Капитал атакует

54

По всей России проходит волна задержек заработных плат. В основном, это касается частных предприятий, бюджетные государственные организации пока деньги платят исправно.

Сами по себе задержки зарплат – это уже трагедия для наемных работников и членов их семей, но, если смотреть глубже, это еще и активное наступление буржуазии в классовой борьбе.

В чем это выражается?

Во-первых, поскольку уровень прибавочной стоимости из-за кризиса и сворачивания экономики резко упал (в некоторых случаях владельцы предприятий уже терпят убытки), капиталистам жизненно важно восстановить прибыль, иначе последует неминуемое разорение. Самый легкий путь восстановить полноту своего кошелька (не самим же пояса потуже затягивать!) – это залезть в карман собственным работникам, резко снизив или вообще убрав оплату необходимого труда, требуемого для восстановления рабочей силы. То есть оплата труда временно исключается из списка расходных статей. Звучит банально, выглядит бесчеловечно. Такие действия можно назвать геноцидом класса наемных работников, несмотря на то, что прямой задачи уничтожения их физически не стоит. Задача не стоит, но действия в этом направлении совершаются.

Во-вторых, многие люди, столкнувшиеся с невыплатой заработной платы, увольняются и ищут другую работу, поскольку ждать «у моря погоды» они себе позволить не могут. Такие работники, скорее всего, свою законную зарплату уже никогда не увидят, а если подадут в суд и выиграют процесс (а это еще надо постараться), то им выплатят компенсацию только с той части зарплаты, которую они получали официально («белой»). А много ли частных предприятий, где вся зарплата «белая»? Кроме того, на наиболее ретивого работника всегда можно повесить какой-нибудь сломанный агрегат или недостачу, тогда в результате он еще и должен останется. В борьбе с наемными работниками все карты в руках у руководства предприятия.

В-третьих, работодатель (читай – капиталист) может пойти на крайние меры и вообще не выплатить заработную плату работникам, окончательно присвоив себе их необходимый труд. Делается это, например, по следующей рабочей схеме: все средства производства передаются во вновь открытую частную фирму, например, под видом слияния, затем юридическое лицо, с которым у работников заключен трудовой договор банкротится (тоже, кстати, не быстрая процедура), а имущество (которого уже почти нет к этому моменту) пускается с молотка. За счет вырученных средств (а это копейки) выплачивается заработная плата, естественно, далеко не в том объеме, в котором на самом деле должно предприятие. В результате, капиталист со всех сторон в выигрыше, да еще и абсолютно чист перед законом. Работники остаются, как всегда, у разбитого корыта.

В-четвертых, если предприятие, задолжавшее своим наемным работникам, очень крупное и имеет федеральное или областное значение, то после банкротства (или, чтобы предотвратить банкротство), долги такого предприятия возможно выплатят из бюджета того или иного уровня. То есть залезут опять-таки в карманы трудящихся. В результате сократится финансирование социальных объектов или вырастут местные налоги.

В-пятых, даже если работодатель не станет банкротить свое предприятие (бывает, что это невыгодно по тем или иным причинам) и все-таки выплатит зарплату работникам через некоторое время, то эти выплаты уже будут с налетом инфляции. Пусть на 10-15 %, но они уже будут легче в реальном выражении, нежели несколько месяцев (лет!) назад. Эти 10-15 % уже сыграли свою роль в кармане у капиталиста и вовремя обрели форму товаров, валюты или банковского вклада, дабы снизить любые материальные потери хозяина предприятия.

Как ни крути, а капиталист всегда в выигрыше. Так уж устроена буржуазная общественно-экономическая формация со всеми ее антинародными законами.

Какие же пути выхода из сложившейся ситуации находят наемные работники?

1. Жалуются во все инстанции (от трудовой инспекции до президента) и получают от них ничего не значащие отписки. Ничего удивительного: если в государстве установлена диктатура буржуазии, то и органы государственной власти преследуют интересы исключительно правящего класса. Штрафы и санкции (когда договориться «на месте» не удается), которые в результате проверок надзорными органами будут наложены на предприятие и руководство, невыгодны как раз самим наемным работникам, потому что это те деньги и материальные средства, которые теоретически могли бы быть использованы для погашения задолженности в том числе в случае банкротства.

2. Митинги, стачки, забастовки. Совсем недавно произошел ярчайший случай такого поведения: попытка ростовских шахтеров доехать до Москвы и устроить там митинг. Конечно, полиция получила указание блокировать эту поездку (что и было незамедлительно сделано), чтобы не тревожить высшую власть такими мелочами.

