Государство

54

Для начала стоит понять, что из себя представляет государство со слов буржуазных источников. Они говорят следующее: “Государство — это самостоятельная организация, обладающая суверенитетом, специальными механизмами управления и принуждения, устанавливающая правовой порядок на определённой территории.” Большая часть слов в этой формулировке — обычная мишура для отвода глаз и если оставить только главную суть, а всё остальное отбросить, получится так: “Буржуазное государство — это организация управления и принуждения.” Но даже эта формулировка содержит подмену понятий и ведь именно этот приём является самой часто используемой и удобной уловкой буржуазии для обмана наёмных работников. Будьте бдительны, товарищи. Управление большинством (наёмными работниками) со стороны меньшинства (буржуазией) через принуждение и обман. Думаю, будет более понятно, если я чутка перефразирую эти слова и заменю их на «диктатуру меньшинства» или, иначе говоря, «диктатура буржуазии». А что такое диктатура? — подавление различными способами — физическими, психологическими, экономическими, политическими и любыми другими, то есть, подавление, через насилие. Значит, теперь мы в состоянии вывести следующее определение государства: “Государство — это аппарат насилия.” Но и это определение не является в достаточной мере полным, так как до сих пор нам не ясно, со стороны кого осуществляется насилие и над кем. Да, внимательный читатель или слушатель мог заметить, что ранее уже чётко говорилось следующее: «Диктатура меньшинства над большинством или диктатура буржуазии над наёмными работниками». Однако, встаёт вопрос, в любом ли государстве диктатура осуществляется со стороны меньшинства? Давайте разберёмся на примерах средств массовой информации, репрессивного аппарата (в нашем случае — это полиция) и судебной системе. Что они из себя представляют в буржуазном государстве и в чём будет заключаться отличие их работы в государстве диктатуры большинства?

СМИ

Средства массовой информации в буржуазном государстве — это уста, вечно транслирующие мнение буржуазии, что доносится отовсюду: из машин, из радиостанций, из телефонов, с баннеров. Обрушиваясь на нас, заполняя каждый тихий уголок нашего сознания, создавая информационный шум, они стремятся отнять у нас время на раздумья, крутить компас направления наших мыслей и доводов. В тот момент, когда вы должны были внутри себя возразить их словам, сказать “НО” или даже “НЕТ”, вы оглядываетесь и видите других, таких же людей, молча соглашающихся со словами, звучащими из колонок самого близкого к вам телевизора. Вы чувствуете неловкость, ведь внутри себя усомнились в истинности слов “голоса из телевизора”, пошли против идей, принятых массами, окружающих вас. Да, донесение информации до населения это безусловная функция СМИ, однако, встаёт вопрос, как именно они будут преподносить ту или иную информацию? Ведь в буржуазном государстве меньшинству придётся пойти на разные ухищрения для обмана большинства, дабы сохранить собственную диктатуру. Значит, в буржуазном государстве их первичной задачей является одурманивание большинства. Кто делает их мнение авторитетным? Тот, кто их слушает, тот, кто соглашается, тот, кто молча кивает, и даже тот, кто просто проходит мимо. Вы дали им это право, вы сделали их авторитетными в собственных глазах и глазах большинства, вы позволили им себя одурманить. Никогда не будет тишины, пока кто-то может говорить. Свято место пусто не бывает, ну а раз вы молчите в блаженном покое и тишине, тогда назовите мне хоть одну причину, по которой СМИ должны прекратить трансляцию буржуазного мнения. Всегда задумывайтесь, в чьих интересах сказаны те или иные слова. Вы не можете быть в нейтралитете, не можете лишь потому, что так или иначе, а кто-то да укажет вектор ваших раздумий. И тем, кто создаст конечную форму воспринимаемой вами картины мира, тем, кто определит для НАС что есть правда и ложь, чёрное и белое, станете либо вы, либо ОНИ. Позволите ли вы буржуазии и далее использовать СМИ с целью одурманивания большинства или нет — выбор за вами.
Но что же происходит в том или ином государстве с мнением, идущим вразрез с идеей правящего класса ?

