Учёба 19.09.2019 г. 1 часть

57


Марк Анатольевич
— … Давайте мы с вами, опять-таки, вернёмся к тому, к той идее, которую формулировал в своей работе Иосиф Виссарионович. Кто готов ответить? Владимир? О чём говорит Иосиф Виссарионович в вопросе о национальностях? И нациях, прежде всего? Потому что национальная идея — это вопрос, относящийся к нации, как говорят нам заседатели у Соловьёва. А что говорит Иосиф Виссарионович по этому поводу? Какая может быть идея вообще? И как марксизм относится к национальному вопросу? Вспомните, пожалуйста. Я вас слушаю. Готовы, Владимир? Слушаем Вас. Итак, что говорил Иосиф Виссарионович о национальной идее на базе нации и какая идея должна быть действительно у людей?
Владимир
— Ну, он подходит, по-моему, с классовых позиций.
Марк Анатольевич
— Почему «по-моему»? Он подходит с классовых позиций. Дальше. Что он говорит о надуманности? О ложной завесе так называемой национальной идеи?
Владимир
— Что буржуазии очень выгодны именно национальные войны, чтобы отвлекать пролетариат. Уводить, опять-таки, от классовой борьбы.
Марк Анатольевич
— Совершенно верно. Как сказал Иосиф Виссарионович: «У пролетариата может быть только одна идея». Какая?
Голос
— Идея бесклассового общества?
Марк Анатольевич
— Идея интернационального братства трудящихся. Помните эти слова?
Владимир
— Да.
Марк Анатольевич
— То есть, Иосиф Виссарионович говорит о надуманности некоей национальной идеи, которая прикрывает собой интересы класса буржуазии, той или иной взятой страны. По сути дела, национальная идея — это классовые интересы буржуазии данной страны и что пролетариат должен противопоставить этому интернациональное братство трудящихся, то есть коммунистическую идею. Так?
Владимир
— Так, да.
Марк Анатольевич
— И вот здесь мы возвращаемся, опять-таки, к работе Владимира Ильича «О национальной гордости великороссов». Что на эту же тему говорил Владимир Ильич? Кто готов рассказать?
Работу читали?
Ответы
— … Читали.
Марк Анатольевич
— Прекрасно. Что говорит Владимир Ильич как раз по тому же самому вопросу, о котором говорит Иосиф Виссарионович в работе «Марксизм и национальный вопрос»?
Голос
— Давайте я попробую?
Марк Анатольевич
— Давайте.
Голос
— Он там рассказывает про национальную вот эту гордость великороссов, сказал, что он тоже гордится тем, что он великоросс, но при этом он ссылается обязательно на то, что эта гордость не должна надстраиваться на угнетении других национальностей обязательно. То есть, тема гордости вот этой муссируется специально для разложения общества по национальному признаку, и, понятное дело, что это выгодно только буржуазии.
Марк Анатольевич
— Вот давайте в связи с этим мы с вами проведём некий анализ. Вот последнее время в Российской Федерации всячески подспудно пытаются столкнуть интересы трудящихся местных жителей и приезжих рабочих, так называемых гастарбайтеров. Вот скажите мне, пожалуйста, если, базируясь на Иосифе Виссарионовиче и Владимире Ильиче, на этих их двух работах, как можно расценить местных рабочих и приезжих рабочих?
Аркадий
— Я попытаюсь ответить. Чтобы никто из трудящихся не мог заметить того простого факта, что отбирают рабочие места у русских трудящихся не приезжие трудящиеся, у которых нет никаких возможностей это сделать, а отбирают у них труд и хлеб тот самый капиталист, который бьёт себя кулаком в грудь о том, что он национальный герой и это не он отобрал, а вот эти низкооплачиваемые трудящиеся из ближней Азии, которые, мол, «пришли и отобрали ваши места».
Марк Анатольевич
— Не обязательно из ближней Азии, можно и с Украины…
Аркадий
— Это как пример просто.
Марк Анатольевич.
— Не важно. Да, совершенно правильно. Я вам скажу, товарищи, вот одно из первых моих разногласий с Кириллом Поляковым было как раз об этом (они статью там со своим товарищем выпустили), и он упорно говорил, что между приезжими рабочими и местными рабочими есть антагонистические противоречия, потому что, якобы, приезжие рабочие отнимают работу у местных. Тут нам очень важно понять с вами, товарищи, что между трудящимися не может быть антагонистических противоречий: их пытаются искусственно насадить для того, чтобы они дрались между собой, а не совместно боролись против буржуазии.
