Как рабочие Латвии республику создавали…

79

…На развалинах разоренной империализмом Латвии мы немедленно начнем строить новый социалистический дворец труда…

Идеи об автономии Латвии рождались в окопах Первой мировой, где сражались бойцы Латышских стрелковых батальонов. Впервые они могли говорить между собой на одном языке, размышлять о судьбах своего края. До Первой мировой войны в российской армии национальные воинские формирования не были предусмотрены. Правда, надо отметить наличие все-же оных в 14-м году у кавказских народов.
Призванные на службу латыши так же, как и литовцы, эстонцы, представители других народностей, направлялись в разные воинские части и были рассеяны по всей большой Российской империи. На позициях стояли стрелковые подразделения 20-го корпуса, располагавшиеся в Восточной Пруссии. Кроме того существовали и выездные бригады, например 13 рабочих рот гарнизона Даугавгривской крепости из рижских, курземских и земгальских ополченцев, которые издавна страдали от засилья немецкой культуры в Риге, а после от платежей за землю, которые составляли в среднем от 50-80 рублей (по тем ценам хорошая сумма за 17-20 десятин земли).
Естественным их желанием, с повышением уровня образованности, стало желание самоуправления. Решать поместные вопросы не ожидая изволения сверху.
С этими мыслями, под напором немецких войск, полные лишений, с голодными семьями за спиной, они шли вперед, по приказу власти, которой уже не слушался уже даже местный люд в Петрограде, а потом и в Москве.
Надо отметить, что серьёзные политические силы в Риге уже были поделены, как по идеологическому принципу, так и прямо по принципу симпатий к тому или иному государству. После разгона 2 думы немецкие бароны и местная буржуазия стали объединяться в партии. В Латвии самыми реакционными были партии Немцев Балтийская Конст.Партия, (Издания»Дюна цайтунг», «Ригаше цайтунг») Латышская буржуазия создала «Народную партию» Ирония, но там присутствовало все три звена капиталистического устройства. Священник Ниедра, интеллигент Тейкманис, и Вейнберг, «Черный Фриц»-редактор латышской газеты «Ригас Авизе» (рупор пропаганды буржуазии), официальной замечу, в отличии от Цини, которая только в 22 году стала печататься в рижских типографиях, написал в 1915-м году в Риге брошюру, где говорилось: «Латыши. Как родственный славянам народ так крепко и органически чувствуют себя связанными с Россией и вне оной никакого великого отечества не имеют и не могут иметь…». Как и сейчас- основной параграф политики,это выставление на первый план поместных интересов тех или иных буржуа, кичливое, крикливое и тем не менее провальное.
Латвийский Крестьянский Союз (орг.апрель 1917), партия К. Улманиса, политзаключенного за события 1905-го года, выступавшего за либеральные ценности и буржуазный порядок, а после до 1913-го года осевший в Техасе, молокозаводчиком,после отмены решения о высылке, переехал обратно в Ригу, а его партия завоевывала в Риге порядка 20-25 процентов голосов. Социалисты (Социал-демократия Латышского края) между тем имели популярность в народе, но, в связи с разделением партии на меньшевиков и большевиков, латвийское отделение тоже разделилось, меньшевики воссоздали отдельную ЛСДРП; большевики позднее создали КПЛ.
После долгих лет промышленного застоя в России уже в 1910 году началось оживление, расширение производства в основных отраслях промышленности. С конца 1910 года началось и оживление рабочего движения России. Ленский расстрел в апреле 1912 года послужил толчком к переходу революционного оживления в революционный подъем.
В годы подъема рабочего движения большевики России, ведя решительную борьбу с ликвидаторами, отзовистами, троцкистами, укрепили свои ряды, расширили связи с рабочим классом и всем пролетариатом России.Однако со второй половины 1910-го года, когда издание «Цини» было перенесено за границу, меньшевики-ликвидаторы Ф.Мендер и К.Элиас стали откровеннее пропагандировать ликвидаторские взгляды на страницах центрального органа СДЛК. Это вызвало недовольство в партийных организациях. По требованию партийных организаций ЦК СДЛК осенью 1911-го года созвал очередной (IV) съезд партии в Гельсингфорсе (Финляндия). В составе делегатов преобладали большевики. Если бы съезд состоялся, он несомненно дал бы решительный отпор ликвидаторским тенденциям отдельных литераторов. Однако условия сложились иначе. Как явствует из переписки Лифляндского жандармского управления с департаментом полиции и Финляндским жандармским управлением, делегаты съезда находились под непрерывным наблюдением полиции. Делегаты съезда успели лишь наметить состав кандидатов в центральные учреждения партии, а затем им пришлось немедленно разъехаться ввиду грозившего провала съезда.
