Учёба 26.09.2019 г. 1 часть

31


Марк Анатольевич
— Итак, товарищи, тема нашего сегодняшнего занятия: «Империализм и либеральный глобализм». Я сознательно попросил вас посмотреть передачи, которые были в эту неделю. Все в курсе того, что происходит сейчас в Америке?
Павел
— В финансово-производственной сфере?
Марк Анатольевич
— Нет, между демократами и республиканцами? Свара, которая там началась в преддверии президентских выборов.
Павел
— Ну, получается, одни — представители отживающей стадии капитализма, а другие — вот этого либерального глобализма представители. Правильно я понимаю?
Марк Анатольевич
— Совершенно верно, Павел. И обратите внимание на следующий характер: какова экономическая позиция демократической партии (того самого «вашингтонского болота», которое Трамп пообещал осушить)? Что главное в их позиции?
Павел
— Относительно политэкономии, правильно?
Марк Анатольевич
— Да, относительно политэкономии. Ну, давайте с вами перечислять.
1) Национальные экономики и национальные государства не нужны;
2) Производство не нужно массовое в своей стране;
3) Роль наднациональных экономических, политических и полицейских структур, таких как Международный Валютный Фонд, Всемирная Торговая Организация и, наконец, НАТО.
Какова позиция по этому вопросу демократической партии? Кто скажет?
Павел
— Ну, тут у них одна лишь позиция: всё бОльшая концентрация всех капиталов в руках у первых двух (МВФ и вот этого союза), ну, а НАТО — как дубинка военная. Так получается?
Марк Анатольевич
— Дело в том, что их не интересует концентрация капитала. Вы ошибаетесь. Они занимаются расконцентрацией капитала.
Павел
— Какого именно, Марк Анатольевич?
Марк Анатольевич
— А капитал — это деньги и люди. Они расконцентрируют… нет места, где собираются все капиталы по версии демократов. Правда?
Павел
— Производственные и денежные которые?
Марк Анатольевич
— Ну, люди и деньги. Да.
Павел
— И производство в том числе?
Марк Анатольевич
— Ну, производство — это люди и деньги. Итак, демократы занимаются расконцентрацией капитала: нет точки где концентрируется капитал. Более того, капитал становится по их версии всё более и более виртуальным. Главным товаром становится не продукты, а деньги. Таким образом, демократы являются представителями либерального глобализма. В то же время Трамп настаивает на обособленности в этом плане от мира: возвращении производств на территорию страны, отказ от выполнения условий ВТО (одним из главных условий ВТО является, что правила ВТО, устав ВТО, выше национальных законодательств), Трамп резко негативно относится к НАТО, и говорит, что «НАТО нам уже не нужно, зачем мы тратим столько денег на НАТО? Пусть и другие члены НАТО тратят деньги». А демократы наоборот — им главное ликвидировать суверенитет национальных государств путём отказа их от собственных национальных армий. Я прав или нет?
Голос
— А в НАТО какие армии? Это со всех стран армии?
Марк Анатольевич
— Там нет армий со всех стран. Там общие подразделения, в которых служат военные самых разных стран. То есть, национальные армии — отдельно, которые, кстати, очень слабы (у той же Германии — там 90 000). А вооруженные силы НАТО — это отдельно. Причём, практически у НАТО нет как таковых большого количества сухопутных сил. Это в основном военно-морские, военно-воздушные и ракетные войска, то есть расчёт на удар издалека, если понадобится.
Павел
— То есть, Марк Анатольевич, Трамп старается удержать империализм?
Марк Анатольевич
— Совершенно верно, потому что либеральный глобализм, как мы с вами уже установили, это движение вниз — через неофеодализм к неорабовладению. Мы сейчас видим сложившийся классический неофеодализм, когда есть один сюзерен — Соединённые Штаты Америки, — и большое количество вассалов, членов НАТО (ну, и не только). Вот давайте мы с вами оценим, каковы основные приметы империализма, описанные Лениным в работе? Что такое «Империализм» по выражению Владимира Ильича? Какой это вид капитализма?
Голос
— Монополистического.
Марк Анатольевич
— Монополистического. У нас сегодня монополии есть?
Павел
— В банковской сфере или в производственной?
Марк Анатольевич
— Вообще. В политэкономии. Есть у нас монополисты?