И вот здесь мы давайте с вами вернёмся к следующей работе, которую я вам рекомендовал: о лозунге Соединённых Штатов Европы. Павел, как по-твоему, что разоблачается в работе о лозунге «Соединённых Штатов Европы»?
Павел
— Там разоблачается… вернее, подмена понятий происходит в некоем союзе и указывается, по сути, союз ЧЕГО это: они выдают это за союз…
Марк Анатольевич
— Народов.
Павел
— Да.
Марк Анатольевич
— А на деле?
Павел
— Именно опять тот же национальный вопрос.
Аркадий
— А на деле оказывается, что это союз капиталистов.
Марк Анатольевич
— Вот именно! Вот это абсолютно точно. Это создание наднационального союза буржуазии. Ведь, по сути дела, что мы сейчас видим в том же Евросоюзе? Да? Вроде бы, казалось, создан Евросоюз, но он создан на чисто экономических принципах. В результате создания Евросоюза мы получили, собственно говоря, четвёртый рейх, когда Германия взяла под свой контроль практически промышленность всей Европы (ну, в меньшей части западных стран, хотя и у французов, и у англичан они тоже кое-что поимели), но вот те самые страны, так называемой «народной бюрократии», они остались без промышленности: её взяли под контроль немцы (Германия взяла под контроль) и, по сути дела, конкурентов своей буржуазии, их предприятия, они уничтожили, другие включили в свою орбиту. То есть, мы говорим постоянно о новом периоде капитализма — о либеральном глобализме, — и вот в свете этого посмотрите что происходит: время разное, а ситуация одна. То есть, германская буржуазия взяла под контроль (на словах проповедуя некие общие интересы, общую идею), взяла под контроль буржуазию других стран. И вот сейчас между ними вспыхнули те самые антагонистические противоречия, о которых мы говорили: между Германий, например, и Польшей; между Германией и Англией. Обратите внимание на это. Вы помните, совсем недавно были события в Греции, когда пришло к власти, будем говорить, квазисоциалистическое правительство, или так называемая СИРИЗА? Ведь они пришли под лозунгами «долой внешнее унижение», «восстанавливаем свою промышленность». Чем это кончилось?
Аркадий
— Тем, что они сдали всё буржуазии Европы.
Марк Анатольевич
— А каким образом? Почему это произошло?
Аркадий
— Денег занесли.
Марк Анатольевич
— Да дело не в этом, деньги-то занесли раньше. Им сказали: «Вы хотите собственную промышленность? Сто восемьдесят миллиардов евро с вас». Это при том, что в Греции население десять миллионов человек и её бюджет где-то, примерно, двадцать-тридцать миллиардов евро. То есть, вы понимаете? Вот этот лозунг Соединённых Штатов Европы, почему его Владимир Ильич разоблачил? Ведь он чётко указывал, что всё равно под контроль всё возьмёт наиболее развитая национальная буржуазия. Но сейчас это взяли под контроль транснациональные корпорации. На сегодняшний день они определяют правила игры вот в этих, так сказать, якобы «объединениях».
Павел
— Наднациональные они же.
Марк Анатольевич
— Да. Вы понимаете в чём дело? И вот в лозунге Соединённых Штатов Европы, которые гордятся: «Мы — свободные страны! Мы — демократические страны!», — что по этому поводу писал в этой статье «О лозунге Соединённых Штатов Европы» Владимир Ильич? Не помните эту фразу? «Не может быть свободен народ, который угнетает другие народы». Понимаете в чём дело? Вы видите, как это перекликается очень точно с сегодняшним днём? Вот это как раз и есть бессмертие, как науки, марксизма и ленинизма, потому что вот эти основополагающие постулаты о пролетарском интернационализме, о котором как раз мы сегодня говорим, они дают возможность нам понимать, что нет отдельно взятой национальной идеи, есть общие идеи, которые, как говорится, репродуцирует человечество. Когда-то это было рабовладение, то есть когда цивилизованные народы приобщали к свету цивилизации варваров путём их закабаления и принудительного труда на своё благо. То же самое было в феодализме, когда началась эпоха великих географических открытий и произошли захваты Америки, Индии и так далее, и тому подобное. А вот как сегодня это выглядит? Как по-вашему?
Павел
— Марк Анатольевич, а как вот этим шаромыжникам наднациональным, разделяя мир на нации и сталкивая одну нацию с другой, удаётся поднимать себе это гешефт?
