Международное положение. В. Васильев, К. Сивков (текст) часть 2

52

12 ноября 2017 года. Запись передачи по международному положению.
Участники: Владимир Сергеевич Васильев, Константин Валентинович Сивков
Ведущий: Марк Соркин

М. Соркин —
Владимир Сергеевич. Я сегодня прочитал очень интересный экономический обзор. Один специалист Минэкономразвития рассказывал как о большом достижение то что на форуме АТЭС были продвинуты очень серьезные и приняты для рассмотрения такие проекты: Ямал СПГ, Арктика СПГ и распространение масличных культур самого различного вида из Российской Федерации в страны азиатско-тихоокеанского региона. Как вы считаете, под этим есть какие-то основания?

В. Васильев —
Давайте скажем так. Мы, как говорится, как двигали, так и двигаем вот эти внешние экономические проекты. Это история, может быть, последних 15 лет. Смысл её экономический состоит в одном: страна как, может быть, в начале нулевых, может быть, даже в девяностые использовала фактор мировой экономики как основной, если хотите, как это сейчас принято говорить, я не люблю это слово, как основной драйвер, как основной движущий стимул или как основной движущий механизм экономического развития России. И по существу, эти все проекты опять вписываются в традиционную модель: не получилось что-то с Европой, не получится, может быть, Северный поток-2, возникнут какие-то проблемы ещё с энергоснабжением Европы, о которых мы очень много говорили. Но очень хорошо. Мы сегодня перебросим все вот эти вот наши энергоресурсы энергопотоки в азиатско-тихоокеанский регион. Мы будем строить газопроводы и нефтепроводы в Китай в Корею кстати сказать в Южную Корею, в Японию, может быть, даже там даже дотянем чего до Индокитая, до Вьетнама. В том плане, в котором этот рынок или этот регион является более объемным нежели там скажем Европейский рынок или Евросоюз, это бесспорно на сегодняшний день. Здесь возникает две проблемы. В какой степени у нас вообще хватит ресурсов? А допустим, что что-то изменится в Европе. В какой степени у нас вообще хватит ресурсов быть, если так можно выразиться, бензоколонкой и для Европы, и для Азии? Это может возникнуть проблема. Нам вновь придётся что-то выбирать. До сегодняшнего и вчерашнего дня эта модель у нас подвергалась даже официальной критике. Вот официально мы говорили, что возможности использования нашего ТЭК в качестве основного источника экономического роста, вот эта сырьевая модель – она исчерпана. Надо искать какие-то другие пути. Но тем не менее ничего в этом направлении не делается. Изыскивались возможности использования наших топливно-энергетических и можно сказать других ресурсов для решения проблемы экономического развития страны. Так она и продолжается. Все эти разговоры про масличные культуры использование лесных ресурсов… Вся вот эта модель – она остаётся. В какой степени Азия окажется таким более мощным фактором, который влияет на экономическое развитие нашей страны, может быть приводные ремни азиатской экономики могут оказаться более такими действенными, то есть мы можем действительно с этого иметь определённого рода ускорение экономического развития на какой-то момент и на какой –то стадии. Но я на сегодняшний день пока не просматриваю самой главной проблемы. Проблемы перехода на новый технологический уклад внутри страны, потому что эта вот зависимость нашей страны от энергопоставок за рубеж она сохраняется, она усиливается, она как бы идет и идёт. и опять получается что вот никакой альтернативы по существу реально нет, потому что здесь есть еще и вторая ситуация. для меня она как для экономиста очевидна. Это последнее что я хочу сказать, в отличие от Европы, которая пронизана энергетической инфраструктурой, и которой только важно каким сетям энергоснабжения, газоснабжения, электроснабжения только лишь подключиться, они в Европе есть, что называется, в каждой стране, ситуация в Азии таким образом не выглядит. Там в общем, и в Китае, и в Корее, и в Японии, может быть и в Индокитае инфраструктуру нужно ещё создавать и создавать. А это дополнительные капиталовложения, это огромные ресурсы, и не важно, будет ли это осуществляться на наднациональном уровне или как многонациональный проект, это конечно будут многонациональные проекты, но тем не менее – это дополнительное отвлечение ресурсов нашей экономики от перехода на новый технологический уклад. Потому что для меня, как для экономиста, совершенно очевидно, что выход нашего топливно-энергетического комплекса на азиатские рынки будет развиваться и дальше. Это само по себе магистраль экономического развития, которая, рассчитана, если хотите, на десятилетия. В этом плане, открывая одно окно возможностей, которые мы хорошо знаем и наблюдали последние 15 лет мы закрываем какое-то другое окно возможностей именно возможностей использования этого экономического потенциала для внутреннего развития, для развития нашей российской экономики внутри страны. Вот и всё что я по этому поводу могу сказать