Павел
— Мне кажется, остатки ещё есть, Марк Анатольевич. Не может резко так прекратиться монополия…
Марк Анатольевич
— Ну, антимонопольные законы действуют уже почти пятьдесят лет. Так что о резкости говорить не приходится. Начиная с семидесятых годов был такой деятель в Америке, Пол Бернанке, кто-нибудь слышал о нём? Хорошо. Второй вопрос. Что из себя представляет транснациональная корпорация? Ведь монополии, как известно, бывают трёх видов: картель, синдикат, трест. Всё это подразумевает определённое производство. Чем занимается транснациональная корпорация? Где находятся, где сконцентрированы предприятия транснациональной корпорации, хотя бы одно? Отменён главный закон монополистического капитализма: это раздел мира на сферы влияния, то есть все работают везде. Так вот, что такое транснациональная корпорация как структура?
Голос
— Я думаю, что управление финансами, направление потоков, то есть управление капиталами, по сути.
Марк Анатольевич
— Вот. То есть, транснациональная корпорация — это менеджмент по управлению капиталами акционеров. Главным органом транснациональной корпорации является собрание акционеров, ежегодное. Президент транснациональной корпорации отчитывается перед собранием акционеров. О чём? Что является главным в его отчёте, президента транснациональной корпорации перед акционерами?
Павел
— О прибыльности их акций.
Марк Анатольевич
— У кого ещё какие мнения?
Голос
— Занятый процент рынка.
Марк Анатольевич
— Правильно. Он отчитывается по процентам занятого рынка в том или ином регионе. Прибыль на акции, то есть дивиденды, это следствие. Естественно, она должна быть со знаком «плюс», а не со знаком «минус». Таким образом мы видим резкое отличие от монополистического капитала. Если монополия… (### плохо слышно)… своё эксклюзивное право на людей, на производство и на реализацию своего продукта в эксклюзивном порядке в своей сфере влияния, куда она не допускает других конкурентов, используя для этого силу того самого капиталистического государства, субъектом которого является данная монополия (ведь монополия — это прежде всего привязка к сильному государству, сильному прежде всего в военном смысле), то транснациональная корпорация в национальном государстве уже не нуждается. Наоборот, национальное государство ей вредит: оно устанавливает какие-то правила торговли на своей территории, оно устанавливает какие-то таможенные пошлины, оно устанавливает правила игры (либо повышает цены, либо демпингует, либо строит дочерние предприятия, которые производят тот же самый продукт, чтобы не вести его за три моря). Транснациональная корпорация полностью расконцентрировала как капитал, то есть деньги и людей, и в связи с этим она расконцентрировала производство. Если монополия предполагала концентрацию производства повышенную в одном месте и концентрацию капитала в одном месте, то транснациональная корпорация этого не делает: она устраивает массу мелких предприятий на территории стран, где они имеют свои представительства и пытаются завести такие же малые предприятия в других регионах, где у них процент рынка занимаемого низкий.
Итак, я задал вопрос, товарищи. Каковы пять признаков монополистического капитализма или империализма? Пять признаков Ленин называл, а три, так сказать, сопутствующие. … пять признаков монополистического капитала или империализма? Давайте по порядку. Первое?
Голос
— Максимальная концентрация капитала;
— Сращивание банковского капитала…
Марк Анатольевич
— Нет, это третье, а второе? Что говорит Ленин о вывозе товара и вывозе капитала?
Голос
— Вывоз капитала преобладает над вывозом товаров.
Марк Анатольевич
— Совершенно верно. Третье. Сращивание промышленного и банковского капитала и образование на их базе финансовой олигархии. Четвёртое. Образование международных союзов капиталистов. Правильно? И, наконец, пятое. Раздел мира между ведущими капиталистическими державами. Правильно? Или нет? Скажи мне, пожалуйста, между какими ведущими капиталистическими державами мира сегодня имеется раздел мира?
Голос
— Англия, Германия, США.
Марк Анатольевич
— А что, у них есть колонии?
Павел
— В смысле территориальном или финансовом?
Марк Анатольевич
— Когда Ленин писал свою работу мир представлял собой тандем монополия-колония. Как сегодня мир разделён между ведущими капиталистическими державами? Ведь мы с вами говорили уже, что отсутствует монополия как эксклюзивное право: все работают везде. Так это или не так?
Голос
— Да.
Павел
— Да.
Марк Анатольевич
— Итак, повторяю вопрос: между какими ведущими капиталистическими державами завершён раздел мира сегодня? Напоминаю, мы с вами уже говорили, что сегодня мир представляет собой некое неофеодальное образование. Есть сюзерен, верховный правитель — Соединённые Штаты Америки и есть его вассалы. Так это или не так?