(Классово-)Репрессивный аппарат

Репрессивный аппарат использует все свои полномочия с целью защиты интересов правящего класса. Давайте разберёмся в значении слова “репрессия”, оно происходит от латинского слова «repressio» — подавление. Так, значит, что делает сотрудник полиции (буржуазный вариант репрессивного аппарата), когда ловит очередного преступника и не позволяет тем самым ему нарушать «общепринятый закон»? Он подавляет его, подавляет и физически, и психически (если, кончено, диссидент остаётся в живых в ходе первичного физического подавления — задержания). И нет, безусловно, если репрессивный аппарат ловит уголовного преступника, то это приносит только пользу, ведь таким образом идёт защита всех людей. С одной стороны это действительно так, а с другой, репрессивный аппарат борется не с причиной, а лишь с её следствиями. И не нужно забывать, кем является правящий класс в буржуазном государстве. Репрессивный аппарат никогда не поднимет руку на правящий класс, а значит и на преступления, совершённые буржуазией, он будет закрывать глаза. Но такое возможно только в буржуазном государстве, то есть, в системе диктатуры меньшинства. Преступником в буржуазном государстве может стать не только уголовник, но и самый обычный наёмный работник, осознавший своё положение эксплуатируемого и вступившего в борьбу против диктатуры буржуазии. Совершает ли человек преступление, желая перестать быть эксплуатируемым и освободить от хомута эксплуатации всех остальных своих собратьев, таких же наёмных работников, угнетаемых буржуазией? С точки зрения буржуа — да, ведь он идёт против их интересов. Почему репрессивный аппарат защищает интересы меньшинства? Всё дело в силе влияния на классовый экономический аппарат.
Экономика в любом обществе зиждется на производстве предметов потребления и предоставлении услуг. Кто в обладает большим влиянием на экономику? Верный ответ — владеющий средствами производства. В рабовладельческом обществе правящим классом были рабовладельцы, в феодальном — феодалы, в буржуазном — буржуазия. Мы с вами живём именно в буржуазном обществе. Они владеют средствами производства, у них все рычаги влияния на экономику. Они полностью контролируют оборот товаров на всей территории своего влияния. Значит, кто в силах перекрыть кислород наёмным работникам, благодаря своему влиянию на экономику? Верно — ОНИ. Полиция (как буржуазный вариант репрессивного аппарата) не имеет иного выбора, полиция будет в любом случае защищать самый влиятельный класс из-за его неограниченного права управлять экономическим оборотом с помощью средств производства. Не потому, что репрессивный аппарат сам по себе плох, а потому, что МЫ дали буржуазии стать правящим классом, МЫ (как наёмные работники) своим бездействием дали право буржуазии управлять экономикой и поэтому аппарат подавления работает против нас, ведь интересы эксплуатируемых не входят в интересы эксплуататоров. Делая вывод из всего вышесказанного, можно с уверенностью сказать, что в классовом социуме (или обществе, разделённом на классы) репрессивный аппарат правильнее будет называть классово-репрессивным. Каковым же будет классово-репрессивный аппарат в социалистическом государстве? На первых порах революции всё ещё будет существовать классовое разделение между людьми, соответственно, в этот начальный период коренного изменения социума аппарат подавления будет всё также подчиняться одному классу для подавления другого, но в отличие от буржуазного государства (диктатуры меньшинства) в социалистическом господствует класс пролетариата (класс бывших наёмных работников), то есть, большинство. После же уничтожения классов и классовых противоречий общество становиться единым и классово-репрессивный аппарат, следовательно, перестаёт подавлять один класс с целью защиты и сохранения диктатуры другого и изменяется, теряя свою классовую зависимость, становясь «вооружённым народом», преследующим всякого преступника вне зависимости от его классовой принадлежности (в истории аналогом подобного общественного аппарата была милиция).

СУД

В буржуазном обществе судебная система является лишь инструментом-фикцией, создающим иллюзию цивилизованного правосудия классового общества. Вас ограбили? Вас обманули? Вас ограничивают в правах и свободах? — “Обратитесь в суд!”— скажут вам. Неужели вот он, островок справедливости, честности, защитник и спаситель угнетенных? Может быть и да,а может и нет. Всё опять же зависит от одного — является ли государство социалистическим или же буржуазным. Судебная система является неким подобием эквивалента справедливости. Но что является справедливостью для одних, для других может быть самым настоящим произволом, так в буржуазном или социалистическом государстве справедливым решением может быть только одно и оно никогда не сможет удовлетворить оба общественных класса из-за противоречащих интересов. За дверьми буржуазного суда вас (как наёмных работников) ждёт бюрократическая волокита, подмена понятий и целый ряд грядущих экономических репрессий, чья единственная цель оболванить научными терминами и заумными словами обывателей, жонглируя их трактовками из абзаца в абзац, всё только для одной цели — обвести наёмного работника вокруг пальца и вытрясти из него побольше средств. Да, в процессе суда может пострадать и один из представителей класса буржуазии, но пострадать может только крайне мелкий и жалкий делец, которого, так сказать, “съели рыбы покрупнее”. Если СМИ являлись распространителем буржуазной повестки, то вот суд в свою очередь этой повестке придаёт более профессиональный оттенок. Одно дело когда мнение высказывает обычный диктор, но совсем по-другому оно начинает восприниматься, если высказывания эти подкреплены словом авторитетного судьи.
Так в чём же заключается отличие народного суда от буржуазного? В буржуазном суде так или иначе, а конечное решение процесса всегда остаётся за судьёй, человеком, выбранным специальной комиссией, очередными профессионалами, нанятыми правящим классом. Даже в суде присяжных при полном несогласии присяжных заседателей с решением судьи, конечное слово всё равно остаётся за одним человеком. Диктатура меньшинства в её истинном обличии. В народном же суде в решении процесса принимают участие 3 независимых лица (ни один из них не имеет права игнорировать мнение другого): народный судья и два народных заседателя (чьи мнения могут, соответственно, не совпадать). И судью, и народных заседателей выбирает не комиссия под руководством диктатуры меньшинства, а народ.

Теперь мы можем понять, характеристика, данная сто лет назад, соответствует сегодняшнему дню, как никогда. Вот как характеризует «государство» Владимир Ильич Ленин: “Государство есть машина для угнетения одного класса другим, машина, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы.”
Мы можем скинуть с себя вековой хомут эксплуатации, товарищи. В социалистическом государстве, в государстве диктатуры народа нет места лжи и невежеству, доносящимся сегодня из всех средств массового оболванивания, нет места подавлению воли наёмных работников, нет места буржуазному закону, дающего право человеку эксплуатировать человека. В социалистическом государстве есть место только для одной вещи — диктатуре пролетариата, диктатуре большинства, диктатуре народа.
Ложь и гнёт окружают нас. Присоединяйтесь к нашей общей борьбе за интересы класса наёмных работников, становитесь пролетариатом и вставайте в наши ряды. Победа будет за нами, товарищи! Если не мы, то никто!

Р.

comments powered by HyperComments