“Продуктовое изобилие” капитализма в Хабаровске. Часть 2

290

«Торговцы и фабриканты фальсифицируют
все съестные продукты самым бессовестным
образом, совершенно не считаясь со здоровьем
тех, кому придётся эти продукты потреблять.»

Ф. Энгельс
Положение рабочего класса в Англии
глава “Большие города II”

Обсудим выставку передовиков капиталистического производства. Почему-то явленные “достижения” не вызвали прилива энтузиазма у собравшихся. Журналисты интересовались отчего качество продуктов питания из года в год снижается? Неужели, даже буржуазные журналисты стали подозревать, что население кормят дешевым суррогатом, вместо нормальной еды? Это что же получается, Энгельс был прав что ли?! Спаси Господи!

Надо отметить, что молоком у них теперь называется, в том числе, и молочный продукт, восстановленный из сухого порошка. А чтобы не путаться, придумали нормальное молоко называть «живым».

На сегодняшний день крупные сельхозпредприятия края сократили или прекратили производство этого самого “живого молока”. Так например, если раньше мы потребляли молоко, полученное от КОРОВЫ, то теперь почему-то от УРУГВАЯ. Да и качество этого молока постоянно снижается. Этот процесс, давно очевидный для трудящихся, наконец-то заметили и представители буржуазных СМИ.

И вот, по случаю выставки, данные вопросы и задали капиталистам и чиновникам, отвечающим за производство молока в Хабаровском крае. В ответ руководитель Переяславского молочного завода Сергей Смоленцев объяснил собравшимся, что на поставки “живого” молока он “пойтить не может”, по целому ряду причин:
“Сейчас доля краевого сырья по молоку составляет 16%. Показатели снижаются. Некоторые крупные сельхозпредприятия по разным причинам сократили или даже прекратили производство «живого» молока, цены на сырье быстро растут.
…заводу приходится покупать литр молока у местных производителей в среднем по 36,5 рубля за литр, в Амурской области средняя цена — 28 рублей.
При этом производство молока в Хабаровском крае в прошлом году снизилось на 16,2 процента. Как следствие – производители переработали сырого молока на 27 процентов меньше, чем в позапрошлом году.
Недостаток натурального молока замещается сухим из Уругвая, которое обходится примерно в 260 рублей за килограмм. Доля его использования составляет 80 процентов. Если развести, как советуют специалисты, в соотношении на стакан 5-6 чайных ложек сухого порошка, то литр заводу обойдется примерно в 26 рублей, что вполне сопоставимо с затратами соседей из Амурской области.”

Объективные закономерности капиталистической системы неуклонно приводят к снижению качества продуктов питания, предназначенных для населения. “Уважаемый господин” от молокозавода вполне четко объяснил, что продавать людям высококачественное “живое” молоко не выгодно. Вот такая политическая экономия в действии. Но мы можем продолжить логику, и предположить, что будет если бодяжить “молочный продукт” мелом и пальмовым маслом. Наверное, будет еще выгоднее?

Итак, позиция бизнеса ясна и неизменна: “максимальная прибыль в кратчайшие сроки”. Но ведь есть же контролирующие органы, которые, в теории, могут “выправить перегибы”. Во всяком случае, в этом нас пытаются убедить всевозможные улучшатели капитализма, кейсианцы и оппортунисты. Но все иллюзии блестяще парирует заместитель председателя Законодательной думы Хабаровского края Павел Симигин своим честным ответом:
— Любое производство имеет свою технологию. Если в технологии у вас заложено производство продукции в данном случае из сухого молока, то просто так перейти на один день на свежее сырье, а потом обратно на сухое — это практически нереально, ведь это совсем другое производство.
Для того чтобы заводу перейти полностью на «живое» молоко, нужны огромные усилия. Мало просто восстановить в крае поголовье коров. Нужно, чтобы оно было качественное, здоровое.

Если перевести с чиновничьего языка на русский, получается, что “живое” молоко, никто производить не собирается. Забавно, что при этом чиновник косвенно хвалит “неэффективный совок”. Он резонно объясняет, что для централизованного обеспечения населения молоком нужны “огромные усилия”. А молоко в Союзе было. Значит, следуя элементарной логике, “огромные усилия” были предприняты. А сейчас, спустя 100 лет технического прогресса, сделать это “практически нереально”.
Ну и вишенкой на торте стало объяснение Сергей Смоленцева, что сухое молоко по своим качествам ничуть не хуже цельного:
— Это полноценный продукт. Даже в самых продвинутых в гастрономическом отношении странах самый глубокий специалист не в состоянии будет отличить живое пастеризованное молоко от выведенного сухого. Нигде в мире такого негативного имиджа у сухого молока нет. В России это началось, когда был принят последний регламент по молочной продукции. К сожалению, он почему-то послужил инструментом антипиара и в результате принес грандиозный ущерб всей отрасли. Сначала пострадали молокосушильные предприятия, потом и поголовье крупного рогатого скота, так как некуда было сдавать продукцию. И как итог — вся страна теперь покупает сухое молоко за рубежом.
— Конечно, любителям романтики и приключений бывает забавно и интересно выпить литр парного молока. Но когда встает вопрос: что поставить детям в садик или школьникам в столовую, мы, конечно, без сомнения отдадим предпочтение продукту, который изготовлен в индустриальных условиях с гарантированным качеством. Пускай оно будет даже не таким вкусным, как парное молоко.

Видимо, мы должны поверить представителю ЗАО «Переяславский молочный завод». Не своим вкусовым рецепторам и элементарной логике, которая подсказывает, что в процессе сушки часть органических соединений разрушится, а слову капиталиста. Потому что, очевидно, что капиталист никогда не врет!
Нам объясняют, что выбор у нас невелик: между “парным молоком”, изготовленным архаичным способом, и разведенным сухим — “продуктом … с гарантированным качеством”. Видимо “эффективный собственник” не в курсе, что существуют технологии позволяющее на молокозаводах получать качественное молоко.

Дмитрий Диденко

Часть 1

comments powered by HyperComments