Голос
— Так.
Марк Анатольевич
— Тогда между какими капиталистическими державами, ведущими, может быть поделён мир? Есть сегодня разделение мира между ведущими капиталистическими державами или нет?
Павел
— Выходит, нет.
Марк Анатольевич

— Нет его. К четвёртому вопросу. Создание международных союзов капиталистов. Есть такое сегодня?
Павел
— Получается, никакого союза никаких капиталистов ни в какой области нет.
Марк Анатольевич
— Нет. В том-то и дело. Транснациональная корпорация — это собрание акционеров самых разных стран. Они не находятся ни в каком союзе, они просто вложили деньги в акции транснациональной корпорации и желают получить на них дивиденды. Правильно или нет?
Павел
— Ну, да.
Марк Анатольевич
— Третий пункт. Есть сегодня сращивание банковского и промышленного капитала и образование на их базе финансовой олигархии?
Павел
— Ну, остатки-то есть, Марк Анатольевич…
Марк Анатольевич
— Какие остатки? Чего? Укажи, пожалуйста, пример. Если ты что-то утверждаешь, ты должен привести пример. Вот, например, в разговоре с Юлиным он привёл пример компании «Де Бирс». Ну, она, как говорится, компания, которая обрабатывает драгоценные камни, алмазы. Является ли она сегодня монополистом?
Павел
— А что же тогда Трамп хочет сделать? Не получится у него вернуться к монополиям национальным?
Марк Анатольевич
— А дело в том, что Трамп попытается вернуть на территорию производство, на территорию Штатов, чтобы сделать, получить в своей стране автаркию. Сегодня Соединённые Штаты к автаркии не способны.
Павел
— У них сырья мало, точно…
Марк Анатольевич
— Сырья у них может быть и достаточно, у них переработки сырья этого нет. Они разместили свои производства по всему миру: Юго-Восточная Азия, в Латинской Америке… (### обрыв связи, не слышно)
… и здорово теснят там китайцев.
Павел
— Вопрос можно? Ну, вот при глобальном либерализме расконцентрация капитала всего, понятно. Но что-то же должно концентрироваться? Что именно…
Марк Анатольевич
— А почему должно?
Павел
— … концентрируется, что позволяет этому глобальному механизму…
Марк Анатольевич
— А почему должно?
Павел
— Ну, потому что власть, если она расконцентрирована, то это не власть.
Марк Анатольевич
— Нет, подожди. Давай мы с тобой внимательно и тщательно разберёмся в этом вопросе. Скажи мне пожалуйста: что сегодня представляет собой вообще система производства? Как она построена? Или мы никогда не говорили о холдинговой системе? Каким образом сегодня построено производство?
Павел
— Оно расконцентрировано, одним словом. Это видно.
Марк Анатольевич
— Подожди. Каким образом оно построено? Что такое «холдинг»?
Павел
— Это слияние и сырьевой базы, и добывающей промышленности, перерабатывающей…
Марк Анатольевич
— … Холдинг — это держатель капитала. Денег. Основных фондов. Он создаёт колоссальную массу юридических лиц, которые своей производственной базой не обладает. Он даёт им эту производственную базу в аренду и дальше они действуют как самостоятельные лица: у них свой счёт в банке, они нанимают на работу людей, они используют арендованные средства производства и основные фонды для выпуска товара, они занимаются его реализацией, так?
Павел
— Да.
Марк Анатольевич
— А холдинг берёт с этого юридического лица арендную плату за предоставленные ему средства производства и основные фонды. Таким образом, холдинг, являясь учредителем юридического лица, в любой момент может прекратить действие этого юридического лица. Вот в этом и выражается его контроль юридических лиц. Причём он никакой ответственности перед нанимаемыми работниками не несёт.
Павел
— Ну, правильно, потому что те подписывают договоры.
Марк Анатольевич
— Это и есть основная примета производственной деятельности в либеральном глобализме: двухзвенная система управления.
Павел
— Концентрация контроля получается, Марк Анатольевич.
Марк Анатольевич
— Да. Именно так.
Павел
— Просто я спросил: не может быть, чтобы в каком-то явлении что-то не концентрировалось.