М. Соркин —
Ну если суммировать то, что вы сказали, вкратце этот магистральный путь развития ведёт в тупик.

В. Васильев —
Это сегодня наша официальная позиция. Что эта зависимость, эта голландская болезнь, это упор на наши сырьевые возможности, то есть использование на максимальную катушку нашего сырьевого потенциала – это да, это путь в никуда. Давайте искать новые пути. Ну вот экономика она такая наука, за что я её где-то люблю это наука о реальных ограничениях. Это хорошо так только сказать на словах, а когда дело доходит до каких-то реальных проектов и шагов, выясняется, что этих возможностей экономическая система и не предоставляет. Вот и всё, что можно по этому поводу сказать.

М. Соркин —
Вы говорите, что экономика – наука. Я бы с вами согласился, раньше она таковой была. А сейчас она превратилась в сплошной шаманизм и камлание.

В. Васильев —
Ну вот так. Мы с вами видим. Куда бы не ехал президент, миллеры, министры экономики и энергетики, руководители других компаний…

М. Соркин —
То есть буржуазия не хочет тратить деньги на развитие, она хочет тратить только на свои прибыли.

В. Васильев —
Да.

М. Соркин —
Константин Валентинович, у меня к Вам есть такой вопрос. После окончания саммита АТЭС WallStreetJornal разразился большой статьёй одного, так сказать, доктора околовсяческих наук, который заявил, что главное достижение Трампа в этом визите то, что ему удалось противопоставить Китай и Индию. И что все эти процессы, которые вроде как начинались в системе БРИКС на этом деле получают большой и жирный крест и что теперь Индия будет следовать американским интересам в борьбе против Китая. Как Вы считаете, под этим есть какой-нибудь смысл?

К. Сивков —
Значит надо сказать, что Индия демонстрирует некоторый дрейф в сторону США, причём довольно ощутимый. В частности, индусы вопреки соглашению об аренде нашей подводной лодки типа Нерпа 971 проекта. Индия допустила американцев на борт подводной лодки нашей 971 проекта, которая Индией арендована. Хоть и экспортный вариант, но тем не менее. К тому же американцы были допущены, и они проинспектировали авианосец. Это наш бывший Горшков, который конечно в Индию поставлен с нашим электронным оборудованием, в том числе с боевыми электронными направляющими системами и многими другими вещами, что, конечно, крайне неприятный момент. Связано это в первую степень с тем, что Россия прыгающие практически два десятилетия с 90 по 2010 годы демонстрировала ну скажем откровенно бессовестное поведение по отношению к союзникам. Поэтому индусы сейчас ориентируются на диверсификацию системы вооружения. Это раз. Во-вторых, России явно демонстрирует неспособность перехода на новые рельсы развития, перехода на развитие шестого… не то, что шестого, даже пятого технологического уклада, и вы на этом фоне индусы отчётливо понимают, что у нынешней современной России перспектив стать или даже сохранить местоположение в относительно близкой перспективе уже не так много. И они, естественно, ищут альтернативные центры силы. Китай и Индия несмотря на то, что они сегодня входят в состав ШОС, являются, так сказать ядром ШОС наряду с Россией, тем не менее не являются союзниками. У них очень серьёзные территориальные претензии друг к другу, и в первую очередь со стороны Индии к Китаю, который оттяпал у них значительный кусок территории. В этих условиях Индия ищет на перспективу альтернативный центр силы. Таким центром силы в конкуренции с Китаем могут быть только США. Вот этим объясняется тот дрейф по отношению к США, который мы сегодня наблюдаем в Индии. То есть попросту говоря, российская буржуазия губит не только российскую экономику, но и российскую геополитику, несмотря на все попытки нынешнего президента и его команды каким-то образом выправить геополитическую ситуацию в отношении России.

