Бесполезная работа (1 часть)

32

Мартышкин труд


Почти все мы убеждены, что труд почётен, а не работать стыдно. Американский антрополог Дэвид Гребер в своей книге “Бредовая работа” подрывает устои и показывает на множестве примеров из писем своих читателей, что цивилизация сбилась с пути. Большинство современных людей не приносят пользы обществу, притом что работают не меньше предков. Если не читали, то перед вами практически краткий пересказ. Естественно, с нашими дополнениями и примерами из российской действительности.
Бредовая работа — это оплачиваемая деятельность, которая не приносит никакой пользы обществу, а иногда даже вредит. Это работа, которую считают бессмысленной сами работники. Гребер выделяет следующие её виды.
“Шестёрки” нужны для того, чтобы кто-то другой выглядел или чувствовал себя важным. Это могут быть охранники, швейцары, секретари-референты, администраторы на ресепшен, консьержи.

Была и у меня похожая история. Устроилась офис-менеджером на завод. Обязанности были несложные: утром прихожу — забираю табель учёта рабочего времени, где отмечались сотрудники, переношу его в Excel таблицу. Потом несколько раз в день получаю на почту письма — надо распечатать документы и разнести. Они, в основном, двух видов: первые — даже не документы, а что-то вроде уведомлений о том, что такой-то менеджер по продажам заключил сделку на такое-то оборудование. Их надо подписать у нескольких руководителей и раздать. Смысл сего ритуала мне неведом. Может быть, чтобы эти ответственные лица не могли потом сказать, что не заметили письма? Второй тип — документы для логиста, который сидит со мной в одной комнате. Их нужно подписать в бухгалтерии и принести логисту, чтобы он сам не бегал. И всё. В остальное время делать нечего. Причём, я была не единственным офис-менеджером на предприятии, их целый отдел, мне присылали письма по цепочке после нескольких человек. Только я почему-то сидела не с остальными офис-менеджерами, а в производственном отделе. Моим непосредственным начальником был главный инженер-конструктор. Он мне иногда давал задания сделать чертёж. Я сама просила. Неловко всё же на работе залипать в видосики часами, да так и с ума сойти можно.

“Головорезы” занимаются тем, что действуют в интересах своих нанимателей, даже если результат их профессиональной деятельности приносит вред человечеству в целом — нечто сомнительное с точки зрения морали: манипуляции, агрессия, мошенничество. Я бы отнесла к ним добрую половину менеджеров по продажам, сотрудников Росгвардии, коллекторов, сотрудников подпольных колл-центров и иже с ними.

Работал я как-то в магазине продавцом-кассиром. Как вы знаете, продавать алкоголь несовершеннолетним запрещено. И есть юридические фирмы, которые ходят по магазинам и проверяют. Посылают ребят лет 17, которые пытаются купить алкоголь. Вот так я и попался. Девушка показалась мне взрослой, или я просто недосмотрел. Вечер, час пик, я на кассе всего пару дней, надо крутиться быстро и держать в уме несколько задач одновременно, у меня это ещё не дошло до автоматизма. Короче, поплатился 10 тысячами. У них на руках чек, видеозапись — если бы это отправили в суд, я получил бы штраф от 30 до 50 тысяч. Пришлось сделать им «благотворительный взнос». Нет, можно было посудиться, если принципы дороже денег. Но рискованно.

“Костыльщики” — это те, чья работа существует, только из-за сбоя или ошибки в организации; они решают проблемы, которые не должны возникать. Причиной может быть некомпетентное начальство или организационная неразбериха, до которой ни у кого не дошли руки. В качестве примера подойдут кризисные менеджеры, делопроизводители, специалисты техподдержки операторов связи и т.п.

Работал я одно время в типографии. Хозяином был дед советской закалки и станки тоже советских времён. Ломались часто. Как, в норме, делается брошюра? В листоподборочную машину загружаются листы, она их сортирует, скрепляет и сгибает. А что делать, когда машина сломалась? Правильно, нанять разнорабочих, они рассортируют странички вручную.

