Политэкономия в тексте. Выпуск 8. Часть 1

36
В прошлой, седьмой беседе мы говорили о так сказать способах разрешения противоречий капитализма в рамках самого капитализма путём государственного регулирования капиталистической экономики.

Политэкономия в тексте.jpg

Но при этом противоречия, конечно, не исчезают, ибо не исчезает деление общества на классы. Сохраняются люди (пролетарии), и таких большинство, в чьих объективных интересах не производительные силы приводить в соответствие старым производственным отношениям, а наоборот, производственные отношения привести в соответствие технической возможности обеспечить полное благосостояние и всестороннее развитие всех членов общества, возможности, которую потенциально способны обеспечить новые производительные силы.

Каким образом меньшинство эксплуататоров вопреки интересам большинства может поддерживать выгодные им производственные отношения?

Производственные отношения это отношения, в которые вступают люди при производстве. К области производственных отношений относятся отношения собственности на средства производства и порождаемые ими отношения между людьми при распределении произведённых благ. Производственные отношения являются основными в обществе, поскольку обеспечивают производство благ, в первую очередь, материальных, без которых невозможна человеческая жизнь и уж тем более занятия политикой и идеологией. В этом смысле говорят, что экономические производственные отношения составляют базис (основу) по отношению к политике и идеологии, а политика, идеология, искусство вместе с соответствующими административными, юридическими, культурными и религиозными организациями составляют надстройку по отношению к экономическому базису



Однако надстройка оказывает огромное обратное влияние на базис. В частности, при капитализме она обеспечивает сохранение капиталистических производственных отношений.

Задачу охраны существующих производственных отношений с давних пор решает государство. По сути, если государство непосредственно экономикой не занимается, то охрана существующих порядков остаётся единственной функцией государства. Государство принуждает своих граждан жить по юридическим законам, а к нарушителям законов применяет систематическое насилие. Систематическое в том смысле, что осуществляется оно не по произволу, а согласно юридическому праву, предусматривающему за определённое нарушение определённое наказание.

Если капиталистическое государство экономикой не занимается, а экономика, как мы знаем, — это производство и распределение благ, то производством и распределением благ управляют частные собственники средств производства капиталисты. Государство при этом своей властью должно обеспечить охрану права частной собственности. Охрана права частной собственности реально может выражаться только как охрана реальной собственности тех, у кого она есть (то есть, класса капиталистов) от тех, у кого её нет.

Таким образом из либерального понимания роли государства как организации, призванной заниматься не экономикой, а лишь обеспечением правопорядка, логически вытекает марксистское определение государства как организации, осуществляющей систематическое насилие в интересах господствующего класса. Эту функцию можно условно назвать управление людьми. В седьмой беседе мы рассмотрели, как та же организация, то есть государство, ещё и управляет вещами, то есть, всё-таки непосредственно вмешивается в экономику. Но это то, чем согласно либералам, в отличие от кейнсианцев, последователей знакомого нам по прошлой беседе Джона Мейнарда Кейнса, государство заниматься не должно.

Государство регулирует отношения между людьми согласно нормам юридического права. Но не все человеческие отношения регулируются правом. Люди совершают свои действия, опираясь на внутренние (осознаваемые или неосознаваемые) мысли и эмоции. Мысль, отвечающая на вопрос что делать или как поступать называется идеей, а система идей называется идеологией.

Идеология наряду с политикой важная составляющая надстройки. Способствовать сохранению базиса (то есть существующих производственных отношений) могут только идеи, что люди должны относиться с уважением к существующему отношениям, то есть, уважать право частной собственности, успешных людей, у которых она есть, уважать и существующую надстройку, в частности, демократическое государственное устройство и саму эту идеологию.

Идеи могут работать только если они, во-первых, владеют сознанием народных масс, а во-вторых, имеют в этом сознании подкрепление, причём подкреплены они могут быть не только логическими доводами, но и эмоционально окрашенными ассоциациями.