М. Соркин —
Понятно. Владимир Сергеевич, 2017 год был отмечен серией европейских выборов. Те правительства, которые шли в русле либерального глобализма, точнее те партии, которые шли в русле либерального глобализма и сохранили свои лидирующее положение хотя сильно потеснены. Тем не менее, Голландия не может сформировать правительство, Германия не может сформировать правительство, очень тяжелое положение во Франции у Макрона. Процессы центробежные в Европе развернулись на всю мощь. Как вы считаете, значит ли это, что Европа постепенно падает из экономических раскладов как некая самостоятельная единица, имеющая свою валюту?

В. Васильев —
Я думаю, что этот диагноз об ослаблении Европы, экономический, можно смело поставь. Дело всё в том, что мне тоже вот буквально попалась, нельзя объять необъятное, но мне попалась как раз экспресс-информация, что Великобритания наконец начала переговоры с Евросоюзом, с комиссией, с чиновниками в Брюсселе о своем выходе, как говорится, развод и пока первое прошедшие заседание ничего не привело. То есть такая ситуация по-прежнему. Каким образом будет осуществляться этот развод так и остается совершенно неясным или непонятным. Отсутствие правительств, мы должны реально понимать, ну ладно, Голландия небольшая страна, ну давайте посмотрим на Германию. Понимаете, немцы всегда считались, может быть, одной из самых эффективных стран, ну скажем, европейских. Сформировать правительство, с моей точки зрения, довольно простая задача потому, что правительство должно работать и в общем этой работы ещё там не ясно как она работать-то будет, какие проблемы оно будет решать. Поэтому быстренько сформировать правительство и начать решать проблемы – ну это просто азбучные истины любой политики. Получается сегодня, что Германия уже фактически на протяжении почти двух месяцев, полутора месяца, не может сформировать правительство. Более того опять я пробежал последнюю экспресс-информацию из Европы, из Германии. Опросы общественного мнения показывают, что немцы все в меньшей степени поддерживают, как его называют, ямайское правительство из трех цветов: из свободных демократов там, из зелёных, из христианских демократов. А раз они это не поддерживают, то фактически получается, что правительство не имеет электоральной базы, которая в условиях этой демократии, вот если хотите, базиса для проведения своей деятельности, потому что сформировать правительство, работать, быстренько там пойдут не пойдут результаты и тогда уже будет решаться судьба правительства. А здесь получается одна очень важная вещь, что по существу еще не начав работу, не сформировав правительство, немецкие политики замкнули политику не на результаты работы политики, а на в свою электоральную базу. То есть совершенно понятно, чтобы для свободных демократов, для зелёных и даже для Меркель важна всё-таки борьба за эти голоса, понимаете, а не то как правительство будет работать. Это я уже не говорю о том, что завтра правительство то может еще называется сформировано правительство может оказаться совершенно неэффективным и ничего не делать. Посмотрите, что происходит в Америке. Целый год в общем администрация ничего не может сделать, полный паралич власти. Вот с моей точки зрения, если говорить немножечко глобально для наших зрителей и слушателей, самая главная проблема, что может наступать действительно паралич государственной власти. Кризис во Франции для меня, например, совершенно очевиден. Макрон, его правительство не понимает, что надо делать в этой сфере с французской экономикой, с французским социально-экономическим положением. Просто не знают, что делать и куда страну вести и каким образом проводить там реформы и изменения. Хотя мне тут уже на днях сказали, я беседовал с людьми, которые там постоянно живут или обретаются во Франции, что идет резкое, вообще резкое усиление давления на социалку. Вот это самое главное, что, может быть, привнес Макрон. Понимаете, вот все пособия урезать: социальные, по безработице, какие-то льготы, субсидии. В общем, социалку — долой! Вот если здесь французское правительство видит решение проблем Франции за счёт того, чтобы урезать социалку, то это дорога в никуда. Ситуация такая же в Голландии. Не исключено, что это и в Германии. Её, как говорится, традиционно сильная социалка тоже где-то оказывается под ударом и в этом плане правительство и не может функционировать. Ну а дальше уже, извините, если завтра начнется сокращение всех социальных программ социалки, ну тогда, что называется, капитализм всё в большей степени и будет обретать черты классического капитализма, который базируется на эксплуатации, если так можно выразиться, большинства экономическим меньшинство. Будет и дальше расти дифференциация в доходах, в жизненном уровне, в размерах владеемых богатств. А это и есть условия всех дальнейших потрясений, а относительно к Европейскому Союзу это важнейшие условия дальнейшей дезинтеграции вот этих стран.

