Пролетариат. Вчера, сегодня, завтра 1ч.

54


Вопросами пролетариата занимались и российские социал-демократы. В частности, Скворцов-Степанов, который перевел «Капитал» Маркса на русский язык. И вот там Скворцов-Степанов допустил ошибку, на тот период, возможно, несущественную, но в последствии оказавшую серьезное влияние на все развитие марксизма-ленинизма как науки. Он перевел сочетание Lohnarbeiter как «наемный рабочий». А вот здесь мы с вами должны разобраться. Рабочий не может быть не наемным. Если он не наемный, он называется иначе. Это может быть мелкий предприниматель, это может быть индивидуальный предприниматель, как угодно, но это представитель класса мелкой буржуазии, который использует имеющиеся у него орудия труда и средства производства для изготовления товара, который он потом реализует на потребительском рынке.
Уже тогда стали зарождаться монополии, начинался период империализма. И, по сути дела, перевод Скворцова-Степанова можно было бы в конце XIX века и начале XX века признать точно описывающим тогдашнюю ситуацию в России, поскольку в России наемными работниками были только фабрично-заводские рабочие: класс наемных работников. И не случайно Маркс, предчувствуя предстоящие потрясения, определил, что в классе пролетариата, по сути дела, два класса. Он назвал их: «класс в себе», то есть когда наемные работники интересуются только своим экономическим положением, и «класс для себя», когда он уже борется за свои классовые интересы, ведет политическую борьбу, но эта политическая борьба в интересах подавляющего большинства населения страны.
По сути дела, на рубеже XIX-XX веков классовое состояние в России представляло очень серьезную мешанину. Наличествовал класс дворянства, потому что Россия находилась в феодализме с неограниченным самодержавием, класс феодалов, класс буржуазии, класс крестьян, класс наемных работников в виде фабрично-заводских рабочих. Ведь до Столыпинской реформы крестьянство представляло собой некую крестьянскую общину, которая совместно обрабатывала землю, то есть они разделялись по числу едоков: каждой семье выделялся определенный участок, который это семейство обрабатывало. Там были известные механизмы самозащиты, но это не спасало, конечно, от массового голода, ведь в течение с 1898 по 1911 год четыре очень страшных голода случились
в Российской империи.
Кроме этого еще существовали различные сословия, например, казаки. Они – не наемные работники, они – не некое дворянство. Они находились выше крестьянства, но ниже дворянства. Им выделялись определенные средства производства под видом земли, но главное, что казачество было таким же, как и дворянство, служивым сословием. Во время войны оно обязано было целиком идти на войну, всё мужское население.
Имелось довольно свободное разночинное общество, которое ни государству не служило, ни являлось наемными работниками, а по сути дела, находилось на вольных хлебах. Оно было ближе к буржуазии. Это в основном люди свободных профессий. Это различного рода творческие деятели, это частично, научная интеллигенция, хотя вся техническая интеллигенция, научная интеллигенция, оканчивая университет получала звание по табелю о рангах, что приравнивало их к дворянству. Они пользовались всеми привилегиями дворянского сословия. В зависимости от места в табеле о рангах, они получали свое денежное содержание, жалование, как тогда называлось, в зависимости от своего классного чина по табелю о рангах, а не от должности, которую они занимали.
И вот здесь как раз и начали происходить те самые события, о которых я говорю. Класс наемных работников начал трансформироваться. Когда рабочие заводов столкнулись с прямой эксплуатацией, начались их протесты, переходящие в политическую борьбу, и первый, известный нам серьезный протест – это Обуховская оборона 1901 года. Вот там рабочие, выдвинувшие политические требования, забаррикадировались на заводе и подняли восстание, против приехавших усмирять их жандармских чинов. Произошло боестолкновение, погибло значительное количество рабочих и Обуховская оборона была подавлена, но она дала большой пример. Настолько большой, что запуганное этим выступлением, Санкт-Петербургское охранное отделение организовало общество взаимопомощи фабрично-заводских рабочих, так это называлось. Во главе его стал небезызвестный поп Гапон. Он начал убеждать рабочих, что это только буржуазия, владельцы фабрик, заводов, их угнетает, а святой батюшка-царь ничего об этом не знает, и поэтому надо пойти к нему и попросить его о милости, чтобы он смягчил гнет, который наложили владельцы заводов, фабрик и т.д., на рабочих.