Товарищи просят разобрать те или иные формы буржуазной идеологии. На самом деле во всех сортах лжи разбираться невозможно. Попробую вместо этого дать некоторое обобщение буржуазных идей, с которыми я знаком.

Идея уважать капитализм буржуазными идеологами выводится из мысли, что капиталистическая (хотя чаще говорят рыночная) экономика лучшая из возможных. Возможно, не идеальная, но любые попытки изменить её приведут к тому, что станет хуже. Если вы в условиях свободной рыночной экономики не добились успеха, значит, вам нужно изменить своё отношение к деньгам, богатству, финансовому успеху, поработать над своей психологией, но не требовать более справедливого распределения благ в обществе.

Пока опыта социалистического строительства в мире не было, даже многие прогрессивные мыслители считали социалистические идеи утопией, то есть, неосуществимой мечтой

Мало кто знает, что, автор знаменитой машины времени Герберт Уэллс посетил в 1920 году Россию и беседовал с Лениным, который рассказал ему о плане электрификации. Итогом поездки стала книга Россия во мгле, в которой есть глава Кремлёвский мечтатель Вот цитата из этой главы:

Можно ли вообразить себе более смелый проект в обширной плоской стране с бесконечными лесами, неграмотными мужиками, с ничтожным развитием техники и умирающей промышленностью и торговлей. Вообразить себе электрификацию в России можно лишь с помощью очень богатой фантазии. Я лично ничего подобного представить себе не могу. Но этот маленький человек в Кремле, по-видимому, может&hellip,

Великому фантасту Уэллсу не хватило фантазии, чтобы подняться на уровень творческой мечты Ленина. К чести Уэллса он нашёл силы признать своё заблуждение. Позже он бывал в Советском Союзе и своими глазами видел осуществление идей Ленина.

И вот в 1944 году, после успешной реализации и более грандиозных проектов, когда наша страна в тяжёлых битвах с фашизмом отстаивала свои трудовые успехи, человек из богатого аристократического рода, австрийский экономист Фридрих фон Хайек выпустил книгу, в которой утверждается, что плановая экономика невозможна из-за сложности и непознаваемости экономики. По Хайеку любое вмешательство государства в рынок вредно, планировщики не в состоянии учесть все необходимые для реализации планов факторы, поэтому планировщик это диктатор, который руководствуется не знаниями, а субъективно-психологическими оценками, чья деятельность должна иметь разрушительные последствия для экономики.

Хайек получил письмо от Кейнса с вопросом, а где же граница познаваемости экономики и может ли государство сделать хоть что-то кроме как пассивно наблюдать за естественным ходом событий, особенно в период кризисов? Хайек честно ответил, что этот вопрос он не разрабатывал, цель его книги другая деконструкция социалистического проекта. Кейнс, похоже, таким ответом удовлетворился.

Упомянутая книга называется Дорога к рабству, это и сегодня бестселлер среди либерально настроенной молодёжи. (Кстати, рабство Хайек понимает по-своему. Для него рабство это обязанность работоспособных граждан трудиться, рабство это когда лишают права присваивать продукты чужого труда.)

Ответ на вопрос, что же государство должно сделать, Хайек изложил в 1960 году в так называемой Конституции свободы. Это отмена регламентации, приватизация и уменьшение программ по борьбе с безработицей, ликвидация пособий на жилье и контроля арендной платы, уменьшение расходов на социальную безопасность и ограничение власти профсоюзов. Государство не имеет права на перераспределение, тем более исходя из критерия социальной справедливости.

В 1974 году этот господин, отрицавший познаваемость экономики, получил нобелевскую премию по экономике.

У нобелевского комитета свои критерии отбора лауреатов. Не все знают, что в 1990 году нобелевским лауреатом стал М. С. Горбачёв в знак признания его ведущей роли в мирном процессе&hellip,
&lt,/p&gt,

Продолжение следует…



Алексей Дмитриев

comments powered by HyperComments