Материализм и Идеализм. 27.10.2019г. 1 часть

155

Марк Анатольевич
— Идеализм и материализм. Я просил вас прочитать предисловие Маркса ко второму изданию «Капитала». Перескажите, что там Маркс пишет? Своими словами. На что он делает акцент? Кто готов? Хорошо, я сужу вопрос. Что Маркс говорит о реакционности гегельянства? Кому служит гегельянство? … (### ~0:34 обрыв записи) … понятно. Хорошо, Павел.
Андрей
— Марк Анатольевич, если вкратце…
Марк Анатольевич
— Давай, Андрей.
Андрей
— Маркс там говорит, что в противовес гегельянской философии он как раз вот… точнее, не он создал — это громко будет сказано, — что он использует принципы материалистической философии. То есть взял…
Марк Анатольевич
— Я спрашивал, Андрей, не о том. Вы слышали мой вопрос? Что Маркс говорил о реакционности гегельянства? Что говорил в этом плане, о философских понятиях, разработанных Фейербахом?
Павел
— Что они являются лучшим другом и надёжной опорой любой формы реакционной пропаганды.
Марк Анатольевич
— Точно! Абсолютно верно. А что он сказал там о Фейербахе? О том, что Фейербах попытался создать на базе научных знаний философское течение, основанное на первичности материи? И что отметил среди недостатков Фейербаха?
Павел
— Нет революционности…
Марк Анатольевич
— Нет, он не говорил о том, что недостаток революционности. Он говорил о недостатке этого метода познания, поскольку он опирается на формальную логику. Дословно кто может сказать?
Павел
— Ну, по сути, философию Фейербаха назвали только созерцательностью формальной, отражением.
Марк Анатольевич
— Вот, правильно. То есть, Людвиг Фейербах оценивал происходящее с людьми с позиций материализма, но поскольку это было основано на формальной логике, дело ограничилось только констатацией фактов. Поэтому, давайте мы с вами сейчас начнём разбираться, а что такое идеализм? Прошу записать. Идеализм — философское течение, основанное на существовании некоего высшего существа, которое воздействуя на сознание людей, заставляет их как бы изменять окружающее их бытие. Таким образом, идеализм — это философское учение, которое ставит на первое место сознание человека, на второе место бытие, заявляя о том, что бытие есть продукт сознания человека. Давайте мы с вами внимательно в этом постулате разберёмся. … (### ~3:03 обрыв записи) … то есть, неизвестно откуда, непонятно каким путём, человеку в сознание проникает мысль о несовершенстве бытия, окружающего его. И он опять-таки, непонятно по каким причинам, непонятно какими методами, пытается это бытие усовершенствовать. Давайте мы с вами оценим, так ли это на самом деле? Кто готов на эту тему что-то сказать, свои мысли? Понятно.
Итак, в грубой форме, есть человек, который до этого жил спокойно и весело, и вдруг ему в голову проникло некое слово. Один из постулатов идеологии: «В начале было слово и слово было богом, и слово было бог». Откуда взялось это слово? Как оно пришло к человеку? Нам предлагают не объяснять, а просто верить. Таким образом, вся практика и теория гегельянства основана на присутствии некоего абсолютного духа: демиурга, творца, бога — как угодно это можно назвать. Идеализм, как философское течение, не даёт правильное объяснение мира, не даёт правильного объяснения и анализа существующей реальности. Почему он этого не даёт, кто мне может это сказать?
Павел
— Он ограничивается наблюдением, не выходит на познавательный уровень, не познаёт мир.
