Блуждая в цитатах. Часть 2

325

Продолжаем разбор очередной битвы цитат, которую решил устроить Кирилл Поляков в своём цикле статей «Либеральный глобализм или глобальный дилетантизм?» Прошлую статью пришлось посвятить определению монополии поскольку если не разобраться в том, что такое монополия, чем монополия отличается от просто крупного или даже гигантского предприятия невозможно вообще понять, что такое империализм и как капиталистическое устройство дней Ленина отличается от дня сегодняшнего. И ещё не раз нам придётся касаться этого вопроса, поскольку основной упор критики делается как раз на монополии.

В этой статье мы разберём другие претензии, которые выдвигает наш «критик» к теории либерального глобализма и те примеры, на которых он строит свою доказательную базу. Зайдя вроде бы правильно, с разбора очередного признака либерального глобализма по частям, «критик» как раз в частях и заблудился. Напомню читателям этот признак: происходит предельная расконцентрация производства, как единой технологической цепи, расчленение ее на фрагменты, разбросанные по разным регионам, что лишает производство общественного характера. А какую же цитату в этот раз нам пытаются подсунуть в виде контраргумента?

“Мы видим, как быстро вырастает густая сеть каналов, охватывающих всю страну, централизующих все капиталы и денежные доходы, превращающих тысячи и тысячи раздробленных хозяйств в единое общенациональное капиталистическое, а затем и всемирно-капиталистическое хозяйство. Та «децентрализация», о которой говорил в приведенной выше цитате Шульце-Геверниц от имени буржуазной политической экономии наших дней, на деле состоит в подчинении единому центру все большего и большего числа бывших ранее сравнительно «самостоятельными» или, вернее, локально (местно)-замкнутыми хозяйственных единиц. На деле, значит, это — централизация усиление роли, значения, мощи монополистических гигантов”.
В.И.Ленин. Империализм, как высшая стадия капитализма

То есть всю критику данного признака либерального глобализма свели к двум моментам. Есть ли расконцентрация и почему производство теряет общественный характер? И как всегда «критик», использующий цитаты в качестве доказательства, сам не особо утруждает себя в этих цитатах разбираться. А стоило бы, поскольку, подкинув в топку дискуссии очередных цитаток, наш «критик» мало того, что спутал децентрализацию управления и расконцентрацию производства по странам, так ещё и не определился что из них использовать в своём тексте.

У меня нет сомнений в искреннем желании Кирилла разобраться в данной ситуации, иначе я бы этот цикл статей не начинала. Хотя если бы не Кирилл начал об этом писать, кто-то другой бы начал. Но меня очень сильно печалит такая догматическая слепота и, как следствие, постоянное натягивание совы на глобус. Мы ведь этим признаком либерального глобализма говорим не о том, что единый центр управления капиталом теряется. Совсем не об этом. Мы говорим о том, что полный цикл производства одной компании размещается не в границах одной страны или региона, как было при империализме, а в различных странах отдельно вырванными технологическими цепочками, при этом отдельные звенья зачастую дублируются. Как пишет в своём отчёте за 2016й год General Motors: Локализация также снижает риски, увеличивая гибкость нашей цепочки поставок, чтобы реагировать на сбои, вызванные естественными, политическими или другими причинами. А некоторые производственные цепочки просто отсутствуют внутри корпорации и дополняются извне другими. При этом расконцентрация производства (не управления!) сопровождается ещё одним моментом. Создавая производство на новом месте так же создаётся дочерняя компания и новое юридическое лицо, которое не владеет собственностью, а пользуется собственностью родительской компании.

Кто-то скажет, что это из-за того, что в других странах дешевле производить. Но нас должны интересовать не только причины, но и следствия. И следствия для классовой борьбы такие.

Первое: в случае национализации или революции в отдельно взятой стране сама корпорация хоть и потеряет часть производственной цепи, но всё-таки сможет функционировать в других странах, со временем восполнив потерянное. А вот стране и её пролетариату достанется производство, которое без полной технологической цепочки производства конечного продукта становится бесполезно или полностью, или чуть менее чем полностью.

Второе: забастовки на отдельном производстве перестают приносить результат по двум причинам. С одной стороны, комплектующие можно доставлять с другого не бастующего производства. С другой стороны, ответственность будет нести юридическое лицо дочерней компании, которое с лёгкостью можно заменить созданием другой дочерней компании и производство продолжит работу с новым коллективом. А бастующие могут сколько угодно бастовать и доказывать, что им что-то должны.