М. Соркин —
Константин Валентинович, у меня к Вам вопрос следующий. Одно из основных положений марксизма-ленинизма — это то, что буржуазия из своих кризисов всегда ищет выход в войне. Ну понятно, что поскольку они сейчас основной целью выбрали нашу страну, то. Естественно речь идёт о войне против неё. По серьёзному Франция и Германия воевать-то не будут, армий своих у них нет. Но нем не менее, представим себе ситуацию. Допустим, раздражённая определенными действиями НАТО в Прибалтике, Россия предпримет какие-то меры. Как Вы считаете, сможет сегодня НАТО воевать против Российской Федерации?

К. Сивков —
Интересный вопрос. Начнём с того, что если Россия осуществит вторжение, пойдет на такую идиотическую глупость предельную, крайний кретинизм, и войдет в Прибалтику, то это, безусловно, встряхнет Европу. И для Соединенных Штатов Америки это будет идеальный подарок, который позволит мобилизовать свои народы на военные действия против России. Но в любом случае, даже в этом случае, даже в таком варианте эти военные действия будут иметь локальный характер, потому что и со стороны России, и со стороны Европы, все будут бояться одного — перехода ядерного рубежа, то есть перехода к применению ядерного оружия, преодолению ядерного рубежа. Россия, безусловно, в случае начала крупномасштабных боевых действий и если нам будет нанесено серьёзное поражение силам общего назначения, то поставят вопросы о переходе к применению ядерного оружия и боевые действия будут быстро свёрнуты, потому что они не самоубийцы. Но тут несколько другая ситуация. Начнем с того, что Европе вести наступательную войну, да и кстати даже США, против России на данном этапе практически чрезвычайно сложно, если не сказать, что невозможно. Потому что там нету трех ключевых условий морального и демографического характера. Первое, у них нет идеи войны. Во-вторых, у них нет партии войны, то есть той идеологической силы, которая одержимая, являясь носителем идей войны, бросит нации на войну. Как в гитлеровском рейхе была Национал-Социалистическая партия Германии или фашистская партия.

М. Соркин —
В США такая партия есть.