Марк Анатольевич
— Нет, ну почему же? Здесь не так. Мир-то он пытается познавать: с помощью им самим придуманных постулатов, что, дескать, так сотворил творец, что есть различные сущности в этом бытие, есть некие отвлечённые формы этого бытия, придумываются различные формулировки, я сейчас даже не хочу их приводить. А главная суть? В чём обличает гегельянство, как философское течение, Маркс? Он говорит о том, что идеализм призывает людей к смирению. Ведь если первично сознание, то значит нет необходимости это бытие изменять, поскольку таким его создал бог. Вот в чём суть реакционности самого философского течения идеализма: что человек не может сопротивляться высшему существу, не важно — бог это или рептилоид; ну, невозможно этому сопротивляться — нет у человека сил, чтобы изменить существующую реальность, потому что её так создал некий творец (не важно, светлый, тёмный — в данном случае это не принципиально). Итак, давайте себе пометим. Идеализм отвергает саму возможность переустройства общества на благо людей, живущих в этом обществе, поскольку по мнению идеалиста таким это общество создал бог — высший судья, творец, абсолютный дух, я уже, честно говоря, не буду перечислять. Давайте мы сейчас с вами перенесёмся в реальность, которая нас с вами окружает в нашей стране. мы имеем в нашей стране два течения идеализма.
Первое течение это КОБ или КПЕ. В чём суть излагаемой ими позиции? В том, что человеческое общество управляется некими высшими существами, условно названными рептилоидами, а их дёргая за определённые ниточки, заставляют человека поступать так или иначе, и человек из этой сети вырваться не может, поэтому надо создать некую Концепцию Общественной Безопасности и стараться перехватить эти нити, которые ведут от рептилоида к обществу людей.
Есть второе идеалистическое течение. Это «Суть времени». Там утверждается, что интересы классов, конечно, имеют очень большое значение, но не ими исчерпывается, будем говорить, общественное бытие, что есть некий «дух истории», «тёмная энергия», «огонь летящий по вселенной» и что задача людей, членов, так сказать, осознавших вот эту концепцию Кургиняна и совершивших — вдумайтесь внимательно! — «метафизическое восхождение»… (### ~7:29 обрыв записи) … является опускание в инферно, то есть в окружающую реальность, и выводить из неё людей по-одному, не спрашивая даже их согласия — а согласны они выходить, не согласны? «Выводить их из инферно». То есть, здесь, опять-таки, в чём реакционность? Здесь, опять-таки, нет борьбы за совершенствование общественных отношений. Здесь есть действия по сохранению этих общественных отношений, но якобы, предпринимается попытка «поднять людей до совершенства». То есть, продолжение богдановщины: создание некоего образцового человека. Каким они путём это будут делать, они сами не знают. Но главное, это создание образцового человека путём «выведения людей из инферно через метафизическое восхождение». Кто что-нибудь здесь понял? Суть этого всего?
Андрей
— Ну, опять же, сиди жди, когда придёт инферно, из инферно тебя выведут.
Марк Анатольевич
— Юр, как по-твоему — я правильно изложил то, что всегда говорил Кургинян, нет?
Юрий
— Да.
Марк Анатольевич
— Таким образом, мы с вами видим, что те люди в нашем обществе, которые придерживаются идеалистического воззрения, не собираются менять общественный характер нашего общества, извините за тавтологию. Они не собираются бороться с эксплуатацией, с ликвидацией частной собственности на средства производства, они хотят её сохранить. Они пытаются людей образовывать в каком качестве — чтобы они воспринимали это бытие окружающее нас не снизу, а сверху! Так это снисходительно на него поглядывая! Вот не удалось нам всех людей вывести из инферно, но мы-то уже образцовые люди! Мы заточены на борьбу с рептилоидами и ждём, когда нас осенит «дух истории»! Что это за «дух истории», похоже, они и сами не знают, но, тем не менее, охотно этим понятием оперируют. Ведь история — это наука, описательная, которая описывает факты. Вот сейчас мы с вами разговариваем, это уже история. Прошло три секунды, это событие уже отодвинулось, то есть стало историей. И откуда здесь возьмётся дух? Чей это дух? Это известно, наверное, только самому Кургиняну и то я не очень… Тем не менее, то, что предлагает Кургинян, полностью отрицает приоритет научного познания мира. Он заявляет о том, что коммунистическая идея утопична в своей сути, то есть недостижима. Вы понимаете? Вот здесь сочетание вывода людей через метафизику через инферно и отрицание коммунистической идеологии к чему это ведёт, как по-вашему?