Марк Анатольевич
— Ещё раз говорю: в отличии от империализма, где концентрируется капитал, любой — и люди, и деньги, — холдинг этим не занимается. Он не концентрирует капиталы. …(### ~28:30, не слышно) появляется в результате действий юридического лица, потому что юридическое лицо ведёт, с одной стороны, самостоятельную хозяйственную деятельность, с другой стороны — нанимает рабочих наёмных … (### ~28:40 не слышно) …
Павел
— А за счёт чего, Марк Анатольевич?
Марк Анатольевич
— За счёт того, что он в любую минуту может прекратить арендный договор с юридическим лицом: забрать у него средства производства и основные фонды.
Павел
— Это понятно, что он может. А за счёт чего является концентратором управления? На базе чего?
Марк Анатольевич
— Вот этого. Именно на базе этого. По сути, юридическое лицо — это марионетка в руках холдинга.
Павел
— Это понятно. На основании чего? Не пойму. Написанных бумаг?
Марк Анатольевич
— Как на основании чего? Вот представь себе: я — холдинг, ты — юридическое лицо. Я заключаю с тобой договор аренды на то, что я даю тебе средства производства и основные фонды (здания, сооружения и так далее). Ты начинаешь вести хозяйственную деятельность, начинаешь получать хорошую прибыль и говоришь мне: «Знаешь что, а я выкуплю у тебя основные фонды и буду работать отдельно». Я тебе: «Нет, Павел, не пошёл бы ты лесом? Я прекращаю с тобой договор аренды». И что с тобою остаётся?
Павел
— Я этот механизм понял.
Марк Анатольевич
— Ну, а что тебе ещё надо?
Павел
— Меня интересует — за счёт чего?
Марк Анатольевич
— Я тебе объяснил, за счёт чего.
Павел
— Хорошо, а чем владеет вот эта контора?
Марк Анатольевич
— Которая?
Павел
— Которая сдаёт в аренду всем остальным капиталы эти?
Марк Анатольевич
— Она сдаёт в аренду свой собственный капитал! Это её капитал.
Павел
— Значит она является владельцем?
Марк Анатольевич
— Да. Она является владельцем средств производства. Но само оно хозяйственную деятельность не ведёт и ни за что не отвечает. Я опять возвращаюсь к сгоревшему дому в Кемерово. Когда владельца спросили: «А почему правила техники безопасности нарушались?», — а он говорит: «А моё какое дело? Я в аренду сдал».
Павел
— Подождите, Марк Анатольевич, я понял. Если эти владельцы средств производства могут сдать средства производства в аренду через посредника вот этого и не нести ответственности…
Марк Анатольевич
— Почему? Они этому посреднику сдают.
Павел
— Ну да, посредник несёт ответственность?
Марк Анатольевич
— Да!
Павел
— А в банковской сфере, там где деньги концентрируются, там работает этот механизм аренды?
Марк Анатольевич
— Конечно! Ты что, никогда не слышал про аффилированные банки?
Павел
— Я понял.
Марк Анатольевич
— Для тебя это понятие новое — «аффилированный банк»?
Павел
— Да… Получается так. Всё. Сложилось.
Марк Анатольевич
— Более того, ведь сегодня финансовые и транснациональные корпорации не занимаются долгосрочными инвестициями. Нет сращивания банковского и промышленного капитала, наоборот — есть полный между ними антагонизм. Финансовые транснациональные корпорации, конечно, занимаются производством — они приобретают предприятия, где максимальная оборачиваемость оборотных средств: предприятия коммунального хозяйства, почты, сталелитейные заводы, алюминиевые и так далее, и тому подобное. Где быстрая отдача. Они не делают конечного продукта, они делают для него заготовки. А вот промышленная транснациональная корпорация вынуждена внутри себя заводить финансовую структуру, которая занимается перекачкой средств на различные юридические лица, вновь организуемые. Надо купить участок земли, надо возвести на нём здания, сооружения, надо завести туда оборудование, надо провести туда электроэнергию.
Павел
— Так что получается? При империализме было слияние…
Марк Анатольевич
— Сейчас отторжение.
Павел
— Не отторжение, а… взяли верх над производственной сферой?
Марк Анатольевич
— Отторжение. Нет, не взяли, потому что производственные транснациональные корпорации внутри себя организовали финансовые структуры, которые занимаются двумя делами, первое — перекачкой средств туда, где они нужны, от одного к другому…
Павел
— Это нормальная банковская деятельность.
Марк Анатольевич
— … да и с другой стороны, финансовыми операциями — выдача кредитов тем, кто покупает их продукцию.
1-ая часть

comments powered by HyperComments