“Галочники” — это те, чьи должности существуют преимущественно для того, чтобы организация могла утверждать, что она занимается тем, чем на самом деле не занимается. Это могут быть чиновники, создающие “видимость бурной деятельности”, недобросовестные благотворительные организации. Например, недавно в России проводили перепись населения и в сеть просочилась информация, что переписчики на самом деле не ходили по домам, а пользовались готовыми базами данных.
“Надсмотрщики” — это те, чья единственная функция – распределять работу между другими сотрудниками.

Есть и другие виды. Например, “громоотводы” – это подчиненные, нанятые, чтобы принимать на себя поток жалоб, часто обоснованных. Однако они занимают эту должность именно потому, что у них нет никаких полномочий, чтобы что-то изменить по этим жалобам. «Воображаемые друзья» – люди, которых якобы нанимают для того, чтобы очеловечить бесчеловечную корпоративную среду, но которые на самом деле в основном заставляют людей участвовать в выдуманных ими мудреных играх: семинары по «креативности» и «осознанности», благотворительные мероприятия, психологические тренинги, тимбилдинг.
Надо заметить, что чистые типы встречаются редко, чаще всего имеет место их сочетание. Также работа бывает частично бредовой — то есть, бесполезны некоторые процессы: отчёты, совещания и пр. Например, многие учителя жалуются на рост бумажной, бюрократической составляющей в их работе.
В целом, бредовая работа — это спектакль, в котором на самом деле важно подчиняться правилам и быть встроенным в систему.
Почему люди чувствуют себя несчастными, занимаясь бредовой работой? Ведь, казалось бы, это выгодно, изображать видимость бурной деятельности и получать за это деньги. Представление о том, что человек расчётлив, как машина, пришло к нам из экономической науки. Но есть психология и она свидетельствует о том, что человек, во-первых, социален, то есть, хочет быть нужным и значимым, а во-вторых, в нас заложена потребность влиять на мир своими действиями. Ненависть к своей работе, мысли о её бессмысленности приводят к депрессии. Это удар по самооценке, это ставит под вопрос смысл нашего существования. Кроме того, притворяться что работаешь, унизительно, ведь мы понимаем, для чего это делается — чтобы вышестоящие показывали свою власть, взращивали чувство собственной важности. Это игра, в которой тебе отведена роль объекта, а не субъекта.
Исторически корпоративные отношения сложились в эпоху индустриализации. До этого человечество жило без строгого учёта времени и никому даже не приходило в голову, что время можно продать, как товар. Теперь же появилась трудовая дисциплина и понятие о том, что рабочее время принадлежит работодателю. У дисциплины есть побочный эффект — работнику невыгодно быть слишком производительным. Перестаравшись, он рискует получить дополнительную нагрузку или нагоняй за безделье.
Идея о том, что “безделье — грех”, пришла к нам из пуританской морали. Кальвинисты рассматривали труд, как своеобразную форму служения Богу наравне с молитвой. Соответственно, накопление денег, расчётливость и бережливость считались добродетелями. Так что, не приходится удивляться, что именно протестантские страны — США, Германия, Нидерланды, Англия, Швейцария — стали флагманами капитализма. На российской почве, как мне кажется, модные ныне понятия о “продуктивности” и “личной эффективности” приживаются, только последние лет 30 — вспомним традиционные русские сказки, например, как у Емели всё устроилось “по щучьему велению”, т. е. благодаря связям и везению.

В ХХ веке развитые страны перешли в постиндустриальную стадию развития, т.е. выстроили экономику с преобладанием сферы услуг. Если рассмотреть детально, что входит в сферу услуг помимо традиционных торговли, общепита, здравоохранения и тому подобного, выделяется растущий в последние десятилетия так называемый четвертичный сектор. К нему относят информационные технологии, ФСН — финансы, страхование, недвижимость, услуги для бизнеса, например, юридические, бухгалтерские фирмы, управление, в т.ч. государственную власть, науку. Некоторые источники также включают высшее образование, культуру, СМИ. И вот именно четвертичный сектор, по мнению Гребера и генерирует наибольшее количество бредовой работы.

Рис. 1 Распределение рабочей силы по секторам США 1840-2010-е г.

Это первая из трёх частей статьи нового автора А. из Саратова

comments powered by HyperComments