Голос
— К уводу от классовой борьбы.
Марк Анатольевич
— Совершенно верно.
Екатерина
— К смирению.
Марк Анатольевич
— Поскольку утверждение (кстати, как и Гегеля, как и нынешних, этих рептилоидов, Кургиняна, Старикова и прочих), они базируются на чём? Что в постмодернистском обществе (послекапиталистическом по их мнению) классов нет, а соответственно — не может быть и классовой борьбы. Таким образом все эти изыски идеализм, как правило (прошу записать), идеализм всегда служит правящему классу, базирующемуся на частной собственности на средства производства. Всегда. Потому что пытается сохранить их в целости и сохранности, завуалировав некими наукообразными рассуждениями, которые научной почвы под собой не имеют. По идеализму вам понятно?
Голос
— Понятно
Марк Анатольевич
— Давайте мы теперь с вами рассмотрим, вот тут у меня был недавно спор с одним человеком, который утверждал, что материализм есть тоже идеалистичное нечто, в том смысле, что «ну вот искусство — оно передаёт некие идеи». Скажите, пожалуйста, а если сообразуясь на понимании идеализма как примата сознания над бытием, как можно оценить допустим, то что искусство несёт некие идеи? Каким образом искусство несёт подобные идеи? Ведь оно несёт их некими действиями, происходящими в материальном мире? Танец. Это что может быть материальным? Или книга? Или картина? Ведь для того, чтобы её создать, потребовались определённые усилия в материальном мире? То есть, сначала надо это создать, а потому уже смотреть, как это влияет на сознание. И когда пытаются нас уверить, что в материализме есть нечто идеалистичное, люди или не понимают, или сознательно врут, потому что любому осознанию всегда предшествует некое бытие, некое создание чего-то материального, не важно: фильма, картины, книги, танца, песни и так далее, и тому подобное. Это всегда человеческий труд. Таким образом, мы можем с вами утверждать, что всё это — вполне себе материальные вещи.
Итак, давайте теперь разбираться что такое материализм. Запишите. Материализм — это философское учение, базирующееся на отрицании наличия неких высших существ и утверждающее, что окружающее бытие определяет сознание людей. Записали? Материализм — философское течение, базирующееся на отрицании наличия высших существ и считающее, что именно окружающее нас бытие определяет то, что находится у нас в сознании или просто сознание. Записали?
Екатерина
— Записали.
Марк Анатольевич
— Хорошо. Теперь давайте с вами разбираться в механизме действия материализма как философского течения. Мы с вами все смотрим на окружающую нас реальность. Мы оцениваем её с помощью нашего сознания, с помощью взаимодействия нейронов в коре головного мозга. Мы приходим к мнению, что это бытиё либо нас устраивает, либо не устраивает. Таким образом происходит процесс осознания окружающего нас бытия, то есть для того, чтобы вынести решение, надо оценить то бытие, ту реальность, которая нас окружает. Более того, критика Людвига Фейербаха Марксом и Энгельсом, она как раз и заключалась в том, что Фейербах не понимал то, что общество развивается по законам диалектики, что оно представляет собой формальную логику, не исследуя процессы, происходящие в реальности с помощью логики диалектической. И тогда Маркс и Энгельс разработали метод познания общества, который они назвали диалектическим материализмом. Для исследования процессов, происходящих в истории человечества был применён метод исторического материализма. Итак, в чём суть метода диалектического материализма? Это вытекает из названия. Диалектический он потому, что процессы происходящие в обществе не линейны. Прошу это записать. То есть, это не поезд, который идёт из пункта «А» в пункт «Б» в арифметической задаче. Диалектический, потому что изучающий общество обязан учитывать все векторы, действующие в этом обществе и уметь увидеть их результирующую. … (### ~15:16 возможно, обрыв записи, проверить) … материализм именно потому, что в обществе нет никаких высших сил. Всё происходящее в обществе (опять-таки запишите) делается руками людей, их действиями, их противодействиями друг к другу в различных аспектах окружающей нас реальности. И вот учёт этих векторальных столкновений с пониманием того, что процессы происходящие в обществе не линейны, даёт возможность понимания того, в какой точке надо приложить усилие, чтобы развитие общества пошло в нужном направлении. И из этого, на базе привлечения исторического материализма, делается вывод, что история человеческого общества есть история борьбы классов. Отсюда и понимание роли личности в истории, что когда личность олицетворяет собой интересы и чаяния бОльшего количества людей, его значение резко возрастает. И вот здесь я бы остановился ещё на одном аспекте.
