Революция по Ленину. Марксистский подход.

71
В нынешние трудные времена, когда остро назревшие перемены не происходят, а основную массу народа все больше склоняет влево, у людей непроизвольно в голове возникают одни и те же вопросы: Будет ли революция? Если будет, то когда? Плохо это или хорошо? и т.д.

Чтобы ответить на эти вопросы, многие обращаются к истории. Благо, наша страна богата на такого рода события, есть, где развернуться, есть, что изучить. Однако без глубинного понимания процессов простая хронология и описание событий не добавляют ясности. Масла в огонь подливают всякого рода деятели, вроде, Старикова, ищущие в таком пусть сложном, но естественном и нужном процессе, как революция, второе дно, без зазрения совести обливающие грязью жертвы и подвиги наших предков.
Что же делать? Как и в любой спорной ситуации, нужно обращаться к профессионалам. Не к профессиональным либеральным историкам и буржуазным ученым, яростным противникам любых потрясений и поющим дифирамбы нынешнему режиму, а к тем, кто на собственном опыте познал, что такое революция, окунулся в самую гущу революционных событий и оказал на них прямое влияние. Думаю, никто не будет спорить, что первым в списке таких людей будет Владимир Ильич Ленин.
После поражения революции 1905 года, Ленин много думал и анализировал почему такое масштабное возмущение угнетенного народа, не привело к смене общественно-экономической формации? По этому поводу написано много трудов, являющихся бесценными учебниками для марксистов. Мы коснемся только небольшого участка статьи Крах II интернационала, где Ленин кратко, но очень ёмко подводит черту под определением революционной ситуации. Вот, что он пишет:
&hellip,Для марксиста не подлежит сомнению, что революция невозможна без революционной ситуации, причем не всякая революционная ситуация приводит к революции
Очевидно, что Ленин был бы не согласен с теми, кто утверждает, что любую революцию кто-то оплачивает, курирует, заказывает или экспортирует из-за рубежа. Так могут рассуждать либо дилетанты, которые до сих пор путают революцию с переворотом, либо буржуазные прихвостни, готовые любого заклеймить пятой колонной, раскачивающей лодку.
Итак, мы выяснили, что сначала должна возникнуть революционная ситуация. Она возникает только по объективным причинам, связанным с законами развития общества, а не по чьему-то личному желанию. Что она собой представляет? Ленин выделяет три главных признака:
1) Невозможность для господствующих классов сохранить в неизменном виде свое господство, тот или иной кризис верхов, кризис политики господствующего класса, создающий трещину, в которую прорывается недовольство и возмущение угнетенных классов. Для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы низы не хотели, а требуется еще, чтобы верхи не могли жить по-старому
Это наиглавнейший признак, но здесь необходимо пояснить. Ситуация, когда низы не хотят жить по-старому, встречается очень часто. Вообще, для человека, вполне, естественно быть периодически чем-то недовольным. Только, одно дело, если это какие-то бытовые мелочи, возникающие спонтанно не влияющие на общую картину жизни, и совсем другое, если каждодневно существенно ущемляются интересы большой группы людей (например, наемных работников), что неминуемо приводит к целому ряду противоречий между низами и верхами. Возмущение по этому поводу копится, ширится, и, если власть не предпринимает никаких попыток исправить ситуацию, может вылиться в активную фазу (бунт, забастовка, стачка, восстание и т.д.) по какому-то формальному поводу.
Анекдот в тему:
Вовочка не разговаривал до пяти лет. И вдруг за завтраком говорит:
— А почему мне в чай сахара не положили?
Обрадованные родители:
— А что же ты раньше-то молчал?
— А раньше клали.
Конечно, зачастую проблемы негров, совершенно не волнуют шерифа. Если народ возмущен, но правительство крепко держит бразды правления в руках (верхи еще могут), экономика достаточно сильна и нормально функционирует, а армия и полиция не переходят на сторону народа, то никаких серьезных последствий, обычно, не наблюдается.
В особо острых случаях, правящие круги могут пойти на некоторые существенные уступки, например, отправить в отставку кабинет министров или распустить парламент, однако кардинально это ничего не меняет, так как вся полнота власти сохраняются у правящего класса.
