Блуждая в цитатах. Часть 1

315

Мы уже долгое время пытаемся развить самую широкую дискуссию на тему современного этапа капитализма, чтобы совместными усилиями найти современные способы борьбы с капитализмом, но всё чаще сталкиваемся или с непониманием необходимости самой дискуссии, или с застойным догматизмом, или с откровенным уводом от этой важной темы.

Марк Соркин в декабре 2014го года, исходя из современных реалий мирового капиталистического устройства, предложил для обсуждения концепцию нового этапа капитализма – либерального глобализма, и в своих статьях попытался максимально кратко и ёмко объяснить свою позицию. Но вместо объективной и конструктивной критики мы опять видим попытку перевести обсуждение в битву цитат. На этот раз битвой цитат решил заняться Кирилл Поляков в своих статьях под названием «Либеральный глобализм или глобальный дилетантизм?».

Первая статья критики была посвящена определению монополии. Призвав на помощь БСЭ первого, второго и третьего издания, а также работу Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма», он к сожалению, забыл призвать логику и здравый смысл в свои рассуждения, и по сути заблудился в трёх цитатах. Хоть комментаторы уже указали на некоторые ошибки в рассуждениях автора, на которые сам автор статьи предпочёл не отвечать, в том числе и во второй статье, нам всё же стоит рассмотреть вопрос монополий ещё раз.

Основная ошибка заключается в том, что при рассмотрении признаков как империализма, так и либерального глобализма по-отдельности, наш «критик» впадает в ту же крайность в какую в своё время впадали критики теории империализма. Пытаясь разъяснить термин монополии и обвиняя теорию либерального глобализма в отрицании монополий как таковых, попадает в ту же ловушку, что и критики Ленина, показывавшие на примерах наличие свободной конкуренции во времена Ленина. Ленин отвечал: «вырастая из свободной конкуренции, монополии не устраняют её, а существуют над ней и рядом с ней, порождая этим ряд особенно острых и крутых противоречий, трений, конфликтов.»  При этом сами монополии носят локальный характер в виде регионов и государств: «а с другой стороны, раздел мира есть переход от колониальной политики, беспрепятственно расширяемой на незахваченные ни одной капиталистической державой области, к колониальной политике монопольного обладания территорией земли, поделенной до конца.»

Монополии местами ещё существуют, мы неоднократно это тоже говорили, но они перестали быть основным хозяйственным фактором капиталистической экономики. Так же, как и монополии во времена Ленина были рядом и над свободной конкуренцией, то сейчас свободная конкуренция на новом витке рядом и над монополиями.

Монополия – это не просто крупная компания или союз компаний, не просто лидерство в отрасли и получение большей прибыли, как пытается представить «критик». Монополия – это полный захват и контроль отрасли по всем направлениям с последующим разделением прав и обязанностей внутри монополии и диктатом над мелкими компаниями отрасли вне монополии: диктатура производства и цены, диктатура распределения и распространения или полное уничтожение более мелких предприятий.

Когда Владимир Ильич рассматривал монополии он указывал, какие именно формы предприятий составляют монополии: тресты, синдикаты, картели, концерны. И основная разница между всеми этими монополистическими предприятиями и современными транснациональными корпорациями заключается в том, что тресты, синдикаты, картели и концерны собственностью владели, а транснациональные корпорации лишь управляют. В других материалах, посвященных либеральному глобализму, эти моменты разъяснялись и уточнялись неоднократно.

Вот и получается, что в попытке объяснить одно, не учтя другое, наш «критик» рассматривает не империализм или либеральный глобализм, а отдельные компании. Как писал Ленин, за деревьями-то леса и не увидел.

Перечисляя определения монополий в первой статье и те компании, которые в определённой отрасли занимают лидирующие позиции во второй, наш «критик» к сожалению, не попытался сам подставить предполагаемые компании под определение монополий.

А что же нам предлагают под видом монополий?

Microsoft и Apple в качестве монополистов в производстве операционных систем для ПК?
Вот возьмём и подставим в определение капиталистических монополий Microsoft и Apple и разбирая по пунктам сразу же возникает несколько вопросов. В чём заключается сговор этих компаний? В чём заключается подавление конкурентов? Где захват и разделение рынков сбыта и как следствие господство в отрасли и сверхприбыли? Если мы рассматриваем только узкоспециализированную отрасль в виде операционных систем для настольных компьютеров (десктоп в виде системных блоков, моноблоков) плюс ноутбуков, то безусловным лидером является Microsoft, лицензированная или пиратская версия – не важно. А где основные признаки монополии? Где «ты сюда не торгуй, ты туда торгуй»? И уж тем более странно говорить про монополию Microsoft в отрасли операционных систем, если учесть, что возможность установки бесплатных Linux или ChromeOS, или любой другой операционной системы никак, никем и нигде из отрасли не ограничивается – ставь не хочу. В погоне за пользователями операционной системы от Microsoft производители различного программного обеспечения безусловно страдают, и Microsoft старается выжать от своего лидерства по максимуму. За что и отхватывает периодически от антимонопольных служб различных стран. Однако монополией её это не делает.

