будет стабилизирующим фактором на Ближнем Востоке. Окончательно этот вопрос будет решен, когда России удастся привлечь Саудовскую Аравию к поддержке Сирии. Потому что Саудовская Аравия должны понять наконец-то, в России это понимают, что только сильное экономическое участие Саудовской Аравии в Сирии, и поддержка сирийской власти может быть тем рычагом, который слабит или сведет на нет иранское влияние в Сирии. Борьба за власть Сирии кончилась, убрать власть Асада силой невозможно. А теперь Саудовская Аравия и арабские страны должны рассматривать, могут ли они усилить свои позиции в Сирии, и тем самым усилить противостояния Ирану, или они будут продолжать оставлять Иран в своей обструкции, одно из основных государств, которые действуют в Сирии

Ведущий: Следующий вопрос: Яков Иосифович, Существует ли разногласия в стратегических планах нынешнего руководства в России и Израиля, Как вы их видите, Если да то какие?

Я.И: Я не думаю, что у нас есть какие-то стратегические противоречия или разногласия, у нас и у России свой взгляд на те или иные проблемы, как на Ближнем Востоке, так и в мире. Но они никогда не доходят до уровня стратегического противодействия. Свое мнение может иметь любая страна, объективно, у нас нет стратегических противоречий с Россией ни на Ближнем Востоке, ни вообще в мире.

М.А: Понятно Яков Иосифович, у меня появился один вопрос, который я забыл вам, собственно говоря, задать. Вот смотрите, в Западном мире идет некий раздрай. Соединённые Штаты Америки желают получить, собственно говоря, страны евроатлантического Альянса в качестве своих вассалов, которые не будут не иметь никакого права голоса, с другой стороны России удалось посадить за один стол таких извечных врагов как Турция и Иран, и Индия, Пакистан и Китай. И вот, в свете этого, беспомощность Совета Безопасности ООН, которые не может решить ни одного вопроса. Как по вашему мнению, не является ли ШОС прообразом будущей глобальной организации, которая сможет объединить в себе всех людей которые так или иначе страдают от либерального глобализма евроатлантической цивилизации?

Я.И: ШОС может быть одной из форм международного сотрудничества, не основное из них, и понятно, что не может заменить ООН, у ООН есть свое место, и никто не может заменить ООН, и без ООН ситуация в мире будет намного более опасней и хуже. Поэтому те формы сотрудничества, которые базируются на тех принципах, на которых работает ШОС, то есть взаимные интересы и не силовое давление на стран-участников, и должны быть такими же формами сотрудничества в мире, который будет развиваться. Все силовые структуры, которых есть абсолютно дисциплины и подчинение отмирают, и они будут недееспособны, а Соединенные Штаты борются отчаянно и безнадежно за сохранение своего места в мире. Это сказал уже президент Франции, у он это озвучивал, сейчас на встрече этой «семерки», что Соединенные Штаты пытаются бороться и сохранить свое главенствующее место в мире и этого не будет, сказал президент Франции. И тут я с ним согласен. Соединенные Штаты ведут безнадежную, без единого шанса борьбу за сохранение своего мирового господства. То, что они делают с Ираном и попытки экономических санкций, и всё остальное, для того, чтобы сохранить подчинение Европы. Самый большой кошмар для Соединенных Штатов, то что им снится в страшном сне — это улучшение отношения и приближение Китая и Дальнего Востока к Европе через Россию, самое ужасное для них, это нормальные дружеские, хорошие отношения между Россией и Германией.

М.А: Я понимаю, это конечно всё понятно, но не могут ли Соединённые Штаты, понимая безысходность этой позиции, решиться на какое то военное решение этого вопроса, Как вы думаете?

Я.И: Я думаю, что после прошлого выступления президента России, и после его ответа на звонки населению, у них уже не будет никогда никакого желания попытаться решить проблему военным путем, после следующего выступления российского президента это будет абсолютно и безоговорочно всем ясно.

М.А: Понятно. Ну что же, Яков Иосифович, я благодарю вас за то, что вы потратили на нас время, спасибо вам за ясные и точные ответы, Надеемся на дальнейшее сотрудничество, до свидания.

Я.И: Всего хорошего успехов.

М.А: Уважаемые читатели и зрители информагентства «Ледокол», я думаю, вам стал ясен уровень противоречий внутри буржуазного мира, столкновение антагонистических интересов различных групп буржуазии между собой, ясно, что это столкновение интересов рано или поздно приведет к всеобщему мировому кризису капитализма, и ясно, что буржуазия свои проблемы будет решать всегда за счёт народов. Здесь выход только один — буржуазное общество зашло в тупик, и надо нам постараться сделать так, чтобы буржуазия не утянула в свою могилу вместе с собой и нас. Думайте, следите, изучайте историю, до свидания. С вами был я, Марк Соркин и информагентство «Ледокол». До новых встреч.

comments powered by HyperComments