Обращаясь к опыту российских революций, можно обратить внимание, что все они происходили, как раз, в условиях сочетания двух вышеназванных факторов верхи не могут и низы не хотят.
Попробуем оценить нынешнее состояние дел в нашей стране.
Можно ли с уверенностью утверждать, что низы не хотят жить по-старому. Это очевидно любому школьнику. Действительно, ситуация в последние два года складывается не лучшим образом. В экономике и социальной сфере происходит катастрофа: хваленая нефтяная стабильность приказала долго жить, доходы россиян резко снизились даже в номинальном значении (не говоря уже о долларовом эквиваленте), почти полностью отменены всякие индексации зарплат (ожидаются задержки), происходят массовые сокращения работников, закрываются или переходят на короткие смены заводы и фабрики, провалены многие федеральные проекты, коррупция поглотила все сферы деятельности страны. Список можно продолжать до бесконечности. На всё это накладываются внешнеполитические неудачи (Украина, Сирия, санкции, олимпиада и т.д.), которые больно бьют по великодержавной гордости русских людей (под словом русский я понимаю весь многонациональный народ, который является полноправным наследником великого советского прошлого).
Из всего вышесказанного можно сделать однозначный вывод: низы такого плохого настоящего и туманного будущего желать не могут.
Но достаточно ли всего вышеперечисленного для точного вердикта, что низы не хотят? Мы не можем здесь опускаться до софистики и строить разные предположения. Чтобы набрать хоть какую-то доказательную базу, обратимся к социальным опросам. Вот небольшая подборка с сайта mk.ru.
На вопрос О чем бы вы спросили Путина на Прямой линии? более 90 % ответили: о растущей бедности простых россиян (63 %) и о проявлениях коррупции во власти (28 %).
На вопрос Что вы думаете о создании в России Нацгвардии? более 63 % ответили: опасный прецедент, чем больше полномочий — тем больше злоупотреблений.
На вопрос Почему в такой спешке приняли пакет Яровой? 59 % ответили: власть хочет все сильнее контролировать общество в кризис.
На вопрос Как вы относитесь к решению Путина ввести войска в Сирию? 65 % ответили: положительно, это поможет России избежать большой войны.
На вопрос Какие чувства вызывает у вас доллар по 80 рублей? Более 66 % ответили: гнев и печаль.
На вопрос Кто для вас Рамзан Кадыров? 52 % ответили: позор России.
На вопрос Что вас больше всего беспокоило в уходящем [2015] году? Более 66 % ответили: экономические проблемы денег не хватает (24,54 %) и нарастание политической несвободы, общее ухудшение обстановки в стране (33,47 %).
Конечно, не всегда подобные опросы на 100% объективны, но, думаю, никто не будет спорить, что картина приближена к реальной. А реальность сегодня такова, что от 50 до 70 % населения нашей страны (а это больше половины) недовольны сложившейся ситуацией, но при этом, благодаря качественной пропаганде, полностью поддерживают решения Президента по многим вопросам. Такой вот сложился парадокс. Достаточно ли этого для подтверждения ленинского признака или нет, пусть каждый решает сам.
Теперь несколько слов по поводу верхов. Если выразиться одной фразой, то верхи не в состоянии и даже не стремятся исправить ситуацию в стране, сделать жизнь низов лучше.
Если раскрыть этот признак полностью, то получится, что верхи не могут править по-старому. То есть, возникает такое положение дел, что полностью или частично административно-командная система погружается в хаос, то есть власть перестает управлять. Вот ряд признаков такого процесса:
— центральные власти издают неадекватные команды или указания, которые невозможно выполнить на местном уровне,
— команды и указания центральной власти выполняются на местном уровне слишком долго, выполняются неправильно или перестают выполняться совсем,
— линия руководства местных властей идет вразрез с центральной, и это никак не пресекается, потому что нет возможности пресечь и т.д.
Иными словами управление погружается в глубокий кризис.
