Говорим о терроризме, подразумеваем капитализм

65

Бойко:
Здравствуйте уважаемые зрители. Сегодня с вами в эфире я, Елена Бойко, и наш гость – Марк Анатольевич Соркин. Мы хотим сегодня поговорить о международном терроризме, потому что эта тема опять стала top-темой последнего времени. Здравствуйте, Марк Анатольевич.

Соркин:
Добрый день, Лена.

Бойко:
Вы знаете, эта тема возникает периодически. Заметьте, что в этом году это уже далеко не первый теракт. Я имею в виду те, которые сейчас во Франции, в конце прошлого года прямо так это все, было очень живо именно в этом направлении. В чем же дело? Почему международный терроризм настолько поднял голову и есть ли какие-нибудь причины вообще именно вот в этих местах?

Соркин:
Причины, конечно, есть. Без причин ничего не бывает. Капиталисты всего мира очень сильно ведут классовую борьбу против своих наемных работников. Эта пружина все сжимается и сжимается, и либеральный глобализм очень боится, что эта пружина может сработать назад. И задача перевести социальный протест, пока еще людьми не осознанный, в сферу межнациональную и межконфессиональную. Если мы с вами посмотрим на историю террористических организаций последнего времени, то мы увидим очень интересную картину: практически все эти организации, начиная от Аль-Каида, ИГ, запрещенном в России, Джебхат ан-Нусра и т.д. и т.п., везде за ними торчат уши Соединенных Штатов Америки, а Аль-Каиду они вообще создали под борьбу с советской армией в Афганистане. ИГ и Джебхат ан-Нусру, видуизмененную Аль-Каида, финансируют их ближайшие союзники на Ближнем Востоке: Саудовская Аравия и Катар. Вся эта ситуация на Ближнем Востоке началась именно с момента, когда Сирия отказалась пропускать через свою территорию продуктопровод с территории Катара. И, собственно говоря, что интересно, если мы посмотрим историю террористических атак в Европе за последние лет 50, мы увидим очень интересную картину: так называемые «красные бригады» (красные, конечно же, в кавычках), разделились именно в тех странах, где были наиболее сильные коммунистические партии: в Италии, в Испании, во Франции. И если мы сейчас посмотрим, что происходит, вот эти террористы, почему они избрали основой своих атак Францию (ну в Бельгии был один единственный случай), то сразу приходит в голову следующее обстоятельство: еще меньше года назад во Франции были мощные антиправительственные демонстрации, которые требовали от правительства вернуть им назад их социальные гарантии, которые они у них отобрали (сейчас нет смысла их перечислять). То есть старое буржуазное оружие действует по-прежнему. Ведь задача у этого «международного» терроризма какая (в кавычках международного, потому что он международным не является и инспирируется одной отдельно взятой страной): с одной стороны увести социальный протест от классовой борьбы, с другой стороны запугать людей так, чтобы они забыли о своих социальных гарантиях, которые у них есть, и бились как маленькие дети под крыло большого папы, чтобы он их защитил, чтобы он их спас, чтобы он в дальнейшем не допустил терроризма. Ведь не случайно, когда мы послушаем выступления российских представителей, типа там Морозова или Коротченко, они говорят, что мы же давали эти информации и про Царнаевых, и про возможности террора в Европе, мы же давали эту информацию, она у нас есть, мы ее сообщали, почему они не обратили внимания? Если бы они знали, они, мол, могли прекратить. Да они знали это. Просто они сами это все организовали. Вот такое мое мнение. Именно для того, чтобы, с одной стороны, увести социальный протест от классовой борьбы, а с другой стороны, для того, чтобы запугать своих людей.

Бойко:
Марк Анатольевич, ну тогда не совсем понятно, в том числе жителям Европы наверно. Ага, социальные протесты, как бы считается, что террористы преимущественно, я не хочу обижать никакой народ, но как-то общественное мнение считает, что это выходцы из стран Ближнего Востока. Ну отлично. В их странах там все плохо, действительно низкий уровень жизни и есть за что социально попротестовать. Теперь вопрос. А что жители Ближнего Востока у себя теракты не делают, из-за чего их делать у европейцев?