Во время голосования по брестскому миру Владимира Ильича пытались убедить, что люди не хотят этого мира, что они считают его позорным и похабным, поэтому надо идти вместе с людьми. Владимир Ильич на это ответил: «Одно дело — настроение, другое дело — коренные интересы. Могут и не совпасть. Я — за коренные интересы». Вот как раз роль личности в истории основана на том, что эта личность выражает коренные интересы своего класса, которые одновременно в данный момент являются интересами подавляющего большинства народа, даже не относящегося к революционному классу. И будь это рабовладельческое общество, феодальное, буржуазное — всё равно. Именно так и никак иначе. Только та личность, которая базируется на коренных интересах своего класса и подавляющего большинства народа, с которыми эти интересы должны совпадать, может влиять на окружающую нас реальность. Итак, давайте себе пометим, товарищи, что материализм как философское течение, основанное на оценке окружающего нас бытия, является революционным философским учением, которое направлено на смену окружающего нас бытия, если его условия не совпадают с коренными интересами подавляющего числа народа. Это понятно? Прекрасно.
Теперь давайте мы оценим с позиций сегодняшнего дня. Мы имеем реальность Российской Федерации, которая нас окружает. Вокруг этого вопроса, вокруг реальности, крутится очень много самых разных рассуждений и о патриотизме, и о необходимости восстановления некоей великой страны, и о мессианской роли русского народа, а когда задаёшь вопрос «а для чего это надо?», «а для чего нужна большая страна?», «что такое мессианская роль русского народа?», «что такое патриотизм?», «по отношению к чему этот патриотизм?», — всё сходится к тому, чтобы поддержать существующий на сегодняшний день в нашей стране буржуазную власть, власть капитала. И наша задача как коммунистов, как раз и разъяснять этим людям, которые пока не понимают — не могут осознать те процессы, которые происходят в нашем обществе, — их коренные интересы и коренные интересы их врагов, и каким образом это противоречие можно разрешить. Поскольку эти противоречия антагонистические, они ужиться не могут, то стоит вопрос «кто кого?»: кто кого уничтожит? Чьи интересы коренные наиболее лучше защитить могут себя и подавить враждебные? Понятно, товарищи?
Анжелика
— Это, как Вы говорите, про тенденции, какие…
Марк Анатольевич
— Это не столько тенденции, это оценка, Анжелика, окружающей нас реальности. Кому-то эта реальность нравится, он считает её справедливой, кому-то — нет. Это настроение. А настроение надо соотносить с коренными интересами. В чём коренной интерес трудящихся? В освобождении от эксплуатации и построении государства, где не будет эксплуатации человека человеком. В чём коренные интересы класса буржуазии? В том, чтобы сохранить частную собственность на средства производства и, следовательно, эксплуатацию человека человеком для удовлетворения потребностей только класса буржуазии, поскольку его интересы прямо противоречат подавляющему большинству населения: не только классу пролетариата — в данном случае интересы класса пролетариата совпадают с коренными интересами народа, который находится в деклассированном состоянии временно, никак не перейдя из категории наёмных работников в категорию пролетариев. И вот перевести наёмных работников в пролетариев можно только разъяснив им их классовый интерес и, соответственно, стоящие перед ними классовые цели и задачи. Понимаете меня, товарищи?