Вскоре после этого последовали многочисленные аресты, в результате которых большевистское руководство в партии сильно ослабло.В частности в Риге был застрелен один из лидеров революционеров молодой Епис (Дубелштейнс). Меньшевики-ликвидаторы, используя создавшуюся обстановку, путем кооптации начали протаскивать к партийному руководству своих сторонников. Несмотря на все перепетии, социалистическая партия несомненно, имела существенную поддержку среди латвийских рабочих.
История тоже сыграла свою роль. В частности именно Первая мировая война, начавшаяся в 1914-м году, на пике развития капитализма в Российской империи, привнесла свою трагичную нотку в развитие социалистического сообщества в Латвии.
Во время наступления на восточном направлении немцев в ряды латышских стрелков было призвано значительное количество крестьян, из них было составлено 8 полков, 35 тыс. человек было мобилизовано, из них в тяжелых боях погибло более 5 тысяч. Люди страдали от ужасов войны, и хотели спокойной обеспеченной жизни работая без угнетения, как это было в свое время, как при немцах, так и в Российской империи. Тем больше в газетах возникала тема самоуправления, автономии Латвии.
Между тем в Валмиере 16-18 апреля начал свою работу съезд безземельных, в работе съезда приняли участие 436 делегатов, и, конечно, самая деятельная часть народа- рабочие и латышские стрелки. Был создан Исполнительный комитет латышских стрелков (Исколатстрел). В мае 1917 года на 2-м конгрессе делегатов латышских стрелковых полков была принята резолюция ЛСД, выражено недоверие Временному правительству.
21 мая 1917-го года ЦК СДЛК (Стучка, Данишевский,Ленцманис,Берзиньш-Андерсонс) обсудил вопрос о создании вселатвийского центра советов — Совета Латвии.
Таким образом была конкретизирована принятая 13 съездом СДЛК резолюция «К вопросу об автономии Латвии». Вопрос об автономии Латвии в 1917-м году был одним из самых острых в классовой борьбе. Буржуазное временное правительство категорически отвергло это требование. Эсеры и меньшевики (в том числе местные)откладывали всячески решение этого вопроса до созыва Всероссийского Учередительного собрания. Латышские буржуазные партии, среди которых выделялась партия Крестьянский союз Мейеровица с присоединившимся Улманисом, выдвинули собственные проекты автономии Латвии.
СДЛК боролась за то, чтобы автономная Латвия стала составной частью революционных земель, ее лидер Стучка писал :
«Латвия будет автономной и может быть, самой демократической частью Российской демократической республики, по возможности объединенной и всё-же по возможности самостоятельной!»
Латышские буржуазные политики вели, опираясь в основном на Видземе, где они руководили земским и уездными советами, политику захвата мест и позиционной игрой с «временщиками», но отнюдь вовсе не желали полного отделения Латвии от буржуазной России. Латвийские большевики вели широкую разъяснительную деятельность по разоблачению корыстных планов буржуазных политиканов и их партий. Кроме того, СДЛК решило немедленно практически осуществить рекомендацию П.Стучки по созданию Совета рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии, избрав в него по одному депутату от каждых 5000 представленных в советах трудящихся. В первом составе в итоге собралось 69 депутатов, из них 61 член СДЛ.24 декабря 1917 года (6 января 1918 года) в латвийском городе Валка Исполнительный комитет Совета рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии (Совет) принял декларацию о самоопределении и провозгласил Республику Исколата – Первую Латвийскую республику. Депутаты в Исколат избирались от территорий бывшей Лифляндской и даже Витебской губернии. Но, к сожалению быстрый успех на фронтах войны сменился отступлением.
Наступление немцев заставило обескровленную Россию,подписать с Германией Брестский мир и отказаться от ряда своих территорий, в том числе от Прибалтийских стран. После этого курляндский, лифляндский и эстляндский ландесраты, власть в которых принадлежала остзейским немцам, объявили о создании собственных государств. 22 сентября 1918 г. германский император признал независимость объединившего эти государства Балтийского герцогства.
Столицей немецкого в своей этнической основе государства определили Ригу. Герцогство приняло в качестве своего символа белый флаг с черным латинским крестом посередине. Предполагалось, что Балтийское герцогство будет связано личной унией с Германией и станет, как и за несколько веков до этого, заморской колонией последней.