Соркин:
Но дело в том, что и в странах Ближнего Востока есть теракты. Просто европейцы на них внимания не обращают. Теракты в Багдаде, теракты в Анкаре, наконец, сбитый российский самолет, он тоже взорван был над Средней Азией. Но здесь ведь вопрос другой, Лена, голубчик! Ведь если ты не можешь остановить движение,- есть другой способ – это его возглавить и вести в другую сторону! Ведь мы с Вами знает о том, что большое количество весьма богатых людей в эти движения вошли. Это раз. Во-вторых, вспомним ту смехотворную американскую историю, где было истрачено 500 млн. долларов, подготовили только шесть человек, и то они разбежались. Но это вывеска. Здесь идет целенаправленна подготовка тех людей, которые должны перехватить и возглавить эти движения, и повести их в нужном направлении. Вот в чем здесь вопрос. В Европе сейчас начали пробуждаться протестные настроения. Рядовым европейцам, как я понимаю, не очень нравится диктат США и диктат Брюсселя. Вспомним Brexit, не так давно. Вспомним референдум в Голландии и сейчас готовящийся референдум в Италии. Так ведь надо получить от этих референдумов нужный результат, а получить его можно только одним способом: запугать людей, перенацелить их протест, сказать, что виноваты вот эти, которые в Европу пришли, а свои итальянские, французские, бельгийские, немецкие капиталисты – это родные люди, они так же страдают, как и вы. Не против них нужно бороться, ребята. Вот в чем суть так называемого международного терроризма.

Бойко:
Мы сегодня хотим обсудить с Вами новость, которая взбудоражила общество: очередная попытка очередной цветной революции. Правда закончилась она как-то молниеносно-быстро. Итак, что же произошло в Турции?

Соркин:
Лена, это все в той же плоскости. Дело в том, что, не знаю, вряд ли наши читатели и зрители помнят, но до сегодняшнего дня, до момента этого, с позволения сказать, «переворота», было 4 случая, когда армия вмешивалась в соответствующую политическую жизнь страны. У них даже в конституции было записано, что гарантом конституции является армия. И все эти четыре были успешны. Но сейчас что происходит? Опять-таки, я подчеркиваю, Кемалистская Турция была настроена на взаимодействие с соседями. Она решала вопросы мирным путем, и ее главным лозунгом было «нет проблем с ближайшими соседями». Но с момента, когда в Турции на выборах победила исламистская партия, начали происходить очень интересные события. Возобновилась мощная атака на Курдов, в Турции появились лагеря бойцов самого разного профиля, которых готовили в том числе и для войны на Северном Кавказе. И сейчас Турция попыталась поучаствовать в грабеже Сирии, финансируя Аль-Каиду и запрещенный ИГ, путем получения от них дешевой по цене нефти, продажи раритетов и, наконец, примитивной работорговли. Но, тем не менее, в верхних слоях турецкого общества были достаточно сильны и Кемалистские тенденции. И здесь, как в свое время Гитлер покушения сам на себя устраивал, так и теперь. Я так вижу, что это скорее всего как раз имитация переворота, для того, чтобы Эрдоган зачистил еще оставшуюся в верхушке Кемалистскую фракцию. Более двух десятков генералов отстранено, более пятидесяти полковников, и что самое интересное, сто шестьдесят членов Верховного и Конституционного судов Турции. То есть, воспользовавшись этим обстоятельством, которое возможно, по моему мнению, сам и создал. Вы обратите внимание на очень интересное обстоятельство: кто, собственно говоря, призвал народ выйти на улицы Анкары и Стамбула? А призвали имамы мечетей, объявившие вневременное богослужение. Ведь по исламской религии положено пять раз в день совершать намаз. Эти часы строго определены. А тут вдруг муэдзины на мечетях и призывают народ на внеочередное богослужение. А в это время Эрдоган крутится где-то на самолете, не садясь и ожидая, как пройдут дела. В общем-то, повторение, как я думаю, российского ГКЧП, когда Горбачев людей послал, а сам в Форосе ждал, чем все кончится, к какой стороне примкнуть, и примкнуть к победителю (правда это ему не помогло). Думаю, что это не поможет и Эрдогану. Но тем не менее, оставшаяся часть Кемалистовв высшем руководстве Турции он зачистил успешно.