Вот две коренные разницы между идеализмом и социализмом. Разница первая. Идеализм, признавая несовершенность бытия, призывает к смирению с этой несправедливостью, потому что, якобы, так установило высшее существо. Второе коренное различие. Идеализм считает, что изменений в обществе можно добиться только изменением сознания людей, приведением их, так сказать, к образцовому человеку и тогда мир сам собой изменится. Материализм же говорит, что наше дело не только объяснять обществу, но и активно видоизменять его, а для этого нужно революционное движение масс. Вот два коренных различия между идеализмом и материализмом. Понимаете меня, товарищи? А выражается это в формуле идеализма, что сознание первично, а бытие вторично или что сознание определяет бытие, и материализмом как то, что первично бытие и оно определяет сознание — сначала бытие, потом сознание и он призывает к изменению бытия революционными методами. Это понятно? Попрошу это записать. Итак, идеализм, признавая не совершенство мира окружающего, говорит, что так установил бог и что мы можем только изменить его своим сознанием, следуя неким законам, данным нам богом, творцом. Материализм говорит о том, что всё происходящее в нашем бытие есть продукт действия людей и что оценивая бытие, мы должны одновременно определять выходы из бытия, если мы считаем по тем или иным причинам его несправедливым. То есть, идеализм предлагает некую эволюцию, материализм стоит на базе революционных преобразований, совершаемых революционными движениями масс. Революционным движением масс! Я подчёркиваю. Вопросы? … (### ~22:44 обрыв в записи) … … что значит «регрессивным»?
Анжелика
— Ну, есть прогресс, есть регресс. Как мы докатились до жизни такой, когда жили в Советском Союзе.
Марк Анатольевич
— А мы ведь не оценивали своё бытие. Мы обозначивали только отрицательные стороны того, что нам не нравилось и поэтому с этим начали бороться, то есть в полном взаимодействии с понятием материализма. Люди не понимали разницу между настроением и коренными интересами. Им казалось, что все завоевания советской власти вечны и незыблемы, что так и должно быть. А вот что-то надо изменять. Нужны реформы, нужны перемены. А то, что эти вещи неразрывно связаны, что человечество идёт к более развитому и более совершенному обществу через более тяжёлый труд — они этого понимать не хотели.
Анжелика
— Марк Анатольевич, так мне пятьдесят лет, я только сейчас это поняла! А жила всю жизнь в Советском Союзе и не понимала!
Марк Анатольевич
— Ты об этом задумывалась?
Анжелика
— А мне зачем?!
Марк Анатольевич
— Вот то-то и оно. … (### ~23:44) … … все мы скажем тоже: «А зачем?! Всё ж замечательно!». Есть работа, есть жильё, есть возможность раз в год поехать в отпуск. Есть возможность, как говорится, по праздникам накрыть хороший стол. И в обычные дни тебе не грозили голод и безработица. Зачем тебе было задумываться?
Анжелика
— Я и про партию не думала. Я знала, что государство даст мне. Если надо.
Марк Анатольевич
— Да государство… В том-то и дело, ты не понимала, что не государство тебе это даёт! Государство — это механизм.
Анжелика
— Когда мне десять лет, я не знаю кто даёт! Давали.
Марк Анатольевич
— Тогда это давала тебе власть трудящихся! Государство — это инструмент в руках правящего класса. И именно правящий класс определяет принципы государства своего. Вот этого ты и сейчас ведь толком-то не поняла!
Анжелика
— Я стараюсь понять.
Марк Анатольевич
— А для того, чтобы это государство продолжало жить, надо было защищать власть трудящихся, а люди считали, что это само-собой. Что всё вокруг…
Анжелика
— Это не люди считали, это дети так считали!
Марк Анатольевич
— … взрослые люди считали. И вот их основная мысль была: «Всё вокруг колхозное, всё вокруг моё, а что моё — то не колхозное». Не дети так считали! Взрослые так считали!
В этом-то и беда.
Павел
— По сути, забыв о диалектической составляющей процесса развития. Они расслабились.