И здесь мы подходим к самому главному моменту критики и самому главному моменту нового этапа капитализма. Не различая общественный труд и общественный характер производства в подкинутых цитатках нам сообщают – вы не правы. Что же, давайте напомню, что общественный труд может быть и вне производства, тот же дворник. А общественный характер производства — это не только труд десятков, сотен или тысяч людей для создания одного продукта, но и возможность этих людей влиять на производство. Пока вся технологическая цепочка компании или её основные звенья находятся в границах одного региона или государства, работникам компании проще договориться о забастовке и в случае успешной революции обобществить предприятие и продолжать работать в том же направлении. А когда технологическая цепь разбросана по планете и отдельные звенья дублируются в разных странах, работники отдельного предприятия технологической цепи теряют возможность влиять на выход конечного продукта даже акциями и забастовками, и компания-владелец может сколько угодно игнорировать требования работников или вообще закрыть предприятие. Ведь благодаря разбросанным производствам и дублированию отдельных элементов цепи конечный продукт компании будет продаваться даже в той стране, где работники ведут забастовку, но не остановит производство вообще. Это и лишает производство общественного характера. А в случае революции отдельное звено производства без отлаженной отрасли внутри страны вообще становится бесполезным.

Таким образом мы приходим к выводу, что чисто экономическая борьба бесперспективна. Могут конечно сказать, что мол были же успешные забастовки: забастовки диспетчеров, докеров и на заводах Форд в России. Были, а какие следствия? Цены на авиаперелёты подорожали, то есть улучшения одним наёмным работникам за счёт и во вред другим. И та же ситуация с докерами. А на заводе Форд успех забастовок прекратился, как только появились другие заводы Форд в России. Были успехи, да сплыли…

Объединить работников разных профессий, компаний и отраслей промышленности в борьбе против капитализма могут только единые политические требования, понятные и доступные всем трудящимся. На базе этих политических требований укрепляется пролетарская солидарность, которая приводит борьбу трудящихся к всеобщей политической стачке. Организация пролетариата снизу приводит к созданию партии пролетариата, как необходимое условие революционной ситуации с одной стороны, с другой стороны даёт возможность взятия власти пролетариатом в данной стране. Ленинский тезис о возможности пролетарской революции в одной отдельно взятой стране актуален и сегодня, но добавляются только два условия: надёжная защита от внешней агрессии и возможность автаркии, поскольку пролетарскому государству будет объявлена экономическая блокада.

Для того, чтобы пролетарское государство могло не только защищаться от либерального глобализма (кто только защищается, тот всегда проигрывает), но и активно противодействовать необходимо применить систему пролетарского интернационализма и принцип коммунистического глобализма. Что это означает: если страна, не важно какая и с каким политическим устройством, подвергается атаке либерального глобализма и она обратится к пролетарскому государству с просьбой о защите, то такая защита должна быть оказана при одном условии: эта страна должна войти в пролетарское государство, но не как государство, а как территория. Она станет частью пролетарского государства, её граждане полноправными гражданами пролетарского государства, но будет полностью отсутствовать политическая структура руководства по национальному признаку.

Кому-то может показаться, что такая позиция слишком радикальна, но эта позиция основана на двух следствиях расконцентрации производства и невозможности пролетариата влиять на производство конечного продукта. Во-первых, в случае революции, не имея полноценной отрасли в стране, её наёмные работники, дабы не терять рабочие места, будут вынуждены отстаивать не свои классовые интересы, а саму возможность работать на производстве ради хоть какой-то платы, тем самым оставаясь экономически привязанными к либеральному глобализму. А во-вторых, не получая со стороны государства поддержки и понимания и не имея необходимой отрасли, трудящиеся будут сами толкать свою страну в лапы капитализма, в том числе бунтами и контрреволюциями.

Вот и выходит, что описание капитализма времён Ленина не подходит для дня сегодняшнего, кому бы чего не хотелось. Все это признают, и от многих можно услышать, что капитализм конечно изменился: у одних это мутакапитализм, у других это уже не такой, изменённый империализм, с фашизмом на экспорт. Но то ли умышленный увод от классовой борьбы, то ли страх выйти за знакомые хорошо описанные рамки порождает критику либерального глобализма – не важно. Важно то, что слепоту догматизма, и как следствие вот такую критику в наш адрес можно излечить только одним способом – изучать структуру современного капитализма. А цитаты здесь, какой бы авторитетный человек её не написал, не помогут.

Товарищи. Мы рады критике, любой объективной и обоснованной критике, а не размахиванию цитатами. Внимательное прочтение и изучение работ Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, и направление полученных знаний на борьбу с капитализмом важно. Но если мы не будем внимательно изучать структуры современного капитализма, не будем искать его слабые места для его уничтожения, если мы будем только выискивать удобные цитаты да говорить «как хорошо жилось в СССР», то нас и наших потомков ждёт ужасная участь. Хватит блуждать в тумане догматизма и цитатничества, пора заняться реальной борьбой на всех фронтах и объединяться для единой цели – взятия власти пролетариатом и построения коммунистического общества. Не знаешь, чем ты можешь быть полезен, дорогой читатель? Пиши на почту infoledokol@gmail.com, в классовой борьбе найдётся место для всех.

Нина Гил-Ровадри

comments powered by HyperComments