Рабочие ему поверили. 9 января в воскресенье восемь колонн из разных концов Санкт-Петербурга пошли к Зимнему дворцу с петицией к царю о просьбе их выслушать и пожалеть их несчастных, даровав им свободу от гнёта владельцев заводов. Эти колонны были расстреляны, изрублены казачьими шашками, посечены нагайками и это дало колоссальный рывок в классовом самосознании фабрично-заводских рабочих, которые напомню, на тот момент являлись единственными наёмными работниками в Российской империи. Более того, рабочие поняли, что им, кроме них самих, не поможет никто.
Тогда грянула Первая русская революция. И вот здесь классовый состав общества определился очень серьезно. Я сейчас сознательно обхожу 1903 год, то есть II съезд РСДРП и Русско-японскую войну, потому что будем говорить, эти вещи находились еще в достаточном отдалении от масс рабочих фабрично-заводских.
И вот здесь царь издает манифест, где впервые проводится серьезная градация посредством этого манифеста. Были организованы политические партии: партия крупной буржуазии — кадеты или партия народной свободы, как они сами себя называли, конституционные демократы. Отсюда сокращение – кадеты. Во главе ее – Милюков. В эту партию были собраны представители, поддерживающие крупную буржуазию. Вот те самые легальные марксисты во главе со Струве, экономисты во главе с Прокоповичем и Кусковой.
Вторая партия, которая была создана – это партия октябристов, по названию Октябрьского манифеста. Манифест царя о свободе политических партий был выпущен в октябре 1905 года. Итак, партия октябристов – это партия интеллигенции, буржуазной интеллигенции, я подчеркиваю достаточно серьезно.
Более того, проявилась и РСДРП в виде её меньшевистского крыла. Кроме этого, на базе союза Михаила Архангела и союза русского народа образовалась монархическая партия во главе с Пуришкевичем и Марковым.
И вот все эти партии приняли участие в выборе первой Государственной Думы. Большевики (большевистское крыло РСДРП), во главе с В. И. Лениным, призвали эту Думу бойкотировать (читать «Шаг вперёд, два шага назад», «Наболевшие вопросы нашего движения», «Две тактики социал демократии в демократической революции»). Они ясно понимали, что политические интересы и политические цели трудящихся, пролетариев, не связаны с буржуазным парламентаризмом. И большевики оказались правы: царь разогнал первую Думу. 3 июня 1906 года был совершен государственный переворот, который эту Государственную Думу разогнал, назначил выборы в новую Думу уже с более таким, неравномерным законодательством, грубо говоря, где помещики имели возможность выбираться, выбрать в сто раз больше депутатов, чем, например, рабочие.
После этого началось, как раз формирование вот этого класса «для себя» — пролетариата. Когда уже, руководствуясь тем опытом, который был накоплен во время Первой русской революции, во время борьбы с различными буржуазными извращениями, вроде ликвидаторства или отзовизма, мы с вами разбирали, что это такое. В мае 1912 года, после событий Ленского расстрела, была окончательно сформирована партия пролетариата.
Когда-то Ленин в своей работе «Рождение капитализма в России» говорил, что если в стране нет пролетариата, для того, чтобы его создать, нужно создать партию пролетариата и путём разъяснения людям их классовых целей и задач, и доказывая то, что нет иного пути добиться этих классовых целей и задач, кроме политической борьбы с правящим классом, победы при этом будет добиться невозможно.
Итак, в 1912 году была сформирована партия пролетариата. Её назвали Всероссийская социал-демократическая рабочая партия большевиков. Уже тогда Владимир Ильич понимал, что задачи борьбы пролетариата намного выше задач социал-демократии, которая заинтересована в сохранении буржуазного общества, что она может вести только экономическую борьбу за интересы отдельно взятых групп пролетариата по профсоюзным признакам, по этническим признакам и т.д., и т.п. Как раз этот путь и привел к тому, что в результате поражения в Первой мировой войне, феодализм в России был разрушен. Власть взяла партия крупных капиталистов. Было сформировано Временное правительство во главе с князем Львовым, известным земским деятелем.
Долго оно не продержалось, оно не решило ни одного противоречия, не дало людям ни мира, ни крестьянам земли, ни рабочим контроль над производством. Поэтому и оно, и два последующих правительства канули в Лету в результате Великой Октябрьской социалистической революции. Почему она и названа была — социалистическая революция, потому что идеологическая основа базировалась на декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа, в котором, в соответствии с теорией марксизма-ленинизма, были сформулированы классовые интересы пролетариата и беднейшего крестьянства.
И вот эта позиция показала свою жизнестойкость, потому что советская Россия, даже дойдя до уровня Московского княжества XIX века в 1919 году, смогла победить не только внутреннюю контрреволюцию, но и прямую интервенцию четырнадцати держав на свою территорию.

1 часть
2019г. М.А.Соркин

comments powered by HyperComments