Марк Анатольевич
— То-то и оно! И не просто расслабились. Дело-то ведь в чём, будем говорить так: наши деды в тяжелейшей борьбе завоевали власть трудящихся и основали её. Они создали инструмент под названием «Социалистическое государство», которое обеспечивало гражданам социалистического государства определённые блага и привилегии в точном соответствии с коренными интересами народа, населявшего нашу страну. Они отобрали власть у буржуазии, они выстроили это государство, они защитили его в тяжелейшей войне и после этого угроза войны, с созданием ядерного оружия, упала (угроза интервенции). И люди сказали себе: «Прекрасно! Замечательно! Больше нам ничего не надо. Зачем нам куда-то двигаться, зачем нам развиваться? Зачем нам изучать что-то? Зачем нам исследовать окружающее нас общество? Зачем нам преподавание конституции СССР и логики? Зачем? Всё это выкинуть надо! Главное в жизни — восемь часов отработал, а дальше — расслабляйся!» Вот о чём идёт речь. Они не были приверженцами идеализма. Вы можете сильно смеяться, но когда я учился в шестидесятые годы, у нас были, по-моему, два человека в классе из семей верующих. В нашей школе там учились дети приходского священника. Они, в общем-то, были верующими. Их ни к чему не принуждали там: ни на линейки ходить, ни на субботники — нет, они не ходили. Только над ними все дети смеялись. И что мы видим сейчас? Мы видим сейчас как идеалистическая идеология в лице церкви, в лице религии полностью захватила власть в стране. И не важно: христианская ли это религия, мусульманская, буддистская, иудаистская. Практически нет населения в стране нашей, которое не было бы охвачено некоей идеалистической составляющей. Когда-то это казалось, что религия это традиция. Вот, хочу покрестить ребёнка! Ну, ведь так же делали там? Это традиция. Оказалось, что это не традиция. А кто-то поехал, там, на пасху, отметить: попу тому червонец сунуть. Вроде, традиция! На пасху, там, едут отмечают весело. Оказалось не весело: «Коготок увяз — всей птичке пропасть».
Анжелика
— Получается, идеология нужна?
Марк Анатольевич
— А как без идеологии? В том-то и дело, что отказ от идеологии коммунистической происходил очень медленно. Очень медленно. По шажку. Но когда подошёл час, когда нужно было защищать государство, защитников ему не нашлось. Каждый пальцем тыкал в другого: «А что ты не пошёл защищать? А что вот ты не пошёл? А что ты? А что вот ты?». А потому и не пошёл, что было полное непонимание идеологии, полное отсутствие её развития. Ведь идеологию марксизма-ленинизма сделали догматом, сделали чем-то замшелым, сделали набором цитат, без понимания того, как это происходит, и почему это происходит именно так и не иначе. А человечество не может стоять на месте. Оно либо идёт вперёд, либо откатывается назад. Если убрана ниша коммунистической идеологии, её заполняет идеология идеалистическая. Как говорится: «Свято место пусто не бывает»..
Павел
— Обманули массы. Сказали, что цель достигнута. Ведь идея двигала массами…
Марк Анатольевич
— Видите ли в чём дело, ты прав, Павел. Но это одна сторона медали, другая сторона медали состоит в том, что массы хотели быть обманутыми. Вот что самое страшное.
Павел
— Это остатки буржуазной идеологии у них?
Марк Анатольевич
— Нет. Это остатки первобытно-общинных инстинктов. Понимаешь? Ни о чём думать не хочу, четырьмя руками под себя гребу, три холодильника набью и после этого буду рассказывать,
что у нас в магазинах ничего нет.
Павел
— Животное начало, всё-таки?
Марк Анатольевич
— А о том и речь! Никто не может, как говорится, переломить в человеке инстинкт самосохранения и инстинкт размножения рода, только осознание того, что это инстинкты и их нужно уметь подавлять в себе, а это может быть только на базе коммунистической идеологии, ни на какой другой!
Павел
… (### ~29:07 обрыв записи) … … не… точнее, не подавлять их нужно, а чтобы они знали своё место.