Бойко:
Скажите, пожалуйста, Марк Анатольевич, как вы расцениваете сегодняшние такие информационные сообщения, я не знаю, фейк, не фейк, что со стороны Турции прилетела претензия к Ленуру Ислямову 11:48, то есть к укро-крымско-хохло-татарам, за то, что как бы они на территории Херсонской области спрятали беглых заговорщиков. Во-первых, у них как-то рассосалось 14 военных кораблей, потерялось. Но я хотя далека от армии, но я понимаю, что при современных системах наблюдения, аэрокосмических там всяких летающих наблюдателях, 14 кораблей, это много, тем более военные корабли, они же не маленькие.

Соркин:
Вы обратите внимание на следующие обстоятельства, Лена. Я не знаю, я об этой новости ничего пока не слышал, сказать не могу. Но я обращаю Ваше внимание на следующие обстоятельства. Вы знаете, кого Эрдоган объявил виновником главным, так сказать, в перевороте? Он объявил, что это было попустительство Соединенных Штатов Америки. То есть, это уже второй реверанс в сторону руководства России после того письма, то ли извинения, то ли сожаления, там не очень понятно. А если это произошло, то это третий такой шаг. То есть Эрдоган пытается найти другое крыло, под которое можно спрятаться. Возможно это так, возможно нет, я не знаю. Но с теми проблемами, которые сейчас присутствуют в турецком Курдистане, все возможно, потому что стала реальной угроза распада Турции на две страны.

Бойко:
Тогда, в таком случае, вот тоже, здесь, в Турции, так быстро началось, быстро закончилось, ну это была такая какая-то, знаете, мне это вообще шоу напомнило почему-то. А вот такая вялотекущая тлеющая ситуация в Армении и Азербайджане… А там к чему это может привести?

Соркин:
Видите ли, в чем тут дело. Я разговаривал с одним своим товарищем из Армении, и он сказал одну очень любопытную вещь: по его мнению, что руководство Армении, что те террористы, которые захватили заложников,- это одна шайка-лейка. Что касается Азербайджана, ну вы поймите правильно, Азербайджан – тюркская страна с суннитским вероисповеданием, то есть они ближайшие братья и союзники турок. И если Вы помните, они, собственно говоря, все время, последние лет десять действуют по прямым указаниям Турции. И попытка этого инцидента в районе Нагорного Карабаха, это как раз тот момент, когда взаимоотношения между Турцией и Российской федерацией были чрезвычайно натянутыми. Очевидно, в этом плане попытались нанести определенный удар, так сказать, с фланга. Так что, здесь, в Азербайджане, просто немножко растеряны. Пока. Пока нет четких указаний из Анкары. Но я еще раз вам говорю, Лена. Эти игры не для нас. Это все попытки увода трудящихся от понимания их проблем, от осознания ими их проблем, от понимания, кем они являются в этом мире, и, наконец, от вступления их в политическую борьбу за ликвидацию буржуазной общественно-экономической формации. Вот этому международный терроризм и призван воспрепятствовать.

Бойко:
Ну, Вы нам уже рассказали о том, что причиной этого так называемого международного терроризма являются внутренние социальные проблемы в каждой отдельно взятой стране. А какой есть все-таки рецепт преодоления, то есть что надо сделать в стране, а точнее руководству, чтобы в этой стране не случались теракты, или что надо делать народу с этим правительством чтобы как-то начать жить спокойнее?

Соркин:
Для того, чтобы на земле прекратились террористические акты, необходимо ликвидировать на земле буржуазную общественно-экономическую формацию. Пока есть капиталистические взаимоотношения, пока есть частная собственность, капиталисты для охраны своей частной собственности пойдут на все. В том числе и на убийства собственных граждан. Поймите правильно, я же вам еще раз говорю, это не есть спонтанное выступление каких-то там людей, доведенных до отчаяния и до потери инстинкта самосохранения. Это целенаправленная работа по уводу протестных настроений от классовой борьбы и запугиванию народа с тем, чтобы они забились под крылышко буржуазного правительства и ничего против него не делали, а только надеялись, что оно их от террористов защитит. Вот знаете, во многих буржуазных странах практиковалась вот такая система, когда вдруг вроде настроения протестные, и в это время, допустим, в Мадриде взрыв вокзала, или в Италии, или в Испании, или в Ирландии. И как всегда к месту: как только возбуждаются определенные протестные настроения, так следуют террористические акты под флагом, так сказать, борьбы с прогнившим режимом. Ведь дело-то в чем. В свое время коммунисты, еще начиная с Маркса, они от индивидуального террора отказались как от такового. Они его никогда не применяли. Почему? Потому что они видели корень проблемы. И вот убрать терроризм можно только в том случае, когда нет людей, которым этот террор выгоден. А пока он выгоден, его не остановить никакими конференциями, благородными речами, сияющими глазами под благородными сединами под лысиной. Его не остановишь, потому что он проплачен, потому что он подготовлен, потому что этим занимаются специальные службы. Которые готовят этих людей. Иного не будет, Лена. Поверьте мне.

