Бесполезная работа (2 часть)

16

В странах третьего мира та же тенденция:

Если разделить сферу услуг на “Информацию” и собственно “Услуги”, получится интересная картина — “Услуги” за ХХ век почти не выросли:

Что касается России, мне удалось найти только современные данные*.

Итак, попробуем разобраться с причинами существования бредовой работы.
1. Маркс писал о необходимости “резервной армии” безработных при капитализме, чтобы работники боялись требовать улучшения условий труда. С другой стороны, государство опасается социальных потрясений, поэтому заботится о том, чтобы безработица не превышала критический уровень. Для этого оно создаёт и сохраняет бюджетные места.
2. Примерно с 1945 по 1975 год в США и Западной Европе действовала так называемая кейнсианская сделка между рабочими, работодателями и государством. По этим негласным правилам повышение производительности рабочих сопровождалось увеличением их доходов. С середины 70-х зарплаты рабочих остаются + — на одном уровне, тогда как производительность труда продолжает расти. Что происходило в это время в СССР, а затем в России с производительностью труда и зарплатами — тема для отдельного исследования, поэтому относится ли то, что сказано далее, к нашей стране и в какой степени, вопрос дискуссионный.

Куда же уходит прибыль? Самый очевидный ответ — на “красивую жизнь” сверхбогатой элиты. Но не только. Как замечает Гребер, владельцы бизнеса раздули штат “белых воротничков” — служащих офиса, менеджеров. Он сравнивает их со свитой феодала и даже придумал термин “менеджериальный феодализм”. Работникам выгодно находиться на своём месте и получать зарплату, их менеджерам выгодно иметь штат подчинённых. Угроза автоматизации держит работника в напряжении, делает его более управляемым.

“Крестьяне и ремесленники что-то производят, а феодалы выкачивают часть производимой ими продукции и потом делят добычу между своими работниками, лакеями, воинами и вассалами. Меньшую часть добычи они возвращают ремесленникам и крестьянам, пуская ее на финансирование праздников и пиров, а иногда на подарки и милости”.

Похоже на современную Россию, правда? Не потому ли среди отечественных либералов популярен взгляд, что в РФ феодализм / неофеодализм, а капитализм — в развитых странах? Так вот, пожалуйста — американский антрополог пишет об Америке! Разница, по моему скромному мнению, в том, что наши вожди выкачивают ресурсы более насильственными методами. Ну и вместо свиты менеджеров окружают себя всё больше вооружённой охраной…

3. По сведениям Гребера, “менеджериальный феодализм” сложился в 70-80-е, и это совпало со слиянием промышленного и финансового капитала. По сути, это империализм, о котором писал Ленин, только автор рассматривает ситуацию с политической и социальной стороны.
“Высшее руководство компаний стало платить себе зарплату опционами на акции, перемещаться между абсолютно несвязанными между собой компаниями и гордиться числом сотрудников, которых они могут уволить. Это запустило порочный круг: работники больше не ощущали никакой лояльности по отношению к корпорациям, а те отвечали им взаимностью. Поэтому работников нужно было всё сильнее контролировать, следить за ними и управлять ими.”
Развитие компьютерных технологий пришлось кстати.
До этого слияния директора производственных фирм были достаточно независимы от банкиров и даже враждебны им, находясь ближе к собственным рабочим.
Финансовая отрасль ничего не производит, там происходит распределение стоимости, созданной в других отраслях. Банковские служащие писали Греберу о том, что не понимают, в чём заключается их работа, и считают эту сферу мошенничеством.
4. Есть и чисто политическая причина существования бредовой работы — в том, что она нужна. Пусть это и попахивает теорией заговора. Ни корпорациям, ни государству не выгодно, чтобы у граждан было много свободного времени. Это опасно для действующей власти. И к тому же ведёт к снижению потребления.

И наконец, бесполезная работа, в какой-то степени, неизбежное зло, потому что в споре о ценности чего бы то ни было не будет двух одинаковых мнений. Труд, как и любой другой товар, служит удовлетворению потребностей человека, а разные люди имеют разные потребности и соответственно по-разному оценивают его полезность. Поэтому точно определить общественную ценность каждого вида труда невозможно. На практике уровень заработных плат складывается по законам рынка как баланс спроса и предложения или как сумма волеизъявлений всех его участников, то есть хаотично. Рассуждая о всеобщей мере ценности, мы переходим из области экономики в область морали.
Какой труд приносит пользу обществу? Ответ не так очевиден, как кажется.

Это вторая из трёх частей статьи нового автора А. из Саратова

comments powered by HyperComments