Марк Анатольевич
— Подавлять! Именно так. Я подчёркиваю: ПОДАВЛЯТЬ.
Павел
— Инстинкт размножения… подавлять?
Марк Анатольевич
— … (### ~29:18 обрыв в записи) … я говорил о том, я Павлу говорю, потому что… что подавляется инстинкт продолжения рода? Вы это слышали?
Павел
— Да.
Марк Анатольевич
— Я говорил о том, что природа, развивая человека, учла определённые условия, окружающие человека — условия реальности, — что мужчины чаще гибнут, что мужчин может не хватать, поэтому она заложила в мужчин способности восстановления репродуктивных качеств через два с половиной часа. У женщины это девять месяцев. Противоречие? Безусловно. Когда-то человечество выходило из этого противоречия путём полигамии (многожёнства). Но дальнейшее развитие общества показало, что надёжной структурой общества, при котором общество развивается, может быть только семья — моногамия. И вот здесь, опять-таки говорю, происходит разумное осознание, что определённые инстинкты, которые достались человеку от первобытного существа, необходимо подавлять в себе, не давая им воли.
Второй инстинкт. Инстинкт самосохранения. Когда-то первобытнообщинный человек просто бежал от любого враждебного действия, не важно: происходило ли оно от животных или от сил природных катаклизмов. Он просто бежал, не думая о том, что будет с его племенем, с детьми, которые то ли у него есть, то ли у него нет. Пока он, не осознавая это — то, что он один всё равно пропадёт, — он начал подавлять инстинкт самосохранения, иногда даже жертвуя собой для спасения близких ему людей или ради более высоких ценностей. Вот во время штурма Одессы немцами, на одном из — как сейчас говорят, — блокпостов был дот. Осталось пять моряков. Снарядов нет. Что делать? Они обвязываются связками гранат и по-очереди прыгают под приближающиеся танки. Что это, как не подавление инстинкта самосохранения? А, Павел?
Павел
— Да, в этой ситуации это всё верно сделано. Во имя жизни всех остальных.
Марк Анатольевич
— Вот о том и речь! Вот именно! Я ещё раз говорю, развитие общества происходит через подавление инстинктов, через осознание необходимости тех или иных действий, в противном случае, когда человек думает о себе любимом больше, чем о всех остальных, происходит регресс общества, когда он распускает эти свои инстинкты хапужнические и так далее, и тому подобное. Вот не так давно я видел очень интересный сюжет: женщина подала на развод с мужчиной. Что произошло? Они летели в самолёте и самолёт при посадке неудачно сел, ударился носом, возникла угроза и так далее, и тому подобное. Мужчина выбил иллюминатор и выпрыгнул в него. Первым. Ни жену, ни двух детей не взял. Она подала на развод и сказала: «А я больше не уверена в том, что он будет защищать свою семью». Он будет спасать себя, а не нас. Она поступила правильно. Потому что мужчина, не способный защищать и охранять свою семью, не имеет права иметь семью вообще, в принципе.
Павел
— Да, это деструктивно для всего общества.
Марк Анатольевич
— Вот то-то и оно. Понимаешь, и вот здесь как раз проявление того самого материализма, когда человек совершает определённые осознанные действия, основываясь не на инстинктах, не на идеализме «господи спаси и помоги!», а предпринимает какие-то действия, базируясь на оценке окружающей его реальности. Это не так, Павел?
Павел
— Да, Это очень хороший метод.
Марк Анатольевич
— А то я чувствую, что Вам казалось, что я начинаю говорить о вещах, которые, в общем-то, не относятся к сегодняшнему предмету. Правда?
Павел
— Нет, всё верно. У меня немножко другое мнение по этому поводу.
Марк Анатольевич
— Это пожалуйста. Это ради бога. У Вас мнение другое, но Вы же должны мнение на чём-то основывать.
Павел
— Да, я его основываю исключительно на том, что в сферу экономических отношений человечество не должно брать под мышки вот эти свои первородные инстинкты «владеть», «иметь», «доминировать» и так далее.