Марк Анатольевич
— Видишь ли в чём дело, вопрос заключается в чём: они не нации сталкивают между собой, в том-то и дело. В чём суть либерального глобализма? Если при империализме шла война между государствами как таковыми, или, будем говорить, недогосударствами в Африке, в Индии, и так далее, то сейчас они занимаются другим методом — они сталкивают между собой народы которые живут в одной стране, веками жили: они взяли на вооружение право наций на самоопределение, для того, чтобы добиться своей цели… а какая цель у либерального глобализма? Их больше не интересует контроль над территорией — их интересует контроль над ресурсами. И вот они, сталкивая между собой в междоусобной борьбе (по разным принципам: этническим, религиозным, расовым и так далее, и тому подобное), они добиваются своей цели тем, что берут под контроль те самые сырьевые ресурсы, для которых им надо было бы самим бы воевать с теми или иными народами, а так — они заставляют их драться между собой и берут под контроль их ресурсы.
Павел
— В виде выкупа этими ресурсами?
Марк Анатольевич
— Но они ничего не выкупают, что самое смешное! Они ничего не выкупают. Вот обратите внимание: они вооружают народы, которых они подталкивают на драку, своим старым, списанным оружием — взамен этого они получают ресурсы, которые эти же народы добывают и которые эти же народы им передают. Так было в Ливии, так было в Тунисе, так попытались сделать в Египте. А потом они столкнулись с другим капиталистическим хищником — Российской Федерацией, которая оказалась по военной мощи их сильнее всех, и, по сути дела, проложить продуктопровод (газопровод) из Катара через территорию Сирии на Искендерун, а потом в Грецию у них не получилось. Понимаете? То есть, то, о чём говорили Иосиф Виссарионович и Владимир Ильич, оно сегодня проецируется точно так же на мировую ситуацию: изменились методы, а цель всё та же. И вот теперь не нужно им каких-то глобальных, больших войн: достаточно столкнуть между собой народы, которые там проживают.
Павел
— В рамках одной нации, да?
Марк Анатольевич
— В рамках одного государства.
Павел
— Но это и есть нация?
Марк Анатольевич
— Нет, не обязательно. А что говорил Иосиф Виссарионович о нации? Что там общее?
Аркадий
— Нация имеет общую историческую судьбу, общую территорию, общую экономическую ситуацию…
Марк Анатольевич
— И язык. А там — разговаривают на разных языках. И общей судьбы у них тоже не было. Потому что та же Африка, та же Индия, они в общем-то собой представляли колоссальное количество неких квазигосударств. И если мы посмотрим, даже в той же Индии на разных языках разговаривают на разных территориях: там и хинди, там и урду.
Павел
— Нет, я в плане государственного, общенационального языка. У нас же был русский.
Марк Анатольевич
— Не о том речь, понимаешь в чём дело? Мы говорим о том приёме, который применяют сейчас капиталисты. Вот о чём речь, понимаете? Вот там нет единой нации, она не сложилась пока ещё. Там есть некое государство, искусственно созданное. Ведь когда-то, по сути дела, всей Африкой (за очень малым исключением) владели когда-то англичане. Какие-то конгломераты были у Португалии, какие-то конгломераты были у Конго, одна-единственная свободная страна была Эфиопия, которую долго не удавалось никому захватить, и когда англичане уходили из Африки, они провели — если вы посмотрите на большинство африканских государств, то это некие квадраты, там квадратные границы; квадрат выделили — вот это Гамбия, вот это, там, Гвинея и так далее, и тому подобное. И вот сейчас как раз применяется тот самый приём, который когда-то работал на благо людей во время колониальной системы: когда была колониальная система, право наций на самоопределение было той силой, которая помогала создавать вот эти самые государства, когда они боролись против колониального гнёта. На сегодняшний день, и вот это и есть диалектика, право наций на самоопределение превратилось в дубинку в руках у буржуазии. С помощью этой дубинки она легко раскалывает страну, в которой живут несколько народов. Вот так, кстати, они раскололи Югославию: напомни сербу о великом Стефане Душане и всё — он начинает гнуть, говорить, что «мы — государствообразующая нация»; напомни хорватам о короне Томислава, и они сразу начинают хвататься за ножи и требовать сатисфакции у сербов. Опять таки, пример Советского Союза: ведь, собственно говоря, в результате войн в российскую империю вошла только Туркмения: Прибалтика была куплена, Киев был куплен у поляков, просто куплен. Но какая главная идея в этих бывших постсоветских республиках? Что русские — это оккупанты: вот они пришли и нашу страну оккупировали, а мы были благостной страной. И забыли о том, что та же Грузия, та же Молдавия, тот же Казахстан — они просились в Россию, потому что их вырезали начисто: где-то турки, где-то персы, где-то китайцы, где-то немцы, где-то шведы, где-то поляки. Но теперь у них Россия — это оккупант. Вот им буржуазии очень легко удалось подменить понятия. Они на базе вот этой самой национальной идеи, якобы, прикрыли