К. Сивков —
Да это всё… Нет у них такой партии, у них нет идеи войны, которая была принята в общим и целом нацией. И, в-третьих, самое главное, у них нет нации войны, то есть той нации, которая готова была бы класть свои жизни, умирать ради завоевания новых земель. Поэтому это очень сложно. В случае, если Россия, российское руководство пойдёт на такую крайнюю форму идиотизма и даст повод столкнуться с НАТО, война будет иметь преимущественно воздушно-морской характер, нанесение ударов с воздуха и с моря. Как будут разгромлены основные силы Балтийского и Черноморского флотов противником, потому что превосходство подавляющее, и будет нанесено поражение военно-воздушным силам в зоне введения военного конфликта. После чего перейдут к ударам по наземным войскам, вот такой сценарий будет. Превосходство в силах будет достигнуто трёх-четырехкратное, что позволит обеспечить, пусть даже с определенными потерями, завоевание господства в воздухе и на море. Ну а дальше, когда Россия окажется перед дилеммой полного военного поражения и возможности вторжение сухопутных войск на нашу территорию, встанет вопрос применения ядерного оружия, после чего конфликт начнёт быстро свертывается, пойдут переговоры и Россия вернется на исходные рубежи. Но в этом случае внутри России, вероятнее всего произойдет революционный взрыв, который снесёт действующую власть. Я надеюсь, что нынешние персоналии в российской власти это прекрасно понимают, похоже, что это именно так. Поэтому, скорее всего, они на это не пойдут. Вот такой примерно сценарий возможен военного столкновения России и НАТО.

М. Соркин —
Но ведь, будем говорить так, всегда есть возможность провокации. То есть имитации некой атаки со стороны российских войск. Помните радиостанцию в Гляйбнице?

К. Сивков —
Это был локальный акт, который в условиях той информатизации общества было легко представить, как атаку на Германию и последующие действия против нас, против Польши со стороны Германии. Сегодня подобная акция уже не пройдет по одной простой причине: общество слишком сильно информатизировано. Создать, сымитировать группировку вторжения российских войск на территорию той же Прибалтики, которая должна насчитывать как минимум несколько десятков тысяч человек с российской бронетехникой, по-другому никак это не отправлять будет невозможно, даже полк несколько тысяч человек 2000-3000 человек или бригада там, или какое-то мало-мальское подразделение, которое осуществляет вторжение, практически невозможно. Поэтому декларировать будут, как в ситуации с Украиной, что вроде там есть российские войска, но их никто никогда не видел. То же самое и тут будет. Декларировать будут, но говорить о том, что произошло вторжение и из-за этого нам нужно проводить мобилизацию и подтягивать все страны НАТО, поднимать всю Европу на уши, вот это не получится с такой провокацией.

М. Соркин —
Ну что же, будем живы — будем видеть.

К. Сивков —
Есть ещё другой вариант. Против России будут воевать по-другому. Вот уже сейчас слишком очевидно, это подготовка к этой войне — гибридной войне — уже идет полным ходом. Непосредственная подготовка. Уже создаются группировки, уже создаются прецеденты для того, чтобы взорвать ситуацию изнутри. И ситуация внутри России благоприятная, чтобы взорваться. Несмотря на то, что сейчас так сильно приподнимают нашего действующего президента Путина, мол там 70% готовы за него проголосовать и вообще, он у нас такой незаменимый, то в реальности ситуация несколько иная. Я могу сказать, что вот совсем недавно я встречался и проводил свой эфир на программе Вести Раран, где выступал очень серьёзный социолог, который опирался на реальные данные, в том числе и Росстата. И цифры страшные. Вот я могу сказать так, что людей, которые требуют, считает нужным либо полностью сломать политическую систему и экономическую систему в России, либо серьезно видоизменить, в стране по данным Росстата более 68%. Далее я могу сказать, людей, которые недовольны сложившимся положением и не уверены в своем будущем за период с 2005 по 2016 увеличилось на 5%, а с 2016 по 2017 год, вот за этот промежуток времени, увеличилось на 7%. Понимаете, какой темп роста? И дальше будет только увеличиваться.
Поэтому условия, чтобы взрывать Россию изнутри у них более чем достаточно. Сейчас готовится издание Белой книги Минфином США. Судя по тем данным, которые сейчас гуляют по интернету речь идёт о феврале месяце, где будут опубликованы данные о всех вывезенных из России капиталах незаконных, объёмом по экспертным оценкам 2,5 триллиона долларов. Вдумайтесь. Причём из этих 2,5 триллионов долларов два триллиона долларов были вывезены из России за период с 2005 по 2017 год. Понимаете, кто там находился у власти?