Марк Анатольевич
— Видишь ли в чём дело, вот эти инстинкты намного древнее экономических отношений.
Павел
— Да!
Марк Анатольевич
— Понимаешь? Поэтому я и говорю о подавлении, а не об ограничении.
Павел
— Я отлично Вас понимаю, но я остаюсь на своей точке зрения: не подавлять, а ограничивать, чтобы они знали своё место. Не все!
Марк Анатольевич
— Ну, а что значит «ограничивать», если не подавлять их флуктуации?
Павел
— Их нужно подавлять в экономической сфере. Ну, ночью же…
Марк Анатольевич
— Почему же в экономической?
Павел
— Ну… Доминируй, пожалуйста! Будь зверем! Мы вымрем…
Марк Анатольевич
— В том-то и дело, а причём здесь экономика?
Павел
— Но Вы говорите их подавлять. Где подавлять, вопрос?
Марк Анатольевич
— Везде, где они вредят развитию!
Павел
— А! Где они вредят развитию! Вот. Вот это правильно.
Денис
— Вопрос есть.
Марк Анатольевич
— Пожалуйста.
Денис
— Вы согласились, Марк Анатольевич, с тем, что при развале Советского Союза народ был обманут, но дополнили тем, что он и рад был обманываться. Мне кажется, что это одно и то же.
Марк Анатольевич
— Нет. Это не так.
Денис
— Инстинкты, они не зависят от человека и если их не подавлять, как Вы говорили, это звенья одной цепи, то есть это…
Марк Анатольевич
— Так, а в чём вопрос?
Денис
— Вопрос в том, что и «обманули» и «обманываться рады» — это были следствия непросвещения.
Марк Анатольевич
— Нет, понимаете в чём дело, Денис, Вы не понимаете одной ситуации, очень интересной. Почему народ принял всё это за чистую монету и за правду? Потому что рад был обманываться. Но он-то это принял как правду, как истину в конечной инстанции!
Денис
— Ну да.
Марк Анатольевич
— Вот. То есть, он обман принял за правду, а он это воспринимал как истинную правду, потому что это выражало его настроения.
Денис
— … которые не подавлялись.
Марк Анатольевич
— Совершенно верно.
Денис
— … в предыдущее время.
Марк Анатольевич
— Потому что, настроение и коренные интересы — это вещи разные, они могут и не совпасть. Так вот примат настроений над коренными интересами как раз и позволил выдать обман за чистую правду. Тут вот, не далее как вчера, приводился пример у Соловьёва, когда там (я уж не помню фамилию), когда он поехал в Америку первый раз поработать — он начал там работать несколько лет, — «к своему ужасу понял», — мне понравилась эта фраза, — «что когда газета «Правда» писала о жизни в Америке — она говорила чистую правду, а я-то ведь воспринимал это как обман!». Беда-то советской власти была в том, что была утеряна обратная связь! Что разъяснения настоящего не было! Что понимание развития человечества свелось к чтению цитат из того или иного классика, того или иного профессора, вот в чём вся беда! Понимаете в чём дело?! То есть, материалистический метод подменили чистым идеализмом. Они считали, что цитирование цитат послужит развитию сознания человека! То есть, абсолютно идеалистический подход. Вместо разъяснения людям — не цитатами, а простыми словами, — вместо понимания того, что нам приходится преодолевать резкое противодействие по пути к нашей достойной жизни постоянно! И что эта достойная жизнь не сама-собой появилась, а что она идёт в бескомпромиссной идеологической борьбе между буржуазной идеологией, которой помогает идеализм, и материалистической идеологией, которая опирается на правильную оценку событий, происходящих вокруг нас. Они пытались объяснить развитие человечества идеалистическими методами! То есть, считали, что достаточно сказать слово и всё! На этом всё и будет. «В начале было слово и слово было бог, и словом было бог». То есть они пошли по совершенно идеалистическому пути в деле развития, а он ни к чему не мог привести, кроме как к регрессу. Это понятно, товарищи?

1 часть

comments powered by HyperComments