свои национальные интересы, потому что народы, населяющие эти республики, от раскола единой страны только проиграют, причём все. Ни одна из республик, ни одно из государств, которые появились на базе Советских республик, не дошла до того уровня экономического, и самое главное — социального, который эти республики имели в составе Советского Союза. И вот сейчас, когда, будем говорить они же пытались раньше воспоминания о советском союзе выдать как ностальгию, но когда появилось молодое поколение, которое начинает спрашивать: «почему мы так плохо живём?», — они вот и начинают искать некую национальную идею, опять-таки — маскируя под ней свой интерес классовый, которая может отвлечь вновь вступившее в жизнь поколение (а ведь каждый год новое поколение заканчивает учёбу и выходит в жизнь), вот они и пытаются на базе некоей национальной идеи скрыть классовую сущность своего классового интереса, который они выдают за национальный интерес, а теперь уже и за поиски национальной идеи. Понятно, товарищи?
Павел
— Сталин написал о некоем слиянии наций, и то, что объединяет нации должно… что должно объединять нации. То есть, через объединение к слиянию, а объединение — через вот эту систему мирового социалистического хозяйства.
Марк Анатольевич
— Да, через социалистическую экономику.
Павел
— Да. То есть, через объединение — к слиянию, правильно?
Марк Анатольевич
— Потому что национальность человеку дают папа и мама: он не сам выбирает. А они начинают ему с детских лет внушать о том, что мы — великая нация, а кто-то внушает, что мы малая, но гордая нация, которую все обижают. И вот здесь я бы перешёл ещё к одному вопросу.
Мы с вами, когда создавалась организация, мы ввели у себя основным принципом нашей работы идеологическим это пролетарский интернационализм. Каким образом достигается пролетарский интернационализм, что об этом говорит Ленин в статье «О национальной гордости великороссов»? Кто готов ответить? Кто эту работу читал?
Павел
— Именно в ключе интернационализма пролетарского?
Марк Анатольевич
— Да. Я подскажу начало той фразы, которая у Ленина описана, что «интернациональность прежде всего проявляется в национальности, поэтому я горжусь, что я русский, но то, что я русский не даёт мне права угнетать другие народы». Помните эту фразу?
Павел
— Странно. Тут я не нашёл…
Аркадий
— Может, это из того, что «не может быть свободен народ, который угнетает другие народы» про Маркса с Энгельсом?
Марк Анатольевич
— Да, именно так.
Аркадий
— «И мы, великорусские рабочие, полные чувства национальной гордости, хотим, во что бы то ни стало, свободной и независимой самостоятельной демократической республикой гордой Великороссии, строящей свои отношения к соседям на человеческом принципе равенства, а не на унижающем великую нацию крепостническом принципе привилегий. Именно поэтому, что мы хотим её, мы говорим: «Нельзя в XX веке в Европе — хотя бы и в дальневосточной Европе, — защищать отечество иначе, как борясь всеми революционными средствами против монархии, помещиков и капиталистов своего отечества, то есть худших врагов вашей родины; нельзя великороссам защищать отечество иначе, как желая поражения во всякой войне царизму, как и наименьшего зла для девяти десятых населения Великороссии, ибо царизм не только угнетает эти девять десятых населения экономически и политически, но и деморализует, унижает, обесчещивает, проституирует его, приучая к угнетению чужих народов…
Марк Анатольевич
— Ну ты ж не читай, ты своими словами-то скажи. Понимаешь, вот я всё время добиваюсь, чтобы вы не цитировали длиннющие цитаты, тем более читая их. А вот то, о чём он говорит, что «да, я горжусь тем, что я русский, но это не даёт мне права угнетать другие народы, это не даёт мне права вести захватнические войны». Вот посмотрите (я уже перехожу к другому вопросу, по которому мы сегодня будем готовиться), вот нагнетается сейчас в средствах массовой информации, ну, я бы даже сказал, истерия во всех ток-шоу, когда подспудно, на словах говоря, что «мы, в общем-то, не обвиняем украинский народ, а обвиняем украинскую власть, но с ними надо уже разбираться по-иному» и так далее, и тому подобное, то есть российская буржуазия сейчас хочет применить тот самый старый приём, когда пытаются решить свои проблемы «малой победоносной войной», возродить так называемый «крымский синдром». Вот что это такое, что это за призыв? Давайте мы с вами разберёмся, потому что следующий вопрос я, опять-таки, у вас прошу посмотреть вот эти передачи, вы наберитесь сил, сожмите зубы и посмотрите первую часть любой передачи Соловьёва, где идёт речь об Украине. Там уже звучит, что «всё равно вы скоро будете в составе России постоянном». И прошу для этого прочесть работу Ленина «Социализм и война», а также работу Ленина «Государство и революция». Вот это будет ваше задание на следующее занятие через неделю. Значит, две работы Ленина, «Социализм и война» и «Государство и революция» и мы с вами разберёмся, то есть постараемся применить эти работы к пониманию той ситуации которая есть сегодня.