Бойко:
Марк Анатольевич, скажите, пожалуйста, а Вам не кажется, что моя родная Украина последние два года выступает таким экспериментальным полигоном, потому что смотрите, как бы ах, да, это не индивидуальный террор, вышли люди, как бы революция, она даже называлась «революцией достоинства» вроде бы под хорошей такой идеей был совершен гос. переворот, и к власти пришли опять же таки те же самые олигархи, и немножечко криминалитета, которые теперь два года занимаются терроризмом, натравляя свою армию на свой народ. Но почему-то мировая общественность этого не видит. Отдельно взятых бомб в метро она пугается, а целой страны, которая между Россией и Европой, нет. У Европы под носом государство-террорист, а европейцы не боятся, они пугаются одной бомбы. В чем дело?

Соркин:
Леночка. Европейские государства пугаются одной бомбы на их территории. Вот что их волнует. Не взрыв бомбы, а то, что это на их территории. А Украина, извините меня, это попытка приблизиться к Российской Федерации со стороны Соединенных Штатов. Ведь сейчас в мире что происходит? Набирает силы либеральный глобализм – новый этап капитализма. Но есть страны, которые еще остались в предыдущем периоде, которые поддерживают национальный капитал, которые не хотят играть по новым правилам. Значит, их надо уничтожить. Значит, на их территории надо внести хаос. И слово революция здесь неправильное. Оранжевая она, или достоинства, это не важно. Главное, что революция – это смена общественно-экономической формации на более высокую. В противном случае это действие называется контрреволюция. В 1991 году в нашей стране произошла буржуазная контрреволюция. На Украине же произошел государственный переворот: когда одна группа, один клан, сменил другой клан. Если вы обратили внимание, то из свергнутого клана, в общем-то, без всяких потерь для себя ротировали отдельные члены, например Порошенко. И ничего страшного. Есть хорошая поговорка: ворон ворону глаз не выклюет. Буржуазия всегда за счет народа договорится. А тут еще, понимаете ли, вдруг появились люди на первом этапе, которые ну не хотели жить в стране, в которой был совершен государственный переворот. Они остались верны конституции страны, в которой они жили. Это справедливо. Но их за это убивают. Вот в чем дело. А что, в Сирии иначе? А что, в Ливии или Египте было иначе? Ситуация та же самая, просто Украина – это для нас большая боль. По сути дела, ну у меня например, я человек, который родился в Советском Союзе и прожил в нем почти сорок лет, для меня Украина такой же родной дом, как и Россия. Я родился, и первые десять дней своей жизни прожил в Киеве. Мой отец – киевлянин. Когда я увидел бандеровцев, вспомнил своих деда и бабку. Что же, это для меня чужая земля? Нет. А здесь, понимаете в чем дело, ситуация-то какая. Для чего затевались эти дела с Украиной? Рассчитывали, что это прокатит, появится сорокамиллионный рынок, туда можно будет гнать то, что не доели в Европах и заставлять их это покупать. Для этого уничтожать стали украинскую экономику, украинскую промышленность. Вот о чем идет речь! Но я еще раз подчеркиваю, в Ливии точно так же было, в Сирии точно так же было. Но в Сирии просто не учли американцы, что России не выгоден продуктопровод через Сирию, чтобы поставлять в Европу газ и нефть. Российская буржуазия теряет от этого свои прибыли, поэтому под флагом борьбы за единство Сирии, то что там какое-то количество с каждым днем увеличивающееся террористов русскоговорящих (слово-то какое – русскоговорящих), ну, надо вроде как помочь законному правительству. Не интересуют буржуазию вопросы законно или незаконно правительство. Для них законно то правительство, которое обеспечивает их интересы. А если оно не обеспечивает – значит оно незаконное. Вот и все.