М. Соркин —
Мне это всё понятно. И вот как раз и поэтому я задал Вам вопрос.

К. Сивков —
НАТО войдёт сюда совершенно под другим соусом и совершенно в других условиях. Они войдут при условиях, когда будет: первое, будет разгромлена система управления стратегическими ядерными илами России. То есть Россия не сможет осуществить первая ядерный удар. Второе, будет дезорганизовано управление силами общего назначения. Третье, сами войсковые части будут деморализованы и дезорганизованы и не смогут оказать сопротивление. Вот тогда уже не как боевые части, а как участники крупномасштабной миротворческой операции войска НАТО, возможно под знаменем ООН, и по соответствующий резолюции ООН, пойдут на нашу территорию. Не с целью оккупации, а с целью установления мира, стабилизации ситуации, взятии под контроль особо опасных ядерных объектов российского ядерного оружия, чтобы мол не попало в руки террористов. Вот как это всё будет происходить.

М. Соркин —
Это понятно, Константин Валентинович. Но ведь это не может не понимать правительство буржуазной России. И вот как раз для того, чтобы не допустить этого сценария возможно и проигрывается вариант маленькой победоносной войны.

К. Сивков —
Кем? Кем? Вот маленькую победоносную войну уже обеспечили в Сирии. Маленькая победоносная война в Прибалтике – это не маленькая победоносная война. Это невозможно. Потому, что в этом случае, там-то как раз все встанут сразу.

М. Соркин —
А на Украине?

К. Сивков —
На Украине та же самая история. Возможность ввода войск России была утрачена в 2014м году, когда в ответ на первой же выстрел украинской армии, после заявления президента о возможности ввода войск, наши войска туда не вошли. Вот тогда бы, если ввели бы войска, да, натовцы не успели бы ахнуть, а Украина была бы взята. Далее уже всё шло бы нормально. Я могу Вас заверить, что украинская армия, так же, как и в Крыму, на 90% присягнула бы России и вошла в состав российской армии. А хунта улетела бы далеко и надолго. Навсегда. Вот и вся игра. Вообще российская политика в отношении Украины пестрит примерами крайней формы идиотизма.

М. Соркин —
Понятно. Ну что, товарищи. Значит я что хочу сказать. Несмотря на заверения всех нынешних записных философов, экономистов и прочее, прочее, прочее, о том, что марксизм-ленинизм – это лженаука, мертворожденное детище и что он умер – мы на деле видим сегодня то, что основные положения марксизма-ленинизма и о кризисах капитализма, и о попытках выхода из кризиса войной, и о социальном напряжении в обществе, вызванного расслоением между наемными работниками и буржуазией абсолютно верны. Я благодарю Вас, Константин Валентинович, за пояснения. Спасибо Вам большое. До свидания.

К. Сивков —
До свидания.

М. Соркин —
Спасибо и Вам, Владимир Сергеевич, за разъяснения. До свидания.

В. Васильев —
Большое спасибо, и всем до новых встреч.

М. Соркин —
Уважаемые читатели и зрители информагентства ледокол. Я думаю, что все наши эксперты как раз и подтвердили, то о чём я сказал в конце нашей передачи.

К. Сивков —
Я могу добавить, Марк Анатольевич, только один важный момент известной широко фразой. Я её несколько переиначу: в Европе проснулся призрак — призрак коммунизма. А Россия движется к революции. И двигает её туда власть! Потому что есть фундаментальный принцип: революцию всегда готовит власть, а революционеры готовятся к революции.

М. Соркин —
Ну что, товарищи. До свидания. Думайте, изучайте, разбирайтесь в вопросах. Помните, что наша судьба в наших руках. За нас нашу судьбу опасно кому-то поручать решать, потому, что это не только наша судьба — это судьба и наших детей, и внуков. До свидания. С вами был я, Марк Соркин, информагентство Ледокол. До новых встреч.

Часть 1

comments powered by HyperComments