Павел
— Марк Анатольевич, а можно, подытожа о национальном вопросе, выдвинуть такой тезис, что единственной питательной почвой для межнациональных распрей является форма хозяйствования: то ли капиталистическая, то ли…
Марк Анатольевич
— Является не форма хозяйствования, а общественно-экономическая формация.
Павел
— Ну, она же и форма.
Марк Анатольевич
— Нет, общественно-экономическая формация. Каждая общественно-экономическая формация имеет свой способ производства и когда мы говорим о социалистической экономике, это коммунистический способ производства. Он, даже когда социализм перерастёт в коммунизм, он не изменится, потому что в основе его лежит общенародная собственность на средства производства и отсутствие эксплуатации человека человеком. То есть, социализм, как переходный период, имеет коммунистический базис: сразу, с первого дня. Почему мы говорим не о строительстве социализма и его провозглашении, потому что уже в социализме заложен коммунистический способ производства. И социалистическое производство, социалистическая экономика, они как раз направлены на то, чтобы внедрить социализм во все стороны жизни, убрать тенденции, оставшиеся от прошлых общественно-экономических формаций и путём решения вот той задачи триединой прийти к коммунизму. Понимаешь, Павел, здесь очень важна точность терминологии.
Павел
— Ну да, я просто так называю это. То есть, единственной почвой для национальных распрей — не важно каких народов и в какие времена, — лежит экономический вопрос.
Марк Анатольевич
— Да. Базис. Частная собственность на средства производства.
Павел
— Точно. Я тоже пришёл к выводу такому.
Марк Анатольевич
— Понимаете в чём дело? Давайте, ещё у кого есть вопросы по прошедшей теме? По национальной идее и так далее, и тому подобное. У кого есть вопросы? Опять-таки прошу: кто эти работы не прочитал, пожалуйста, прочитайте и постарайтесь рассмотреть окружающую нас реальность в свете тех вопросов, которые подымаются в этих работах.
Павел
— То есть, Марк Анатольевич, получается, что сейчас основное движение — это между так называемыми буржуазными националистами, которые занимаются в рамках одной страны хозяйством и вот того наднационального союза каких-то там конгломератов, не важно, именно с вот этими уже?
Марк Анатольевич
— Видишь ли в чём дело, Павел, здесь у каждой медали две стороны. С одной стороны, между буржуазией, которая не попала вовремя в систему мирового разделения труда и компрадорской буржуазией есть антагонистические противоречия, но они едины в другом: в эксплуатации труда на базе частной собственности, отчуждение чужого труда — и вот здесь они полностью сходятся. Понимаешь в чём дело? Это то самое единство и борьба противоположностей.
Павел
— Это понимаю.
Марк Анатольевич
— Понимаешь? Между ними ЕСТЬ антагонистические противоречия, которые рано или поздно приведут к ослаблению их. Ну, пускай: чума на ваши оба дома. Нос другой стороны, когда надо будет решать вопрос по подавлению выступления трудящихся, выступлению диктатуры пролетариата на подавление диктатуры буржуазии в какой-то отдельно взятой стране, этой буржуазии, безусловно поможет мировая буржуазия или буржуазия компрадорская и мы это должны понимать. Вот поэтому задачей основной становится в будущей революции — это надёжная охрана рубежей страны, чтобы не допустить иностранной интервенции.

1 часть.

comments powered by HyperComments