Вопрос-ответ с Марком Соркиным. Выпуск № 2 в тексте

45

Бойко: Здравствуйте, уважаемые зрители. Сегодня в эфире я Елена Бойко и гость нашей студии Марк Анатольевич Соркин, историк и аналитик. Марк Анатольевич, у нас назревают очень существенные вопросы в связи с последними событиями: кто у нас сейчас является протестным электоратом? Кто у нас рабочий класс, а кто средний класс? Какая разница между социализмом и коммунизмом? Но давайте, всё-таки, по порядку. Кто у нас протестный электорат? Какая движущая сила всех протестных движений? Кто? Те, кому всё не нравится или те, у кого есть какие-то основания для этого?

Соркин: Лена, вы задали очень интересный вопрос. А кто у нас, собственно говоря, вызывает протестное движение? Да буржуазия его вызывает, правящий класс. Потому что он ежеминутно, ежечасно ведёт классовую борьбу против остального населения страны, любыми путями ограничивая их свободу, ограничивая возможность их достойной жизни снижением их реальной зарплаты, постоянным повышением цен, но при этом он сильно заинтересован, чтобы социальный протест был направлен в сторону правящего класса, чтобы этот социальный протест не приобрёл характера классовой борьбы. Они то классовую борьбу ведут, а вот своим противникам они стараются эту возможность не дать. Так вот, источник протестных настроений не только у нас, но и во всём мире это социальная нестабильность, это невозможность прогнозировать завтрашний день, это невозможность достойной жизни, это невозможность учить своих детей, это невозможность иметь достойное жильё, достойную работу. Вот база, на которой растёт социальный протест. Но его любыми путями пытаются перевести в межнациональные и межконфессиональные отношения, причём, не стесняясь устраивать теракты, в которых погибнут десятки простых людей, представителей народа и, устраивая какие-то перестрелки, какие-то перевороты, чтобы отвлечь людей от социальных проблем, от понимания того, кто является истинной причиной их тяжелой жизни.

Бойко: Марк Анатольевич, в своё время, когда я училась в школе, при Советском Союзе, говорил, что пролетариат это класс рабочих и крестьян. Мы себе представляли, что крестьяне это те, кто работают в колхозах, рабочие это те, кто работают на заводах, служащие (те же самые врачи, учителя, милиционеры) средний класс, интеллигенция. А теперь, как нам отсепарировать, есть ли какая-то разница между мелкими служащими и рабочими и крестьянами? Или эта граница ушла куда-то?

Соркин: Да нет её никакой. К сожалению, Владимир Ильич не успел заняться теорией социализма, а Иосиф Виссарионович должен был подготовить страну к отражению интервенции буржуазии всего мира, а потом он занялся этим вопросом, участвуя в дискуссиях о сельском хозяйстве, об учебнике политэкономии. Но, дело в том, что в СССР нас убеждали, что при социализме нет антагонистических классов, что класс рабочих и класс колхозно-кооперативного крестьянства это не классы антагонисты. Они таковыми быть не могли, по одной простой причине: рабочий класс был заинтересован в пополнении международных фондов потребления, а класс колхозно-кооперативного крестьянства был заинтересован в прибыли. У них разные цели и задачи. Одни старались отдать государству как можно меньше, чтобы пустить в свободную продажу как можно больше прибыли. Те же самые, кого называли служащими, по сути, сами являлись наёмными работниками, они являлись пролетариатом того времени, но их усердно от этого дела отгораживали. Может с момента революции было определённое недоверие к этой социальной прослойке людей. Но ведь они не были заинтересованы в прибыли, они также своим трудом пополняли общенародные фонды потребления. Вот и всё.

Бойко: Марк Анатольевич, но ведь сейчас не за горами выборы в России и в соседних Украине, Польше, а также в Америке. Поэтому ломаются копья по поводу коммунистических, социалистических партий и движений. И нас много вопрос: чем же отличается социализм от коммунизма?

Соркин: Коммунизм это общественно-экономическая формация, при которой характерны бесклассовое общество, общенародная собственность на средства производства и труд на благо общества, как старшая потребность для всех членов общества. Социализм это переходный период между капитализмом и коммунизмом. И ему, как переходному периоду, присущи тенденции, как нового строя коммунизма, то есть общенародная собственность на средства производства и отсутствие эксплуатации человека человеком, так и черты, оставшиеся от капитализма: товарно-денежные отношения, наличие классов, наличие противоречий в обществе, наличие государства. Почему потребовался такой переходный период между капитализмом и коммунизмом? Дело в том, что до момента наступления социалистического периода в обществе, у нас каждая общественно-экономическая формации зарождалась в предыдущей, и каждая следующая общественно-экономическая формация меняла класс, владеющий собственностью на средства производства: то ли это рабовладельцы и жрецы, то ли это феодалы и централизованная власть, включая церковь, в буржуазном обществе это капиталисты, нанимающие к себе наёмных работников. Социализм это период, когда ликвидируется частная собственность на средства производства. Если предыдущие формации меняли собственника, то социализм меняет характер собственности. И с момента провозглашения социализма (потому что социализм не строиться, а провозглашается актом отмены частной собственности на средства производства) начинается строительство коммунистического общества, в котором решается триединая задача: воспитание нового человека, определение нужных направлений научно-технического прогресса и построение материально-технической базы коммунистического общества. И вот, когда все эти условия выполнены, когда осуществляется коммунистический принцип: от каждого по способностям, каждому по потребностям, вместо социалистического: от каждого по способностям, каждому по труду, вот тогда кончается социализм и наступает коммунизм.

Бойко: Марк Анатольевич, если вообще следовать этим принципам, то получается, что в данный момент в мире, нет ни одной по-настоящему социалистической страны.

Соркин: Из по-настоящему социалистических стран я могу назвать лишь КНДР, а больше их нет. Она находиться в социализме, там нет эксплуатации человека человеком, там есть общенародная собственность на средства производства, в результате этого Корея смогла поднять свою науку на такой уровень, что смогла создать ядерное оружие и ракетоноситель. Почему и боятся её трогать, несмотря на то, что она маленькая. Она маленькая, да кусачая.

Бойко: Вот, тогда такой вопрос по нашему славянскому миру, с учётом нашего славянского менталитета, понятию моё это святое. Всё, что угодно, но это мои грабли, моя лопата. Это ваши леса, но это моя лопата. Можно ли надеется на то, что люди с частнособственническим менталитетом построят социалистическое общество?

Соркин: Социалистическое общество не строится, социализм провозглашается. Понимаете в чём дело, в своё время Маркс в Критике Готской Программы написал одну очень интересную фразу: Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата. Диктатура это власть кровавая и бескровная, насильственная и мирная, военная, хозяйственная, административная. Власть пролетариата. А пролетариат отличается одним очень интересным качеством, которое называется пролетарским интернационализмом. Наёмному работнику любой национальности безразлична национальность капиталиста, который его эксплуатирует и сдирает с него прибавочную стоимость в свой карман.

comments powered by HyperComments