Происходит все это по многим причинам, в первую очередь, из-за крайней степени загнивания старой капиталистической модели управления, вызванной тотальной коррупцией, неподвижностью разросшейся бюрократии и экономическими проблемами. Но сейчас не об этом.
Можем ли мы сказать, что указанные выше признаки в нашей стране имеют место? Несомненно. Более или менее, нормально аппарат управления работает только в автоматическом режиме, но как только возникают нештатные ситуации или необходимость в реализации масштабных проектов, все начинает сыпаться на глазах. Даже ручной режим непосредственно из Кремля уже не всегда помогает.
Все это мы видим по косвенным признакам в виде активного закручивания гаек. Например, создание такой новой силовой структуры, как нацгвардия свидетельствует о недоверии штатным силовикам (по понятным причинам коррупция пустила здесь глубокие корни), а пакет Яровой о тотальной боязни собственного народа.
Но всего этого еще не достаточно, чтобы обвинить власть в недееспособности. Пока большинство людей вовремя получает зарплаты и пенсии, пока нормально функционируют все государственные учреждения, мы не можем тешить себя иллюзиями и утверждать, что верхи не могут. Пока могут. Долго ли продлится такая ситуация покажет время.
2) Обострение выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов.
Угнетение трудящихся в последнее время непрерывно растет и ширится. Частично мы этот вопрос уже осветили, рассматривая предыдущий признак, однако на нем стоит остановиться подробнее.
Да, действительно, в конце 2000-х, начале 2010-х, материальное положение большинства россиян, если не росло, то, хотя бы, не падало. Это чувствовалось по регулярной индексации зарплат бюджетников и пенсий, почти догоняющих инфляцию, по внедрению различных социальных проектов, по улучшению жизни отдельных категорий граждан (военнослужащие и полиция) и т.д.
Конечно, почти все из этого обеспечивалось не за счет интенсивного роста экономики, а лишь путем сбрасывания крошек с барского стола олигархов и чиновников, жирующих за счет сверхвысоких нефтяных доходов и безудержного проедания советского наследства.
Теперь кубышка опустела, и тут же резко ухудшилась жизнь низших слоев общества. Еще бы не ухудшиться, если правящая буржуазная верхушка стала их грабить еще активнее, а делиться крохами с барского стола перестала совсем.
По различным социальным опросам, в том числе государственным, видно, что даже жизнь при позднем СССР, ничего общего с социализмом уже не имеющая, кажется более привлекательной, чем нынешний буржуазный режим.
Вот выдержка из опроса Левада-центра:
56% россиян сожалеют о распаде Советского Союза, показал опрос Левада-центра, проведенный 25-28 марта среди 1600 россиян в 48 регионах. Социологи напоминают, что в декабре 2000 г. эта ностальгия была на пике, тогда об СССР жалели 75%. Затем доля населения, разделяющего это мнение, постепенно снижалась. В декабре 2012 г. таковых было 49%, это минимальный уровень за время измерений, затем показатель снова стал расти.
68% опрошенных хотели бы восстановления СССР и социалистической системы, но 44% из них думают, что сейчас это невозможно. 31% этого не хочет. Среди населения продолжает преобладать мнение о том, что распада СССР можно было избежать, так считает 51% респондентов.

Есть над чем задуматься, не правда, ли? На всю эту удручающую картину накладывается тот факт, что никакого реального антикризисного плана или плана реформ у правительства нет, резервы неумолимо тают, ухудшение жизни трудящихся продолжается.
Делаем однозначный вывод, что этот ленинский признак революционной ситуации в нынешнее время не только имеет место, но еще и постоянно усиливается.
3) Значительное повышение в силу указанных причин активности масс, в мирную эпоху дающих себя грабить спокойно, а в бурные времена привлекаемых, как всей обстановкой кризиса, так и самими верхами, к самостоятельному выступлению.
Верхам, несомненно, необходимо объявить особую благодарность за их неусыпное старание по приведению обстановки в стране к революционной ситуации. Что касается активной реакции народа, то такие примеры у нас уже есть в избытке.
Массовые забастовки дальнобойщиков против системы Платон.