Немецкое военное командование поручило сформировать властные институции гражданскому совету во главе с бароном Адольфом Пилар-фон-Пильхау.
Вскоре Германия поняла, что куда лучше оставить на фуражировку солдат в Латвии, нежели везти их обратно в Германию, где для них не было ни еды, ни работы (напоминает нынешнюю ситуацию, не правда ли?) Тем более, что неспокойная ситуация в самой Германии медленно перерастает в ситуацию революционную.
Для целей обеспечения такого неравноправного «союза меча и плуга», и, естественно для сохранения буржуазного строя в Латвии, Германия спешно ищет варианты.
И находит их в лице представителя буржуазных партий, выразителя их интересов К. Улманиса, который во главе небольшой группки латвийской буржуазии стал скромно подавать заявки на руководство ставшей вдруг бесхозной территорией. До этого данная группка выступала всего лишь за автономию Латвии в составе Российской республики.

Рвавшаяся к власти команда К.Ульманиса нарекла себя Народным советом. 18 ноября 1918 г. Народный совет провозгласил создание Латвийской республики и присвоил себе право называться ее Временным правительством. Тут на руку Улманиса сыграло то обстоятельство, что оффициальные органы СДЛК, по руководством к тому времени перешли под контроль меньшевиков, которые, в отличии от большевиков, были приглашены принять участие в создании в Латвии Временного правительства, и даже получили в этом органе значительный процент. 2 декабря 1917 года ЛВНС принял декларацию о самоопределении Латвии, был определён статус регионов Видземе, Курземе и Латгале, которые контролировались сторонниками Совета. Против действий ЛВНС выступали большевики из Исколата. 1 января 1918 года они официально запретили деятельность Совета, но подписание решения сорвалось и Совет продолжил свою работу. В том же месяце состоялось заседание ЛВНС в Петрограде, где обсуждался вопрос провозглашения независимости. ЛВНС старался поддерживать тесные связи с британскими и французскими дипломатами, кроме того, в 1918 году Великобритания оказала ЛВНС финансовую поддержку. Совет выражал свой протест Брестскому миру и аннексии Курляндии немцами, так как уже переметнулся от немцев, и склонялся в сторону Антанты, хотя многие политики Латвии ещё выступали за союз с Германией. В этих политических метаниях интересов трудового народа не просматривалось, в отличии от интересов промышленников и экспортеров латвийских товаров.
23 октября правительство Великобритании временно признало Латышский Временный Национальный совет в качестве правительства Латвии до принятия решений Парижской мирной конференцией — это решение было оформлено 11 ноября официальной нотой британского МИДа, которой Латышский Временный национальный совет был признан как правительство Латвии.Однако Конституция принята не была. Тем временем в Латвии ещё до 28 ноября действовал немецкий регентский совет.
Задерживалась ликвидация органов оккупационной власти и передача их функций Временному правительству под руководством К. Улманиса. Напротив,германский уполномоченный в Прибалтике Август Виннинг взял Временное правительство на полное денежное содержание, а также передал ему в формальное подчинение вооруженные силы бывшего Балтийского герцогства – Прибалтийский ландсвер. Массы трудящихся латышей в вооруженные силы буржуазного правительства не шли, и поэтому новую армию пришлось доукомплектовать немецкими добровольцами из Германии, которых свели в Железную дивизию.
Тем временем позиции пришедших к власти в России большевиков несколько укрепились. После Ноябрьской революции в Германии они расторгли Брестский договор и начали активные действия по восстановлению территориального единства распавшейся было страны.

Присоединение территории нынешней Латвии к Советской России должны были обеспечить части латышских красных стрелков и приданных им для усиления полков московских добровольцев. В конце ноября они начали наступление на немецев. В тылу у немцев латвийский трудовой народ устраивал многочисленные вооруженные восстания, чем оказывал значительную поддержку наступавшим частям красных.
Политическое руководство большевистских сил в это время осуществляло самопровозглашённое Временное рабоче-крестьянское правительства Латвии, возглавляемое Петром Стучкой.17 декабря 1918 г. это правительство выпустило Манифест об установлении в Латвии советской власти. 3 января красные захватили Ригу.
На латвийских территориях, освобожденных от немцев, проходят выборы делегатов на Съезд Советов. 13 января 1919 года этот Съезд провозглашает создание Социалистической Советской Республики Латвия (ССРЛ). Она является продолжателем государственности, насильно свергнутой немцами Республики Исколата.