Boeing и Airbus в качестве монополистов авиастроения?
Бесспорно, что Airbus и Boeing являются лидерами в гражданском авиастроении, но вопросы всё те же вопросы плюс несколько дополнительных. А каким способом Airbus может запретить, к примеру, Польше строить свои самолёты? Или каким способом Boeing может запретить авиакомпаниям покупать российский Sukhoi Superjet 100? Или как они вместе взятые могут запретить Индии или Китаю развивать свою авиапромышленность? В том-то и дело, что никак.

Ссылаться на цитаты Ленина конечно хорошо, вот только понимать написанное так же нужно. Ленин писал о том, что концентрация производства подводит вплотную к монополии? Но одной концентрации производства мало для монополии. Этот момент к сожалению, и упускается. Сложнейшие технологические задачи и высокие издержки являются причиной того, что лишь небольшое количество стран и несколько крупных компаний работают в определённой отрасли. Но уж никак не запрет производства, демпинг ценами или запрет пользователям. Вот и получается, что, не разобравшись в структуре того, что из себя представляет монополия, в структуре её взаимодействия с внешним миром мы получаем вот такую «критику».  Вряд ли кто-то сможет отрицать, что лидерство в отрасли у предлагаемых компаний есть, что громадная прибыль есть. Но у них нет ни деления сфер влияния, ни соглашения об условиях продаж, нет регулирования объёмов производства, ни условий ценообразования. Внутри компаний есть, в отрасли – нет! Все закупают, производят и торгуют везде. С разным успехом. Монопольного владения отраслью нет.

Кстати о владении. Монополистические объединения, за исключением синдиката и картеля не предусматривают сохранения отдельного капитала или юридического лица, то есть они владели своим капиталом и отраслью. А ведь это один из основных признаков монополии. Как писал Ленин достаточно 40% акций, чтобы распоряжаться делами компании. Про Standard Oil и Джона Рокфеллера рассказывать не буду. А вот транснациональные корпорации лишь управляют капиталом и не владеют отраслью. Максимум – блокирующий пакет. Если рассматривать Apple – первую производственную корпорацию в топ Forbes 2017, то выяснится, что у неё нет владельца, кто бы обладал контрольным пакетом акций: ни юридического, ни физического лица. Совокупный максимум акций у компании Vanguard Group и её дочерних компаний около 13%.

И здесь кроется ещё один очень важный момент, о котором пишем уже не только мы. На место слияния и создания международных союзов капиталистов приходит взаимное проникновение компаний в активы друг к другу с прогнозируемой целью – создание одной единственной сверхкорпорации, владеющей всеми активами Земли. И тот же Vanguard Group этому пример. Помимо акций Apple у Vanguard Group есть пакеты акций Microsoft, Coca-Cola и PepsiCo, Boeing и Airbus, McDonald’s Corp, Samsung Electronics и многих других крупных предприятий. И нигде у Vanguard Group нет ни контрольного пакета, ни блокирующего. То есть уже не важно, монополия или свободная конкуренция, захват рынка или все торгуют везде, такая корпорация в любом случае получит свою прибыль. Билл Гейтс в совете директоров Vanguard Group может это подтвердить. Именно этот момент почему-то наши критики с упорством не замечают. Цепляясь за описание событий столетней давности и возведя их в ранг догматов получается не классовая борьба, а борьба с мертвецами.

Товарищи. Мы рады критике, любой объективной и обоснованной критике, а не размахиванию цитатами. Внимательное прочтение и изучение работ Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, и направление полученных знаний на борьбу с капитализмом шаг за шагом приближает нас к победе пролетариата. Но если мы не будем внимательно изучать работы классиков, не будем объединяться для борьбы, если мы будем только размахивать красными флагами да говорить какие великие были Маркс и Ленин, то нас и наших потомков ждёт ужасная участь. Хватит блуждать в тумане догматизма и цитатничества, пора заняться реальной борьбой на всех фронтах и объединяться для единой цели – взятия власти пролетариатом и построения коммунистического общества. Не знаешь чем ты  можешь быть полезен, дорогой читатель? Пиши на почту infoledokol@gmail.com и мы что-нибудь придумаем. В классовой борьбе найдётся место для всех.

Нина Гил-Ровадри

comments powered by HyperComments