Митинг против присвоения мосту в Санкт-Петербурге имени Кадырова.
Стихийный митинг валютных ипотечников, сопровождаемый перекрытием улиц в Москве.
Огромное число региональных акций протеста.
Так как, в насквозь подконтрольной прессе существует табу на освещение подобных событий, то о многих выступлениях мы, скорее всего, узнаем еще не скоро.
Рост протестных настроений наблюдается, прежде всего, в интернете. Как грибы после дождя, начали появляться всевозможные ресурсы оппозиционных и псевдооппозиционных организаций и партеек с различным уклоном, в социальных сетях бурлит общее негодование.
Делаем вывод: признак, определенно, имеет место, но активность масс еще наращивает свой потенциал и проявляется слабо.
Итак, из трех признаков революционной ситуации, в полной мере проявляется только один. Соответственно, никакой революционной ситуации пока не наблюдается. А, пока не будет революционной ситуации, не может быть и революции.
Когда мы разобрались в том, что такое революционная ситуация, особенно глупо выглядят деятели, которые назначают конкретную дату или прогнозируют революцию в определенный временной промежуток времени. По объективным причинам это невозможно. Можно назначить или организовать восстание, забастовку, стачку, митинг, но настоящей революцией это считаться не будет, как бы этого не хотелось отдельным личностям.
Точно также глупо выглядят деятели, сводящие весь принцип революции к победе холодильника над телевизором. Это обобществление разумного человека с животным сродни буржуазному потребительскому обществу, однако, в корне, не отражает истинное положение дел. История знает массу примеров, когда самыми ярыми революционерами и настоящими коммунистами становились, вполне, обеспеченные люди, представители привилегированных сословий.
Теперь скажем несколько слов, непосредственно, по поводу революции. То, что революционная ситуация в нашей стране отсутствует, это, удручает, но такая ситуация, даже, если она возникнет, далеко не всегда приводит к революции?
Потому, что не из всякой революционной ситуации возникает революция, а лишь из такой ситуации, когда к перечисленным выше объективным переменам присоединяется субъективная, именно: присоединяется способность революционного класса на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить (или надломить) старое правительство, которое никогда, даже и в эпоху кризисов, не упадет, если его не уронят&hellip,
Таким образом, даже если все признаки революционной ситуации достигнут своего пика, это вовсе не гарантирует никакой революции (да и революция еще не гарантирует окончательной смены общественно-экономической формации), пока революционный класс не будет способен на достаточно сильные массовые действия. Для этого, прежде всего, революционному классу (то есть, пролетариату) необходимо осознать свои классовые цели и задачи, чтобы вступить за них в борьбу. Великое дело, если ты осознаешь, за что борешься, а не идешь на чьем либо поводу. Тогда и свернуть с намеченного пути невозможно.
Если такого осознания не произойдет, получится очередная профанация, которую, в очередной раз, ловко используют в своих интересах все те же капиталисты и их лакеи, а силы народа будут потрачены впустую. Поэтому, если кто-то считает, что спокойно пересидит в сторонке по принципу моя хата с краю, а революцию сделают за него добрые смелые люди, тот глубоко ошибается. Этот процесс в той или иной мере коснется всех. В результате мы получим либо фашистское усиление реакции и очередное закручивание гаек, либо власть, действительно, попадет в руки народа.
Каким же образом к пролетариату придет осознание своих классовых целей и задач? Это произойдет, если найдется кто-то, кто возьмет на себя функцию просвещения трудящихся и организует их на борьбу. Таким субъектом может быть только коммунистическая партия, созданная снизу на принципах марксизма-ленинизма, не запятнанная популизмом и соглашательством с капиталистами.
Снизу это значит, путем объединения в местные ячейки и комитеты трудящихся из различных регионов, городов и сел нашей огромной страны. Снизу это значит из народа и в интересах народа. Только объединившись, мы станем представлять собой реальную силу, которая сможет не только привить революционному классу способность на революционные массовые действия, но и в дальнейшем уверенно повести его за собой в светлое будущее — к коммунизму.
Артур Тагиров
comments powered by HyperComments