Деревенские настроения

25


В силу инерционности русского человека или как принято говорить «в обществе», какого-то особого менталитета, обстановка в конкретном, отдельно взятом сельском поселении сибирской глубинки, не взрывается открытым возмущением и недовольством его жителей ни путинским режимом, ни карантином и вынужденной добровольно-принудительной самоизоляцией от пресловутого «covid-19». Селяне, уже забывшие о своём главном занятии в деревне — пахать землю и выращивать хлеб, привыкли за все эти годы постсоветского безвременья выживать в одиночку. Их безнадёжно разъединили и продолжают прочно удерживать в разобщённом положении, так что обмениваться мнениями со своими односельчанами по политическим вопросам или отношением к властям государственным и местным у них нет ни возможности, ни желания. Да и выстраданного и твёрдого своего мнения по этим вопросам, кроме касающихся их специфических интересов, нет. Потому, что главное — выжить, обеспечить себя и семью куском хлеба с маслом сегодня, пока есть силы и здоровье.
На примере одного среднестатистического муниципального образования, проще — сельсовета, в котором из пяти деревень в целом проживает чуть более тысячи человек, можно проследить развитие «общественного мнения» и отношение к власти. Те здоровые и трудоспособные в общем-то молодые люди, которые приезжают на «побывку» и отдых от продолжительных «вахт» домой в село, озабочены своими домашними проблемами. Их мало волнует политика, хотя каждый отдельно, с кем разговариваешь, ругает и плюётся в сторону власти и правительства. Какие там партии за народ, какие против — им безразлично. «Что демократы, что коммунисты — все они болтуны и воры.» А вот где платят больше и своевременно — это их больше интересует, там значит и начальники хорошие и хозяева порядочные.
Таким образом, от «вахтовиков» можно услышать и ненавистные отзывы о президенте и правительстве, тут же положительные оценки «новым хозяевам жизни». Их влияние на «общественное мнение» односельчан проявляется только в том, какой дом кто построил и какую машину кто купил. Абсолютное большинство проживающих в селе жителей, а это пенсионеры, нетрудоспособные и больные безработные, учащиеся, учителя, местные мелкие предприниматели и их малочисленные наёмные работники, два фермера и их подёнщики, тунеядцы, пьяницы, и наркоманы — вот кто формирует «общественное» мнение деревни.
Каждый отдельно, кроме учителей местной средней школы и работников сельской администрации, может тебе высказать (конечно, не все поголовно) своё личное неудовольствие сегодняшним положением и даже как-нибудь обозвать нелестным словом власть имущих, особенно сейчас, в положении карантина, отягчающим житейские проблемы. Кто-то тихо всплакнёт и пожалуется на то, как сейчас плохо и как было хорошо в советское время. Но из всей этой тысячи вряд ли найдётся более сорока человек готовых проголосовать за коммунистов и ещё гораздо меньше готовых выйти на улицу с транспорантами в руках в знак солидарности с бастующими. Но! в общем и целом раздражение за бесцеремонное и пренебрежительное отношение властей к простым людям среди сельских жителей растёт. Оно пока не направлено конкретно в сторону общественно-политического строя, просто отовсюду раздаётся тихий ропот недовольства ростом цен на продукты питания, низким качеством медпомощи и дороговизной лекарств, отменой льгот и плохим соцобеспечением.

Пока вопрос о смене общественно-политического курса в стране среди сельчан не стоит вообще, хотя кто виноват и что делать знает почти каждый. Отсюда следует вывод, что село, как всегда, пойдёт за теми, кто будет иметь реальную, мощную силу, кто будет гарантировать работу, безопасность, благополучие и равенство. Ну а всё это может обеспечить только социализм и коммунистическая партия, созданием которой мы и занимаемся.

Евгений

с. Усть-Каменка. Союз Коммунистов. п/я «Родник»

comments powered by HyperComments