Бойко:
Тогда возникает такой вопрос: посмотрите, мировая буржуазия объединяется, она друг с другом поддерживает взаимовыгодные отношения и защищает свои общие интересы. То есть она в разных странах очень дружная. И все вместе клубком буржуазии она в общем-то угнетает и нарушает права граждан во всем мире. Тогда в таком случае я не думаю, что граждане одной отдельно взятой страны могут повалить мировую буржуазию. Может быть объединять надо мировой пролетариат?

Соркин:
Вот здесь, Лена, Вы очень сильно ошибаетесь. Дело в том, что буржуазия едина, конечно, в борьбе против наемных работников. Но между собой она очень недружна. Они, скрипя зубами, пытаются найти определенный компромисс и договориться между собой. Но это получается крайне редко. Неслучайно буржуазия всегда, для того, чтобы выйти из кризиса, устраивает войны. Это было отмечено давно. И вот здесь вопрос стоит как. В свое время Владимир Ильич, используя описанный им закон о неравномерности развития капитализма, пришел к выводу, что пролетарская революция возможна в одной отдельно взятой стране, где звено в цепи капиталистического производства наиболее слабое. Мы являемся наиболее слабым звеном. Это и сейчас является справедливым, это тоже необходимое условие, но уже недостаточное. Необходимо еще чтобы страна, в которой пролетариат взял власть, была надежно защищена от внешней агрессии и обладала способностью к автаркии. Вот три этих условия, и тогда пролетарская революция возможна. Причем, будем говорить так, либеральный глобализм делает все, чтобы лишить производство общественного характера. Он разделяет производство по технологическим цепочкам, он организовывает самостоятельные юридические лица, которые не владеют этой собственностью, на которой работают, они ее арендуют у главной компании. И это юридическое лицо, в случае забастовки, можно мгновенно ликвидировать, в результате люди остаются на улице по ликвидации этой компании, а на ее месте новая фирма начинает набор людей, и естественно, активных борцов за права трудящихся она не возьмет на работу. Но, тем не менее, ведь главное чтобы наемные работники осознали, кто они есть, чтобы они поняли, что они пролетариат, чтобы они поняли свои классовые цели и задачи и вступили в политическую борьбу за достижение своих классовых целей и задач, не веря всем этим тусовочным партиям, которые не более чем щупальца, выпущенные капитализмом для того, чтобы любыми путями захватить как можно больше людей. Это и КПРФ, это и ОКП( неразборчиво, нужно переспросить у М.А., что он имел в виду), это и Кургинян, это и Федоров, это и Стариков, несть им числа. И все они как один, несмотря на разные программы и видимость драки между ними проповедуют только одно: классовый мир. Вот и все.

Бойко:
Огромное спасибо, Марк Анатольевич. Я думаю, что нашим зрителям есть над чем задуматься, и в первую очередь осознаем ли мы сами себя пролетариатом или пока считаем, что мы сами хозяева своей жизни. Мне кажется, что только в результате того, что человек определит свою классовую сущность правильно можно будет это прекратить.

Соркин:
Понимаете, Лена, в чем дело. Ведь существует множество людей, которые всячески запудривают понятие пролетариата. А ведь пролетариями могут стать наемные работники любые. Это не только рабочие на заводах или батраки у фермера. Это и учителя, это и врачи, это и инженеры, это и офицеры. Они все сейчас наемные работники, они все работают по контракту и они все подвергаются эксплуатации в той или иной форме. И вот самое главное, чтобы люди эти себя осознали. Осознали, кто они есть, и поняли свое место в этом мире.

Бойко:
Большое спасибо! Будем пытаться сделать вывод о том, и запомнить хотя бы мысль о том, что без смены существующей формации и без свержения власти олигархата, ни международный терроризм, ни международную обстановку, ни войны, к сожалению, мы остановить не можем.

Соркин:
Абсолютно верно.

Бойко:
Большое спасибо, до новых встреч.

Соркин:
До свидания.

comments powered by HyperComments