На Съезде Советов принимается первая латвийская конституция. Утверждается новая государственная символика – красный флаг с аббревиатурой названия государства на латышском языке и круглый герб красного цвета, в котором в центре размещена шестеренка, пятиконечная звезда с косой и молотом в середине, а по кругу, на латышском языке, идет аббревиатура названия государства и девиз «Пролетарии всех стран соединяйтесь!». Эта символика подчеркивает социалистический характер установленной власти.
В ССРЛ начинается строительство аппарата управления, проводятся хозяйственные преобразования. Большевики начинают восстанавливать промышленность, обеспечивать людей работой, вести активное социальное и культурное строительство. Власти Латвии стали заботиться, наконец, о своем народе.
У Улманиса не было другого выбора, как бежать в Лиепаю, где он со товарищи обосновался на параходике «Саратов», под прикрытием пушек Антанты.
В это время власть в ЛВНС берет священние Ниедра, который, организовав немецкие и буржуазные латвийские силы, добивается тройного превосходства над латвийскими социалистами-стрелками.
Согласно Версальским договоренностям Германия оффициально уже не может держать свои силы на латвийском фронте, поэтому бразды правления передаются в руки марионетки- Бермонта-Авалова.
На территории нынешней Латвии в это время установилось троевластие. В Видземе и Риге властвовало Временное правительство Ульманиса, за которым стояла Англия. В Курземе шло сосредоточение немецко-русских войск Авалова, которые «питались» от Германии. В Латгалии стояли части Стучки, которые поддерживала Россия.
Войска Ульманиса и войска Авалова, по замыслу Англии, должны были совместно начать наступление против большевиков на Петроград. Однако правительство В.Ленина 11 сентября этого года предложило прибалтийским буржуазным правительствам признать их независимость. Последние сразу же отказались от ведения военных действий против Советской России. Авалов потребовал Ульманиса пропустить подчиненные ему войска через Ригу для продолжения войны с большевиками в России. Однако ему в этом было отказано.
Тогда, в конце октября 1919 г. князь повел свои войска в наступление на Ригу и практически захватил ее. Однако Англия вновь надавила на немецкое командование и подчиненная им Железная дивизия в решающую минуту бросила Авалова. Русских белогвардейцев расстреляли зашедшие в устье Двины английские и французские корабли, а потом добили эстонские войска. Временное правительство Ульманиса до этого времени так и не получило сколь-либо заметной народной поддержки и не сформировало собственные военные силы в заметных размерах.

В начале января 1920 г. началось наступление польских и литовских войск на Латгалию. Их поддержали части немецкого ландсвера и немногочисленные белолатышские полки. Не в силах сдержать наступления превосходящих сил противника, части красных латышских стрелков отступили в Россию. У Москвы были тогда более важного заботы, чем удержание за собой Прибалтики, потом и Ульманису были даны обещания, которые большевики сдержали. Поэтому 13 января 1920 г. Москва заставила правительство П.Стуки заявить о самороспуске. Социалистическая Советская Латвийская Республика пала.
Прошло 12 лет, и тот самый, пестуемый Антантой росток буржуазной демократии пал, Улманис распустил парламент, а многие активисты, как меньшевики, так и большевики, и националисты попали в тюрьмы, или на перевоспитание в концлагерь.
Промышленность росла только на бумаге, приписками к промышленным объектам даже обувных мастерских, перепроизводство товара сосуществовало с крайней бедностью граждан, землю Улманис раздавал по мановению руки, как в свое время раздавал таким же образом гражданство немцам из Железной дивизии, за борьбу с большевиками. Людей заставляли работать на низкооплачиваемых поденных работах.
Не мудрено, что возмущение народа росло, и вылилось в итоге в откровенные манифестации с требованием, по сути, вернуть народу его исконную, выстраданную советскую власть, власть народных советов.
Но когда буржуазные правительства слушают народ?
Конец правительства Улманиса печален, авторитарный диктатор дождался эскалации войны, и, не успев сбежать под чужим паспортом за границу, был вынужден переехать в Туркменистан, где и скончался, без достоверно установленного места погребения.
Такова участь марионеток буржуазии. А нынешним приспешникам капитала тоже было бы неплохо задуматься над этой, весьма поучительной историей, о том, как с помощью иностранной силы в латышском народе подавили уникальный росток народовластия и истиной демократии.

Влад Тэрц

comments powered by HyperComments