Стачки и забастовки также не имеют большого значения, поскольку предприятия-должники, скорее всего, итак «на ладан дышат» и работают в полсмены по три дня в неделю. Единственное, к чему приведут такие действия — это создание еще одного повода для увольнения «лишних» наемных работников по статье с гарантированной невыплатой заработной платы. Я не говорю о том, что трудящимся совсем не следует применять активные способы сопротивления беспределу работодателя, но и ждать от таких способов полного решения насущных вопросов – значит тешить себя несбыточными мечтами. Собрать коллектив на митинг, стачку или забастовку – это большая работа и немалый риск для наемных работников, а отменить собственные решения, принятые под давлением снизу, для капиталиста, вообще, не составляет труда.

3. Голодовка. Отчаянная, но безрезультатная мера. Жизнь и здоровье наемных работников, а также членов их семей ничего не значат для капиталиста, а рассчитывать на серьезный общественный резонанс бессмысленно. Под удар общественного негодования традиционно попадает лишь руководство предприятия, а не собственник, который обычно трудно вычленяется и в таких случаях остается в тени.

4. Распространение информации с помощью СМИ и подпись петиций. Да, если нарушение в области трудового законодательства масштабное (долг большой, а предприятие значимое), новость об этом затмит на некоторое время новостные таблоиды. Уже через неделю об этом все забудут, а зарплаты так и не будут выплачены.

Про петиции. Даже если удастся собрать нужное количество подписей последствия будут такие же, как и в пункте 1. Кроме того, нужно учитывать, что задержки заработных плат происходят и на небольших предприятиях, соответственно, и задолженность перед наемными работниками бывает не настолько внушительной. Для СМИ такой вариант будет неинтересен, а собрать подписи под петицией будет вообще невозможно.

Расскажу историю из жизни.

Лично подвозил одного строителя, добирающегося на перекладных до дома. Его, не побоюсь этого слова, «кинули» на заработную плату за четыре месяца работы. Работодатель, он же директор подрядной фирмы-однодневки, исчез в неизвестном направлении, как только был сдан строительный объект. Бригада была набрана из разных городов, раскиданных по всей нашей необъятной Родине. На улице стоял жуткий мороз, а у этого человека не было денег на еду, на дорогу до дома и ночевку.

Какую реальную общественную или юридическую борьбу со своим работодателем мог вести такой бесправный наемный работник? Скорее всего он обвинил самого себя в глупости и доверчивости и постарался забыть эту историю, как страшный сон. Мошенник-капиталист же стал еще богаче и скорее всего в тот момент набирал уже новую строительную бригаду.

5. Действуют индивидуально (по собственному усмотрению). Например, увольняются, подают в суд или работают дальше как ни в чем не бывало. В случае увольнения, как уже упоминалось выше, про заработную плату можно забыть. Руководство предприятия успешно дотянет до окончания срока исковой давности (всего 3 года) и вообще ничего не выплатит. Подав в суд, заплатив адвокату, и пройдя семь кругов ада (а у капиталиста тоже есть свои обученные юристы, да и суды наши – самые неподкупные суды в мире), можно все равно ничего не получить (простая схема выше уже была озвучена). И даже, если владелец предприятия проиграет суд, он все равно ничем не рискует: подадут в суд десятки, выиграют единицы, соответственно, выплаты составят несоизмеримую с основной задолженностью сумму. Про тех штрейкбрехеров, которые, отрываясь от коллектива, смирно терпят экономическое издевательство и безропотно ожидают выплаты долгов, и говорить нечего. Эти люди заслуживают к себе такое отношение.

Как мы видим, из вышеперечисленных вариантов поведения нет ни одного действительно эффективного. Так или иначе, наемные работники, действуя в рамках буржуазного законодательства, проигрывают прямую схватку с капиталистами. У последних в руках власть, ресурсы, деньги, юристы и связи. У первых – только рабочие руки.

Вроде бы, сам собой напрашивается вопрос: зачем вообще тогда дергаться? Может быть, правы те штрейкбрехеры, которые спокойно продолжают работать, невзирая на трудности и нарушение собственных прав? А вдруг буржуй сжалится и выплатит кровно заработанное?

Надеяться на это, все равно, что ожидать от волков вегетарианства.

Наемные работники сильны коллективом. Их объединение для активной защиты своих интересов даже в небольшом количестве, заставляет правящий класс трястись в припадке и прибегать к крайним мерам по любому незначительном поводу.

Товарищи! Пора уже понять, что в условиях капитализма трудящимся не удастся полноценно защитить свои интересы. За них придется бороться, бороться до тех пор, пока не будет провозглашен социализм.

На текущем этапе борьба заключается в формировании ячеек на местах, в проведении разъяснительной работы (для начала, хотя бы, в своем окружении), создании коммунистической партии снизу.

Как можно больше наемных работников должны осознали свои классовые интересы и задачи, только в этом случае можно, всерьез, рассчитывать на противостояние капиталистической бесчеловечной системе, только в этом случае можно добиться победы!

comments powered by HyperComments