Политэкономия в тексте. Выпуск 6

9
В третьей беседе мы вывели закон роста органического строения капитала с развитием капиталистического производства.
Политэкономия в тексте.jpg
C/V
После мы неоднократно использовали этот закон для вывода закона народонаселения, законов тенденции нормы прибавочной стоимости к повышению, а нормы прибыли к понижению. Но мы не учитывали, что в разных отраслях промышленности в одно и то же время среднее по отрасли органическое строение капитала различное. Почему мы теперь заговорили об этом?
Учёт этого обстоятельства оставляет перечисленные законы в силе как средние по всем капиталистическим предприятиям замкнутой экономической системы. Но когда мы рассматриваем отдельных агентов этой системы, разница органических строений капиталов приводит к качественно новым явлениям. Отмечу, что в полной мере замкнутой экономической системой сегодня можно считать только рынок всего земного шара, поскольку с другими планетами Земля не торгует. А рынок отдельно взятой капиталистической страны экономически замкнутой системой не является.

В первой беседе мы говорили об основном законе товарного хозяйства законе стоимости. Мы сказали, что при простом товарном хозяйстве, когда товары продаёт непосредственный производитель (столяр, башмачник, пекарь), цена стремится к стоимости, то есть, к средним по отрасли затратам труда. Мы отметили функцию этого закона: этот закон и есть невидимая рука рынка, при отсутствии планирования стихийно распределяющая ресурсы по разным видам деятельности. Мы сказали тогда, что при капитализме функция регулирования производства за законом стоимости сохраняется, но при этом имеется систематическое отклонение цены товара от его стоимости. Сегодня настало время рассмотреть этот вопрос подробнее.
Я позволю себе напомнить, что такое капитализм: КАПИТАЛИЗМ это та стадия развития товарного хозяйства, при которой товаром становится рабочая сила. При капитализме непосредственный производитель и собственник произведённых товаров это разные лица. Первый это пролетарий, второй это капиталист.
Поэтому, как говорит Маркс в третьем томе капитала, то, что стоит товар капиталисту и то, чего стоит само производство товара это 2 совершенно разные величины. То, чего стоит товар капиталистам, измеряется затратой капитала (это, напомню, издержки производства C + V), то, чего товар действительно стоит, затратой труда (C + V + M). Разница между действительной стоимостью и издержками производства это, собственно и есть прибавочная стоимость М, которую капиталист присваивает безвозмездно.
Посмотрим, что бы было, если бы все товары продавались по их действительной стоимости.
Рассмотрим 2 разные отрасли производства одинаковыми величинами капиталов, но с разными средними по отрасли органическими строениями этих капиталов.
Пусть в отрасли А органическое строение капитала = 10:
(C/V)_А=10
а в отрасли Б = 1:
(C/V)_Б=1
Тогда в отрасли А на каждые 100 рублей всего капитала только 10 расходуется на переменный и 90 на постоянный капитал, а в отрасли Б 50 на переменный и 50 на постоянный капитал.
Прибавочную стоимость создаёт, как мы знаем, живой труд, величина которого пропорциональна переменному капиталу.
При одинаковой в обеих отраслях (А и Б) степени эксплуатации работников, то есть, при одинаковой норме прибавочной стоимости, M/V скажем, равной 1, = 100%:
(M/V)_А=(M/V)_Б=1=100%
мы бы получили для отраслей А и Б разные нормы прибыли, а именно:
в отрасли А:
(M/(C+V))_А= 10/(90+10)=1/10=10%
а в отрасли Б:
(M/(C+V))_Б= 50/(50+50)=1/2=50%
Получается, что если товары продаются по стоимости, то норма прибыли больше в той отрасли, где органическое строение капитала меньше, то есть там, где капитал приводит в движение бОльший труд. И это понятно, ибо прибыль создаётся трудом.
Но капиталист не затрачивает труд, он вкладывает капитал. Он, по выражению Мальтуса ждёт одинаковой выгоды от всех частей авансированного им капитала. Такое распределение прибылей, которое мы получили, было бы выгодно капиталисту отрасли Б, но невыгодно капиталисту отрасли А. При этих условиях капиталист отрасли А будет искать более выгодного вложения своих капиталов и найдёт их в отрасли Б.
Такое соперничество между капиталистами разных отраслей за более прибыльное приложение капитала называется МЕЖОТРАСЛЕВОЙ КОНКУРЕНЦИЕЙ. Она приводит к переливу капитала из отрасли А в отрасль Б. В результате количество товаров отрасли Б растёт, а в отрасли А падает. Тогда уже по закону спроса и предложения цены на товары отрасли Б падают ниже стоимости, а на товары отрасли А поднимаются выше стоимости.
Описанный процесс происходит до тех пор, пока нормы прибыли в отраслях А и Б не сравняются. Тогда в предположении, что в обеих отраслях заняты равновеликие капиталы, равные, скажем, 100 единицам, средняя прибыль будет равна:
(M_А+M_Б)/((C+V)_А 〖+(C+V)〗_Б )=(10+50)/(90+10+50+50)=3/10=30%
Мы видим, что межотраслевая конкуренция приводит к тому, что при капитализме цена товара оказывается в общем случае не равной стоимости. Цена товара оказывается равна сумме издержек производства и СРЕДНЕЙ прибыли:
P=C+V+〈M〉
Здесь C и V индивидуальные в данной отрасли затраты соответственно постоянного и переменного капитала, а М в угловых скобках прибыль, средняя по всем отраслям.
Такая цена называется ЦЕНОЙ ПРОИЗВОДСТВА. Итак, мы вывели закон превращения стоимости в цену производства в результате межотраслевой конкуренции.
[W=C+V+M] [P=C+V+〈M〉]
Заметим, что сумма всех цен производства в замкнутой экономической системе равна сумме всех стоимостей:
P = W
иными словами, цены товаров в среднем по отраслям равны их стоимостям, но внутри отрасли обнаруживаются закономерные отклонения в зависимости от органического строения капитала. Стоимость, произведённая в отрасли с низким органическим строением капитала частично перетекает в отрасль с высоким органическим строением капитала, в нашем примере из отрасли А притекает в отрасль Б.
Заметим корреляцию: отрасли с высоким органическим строением капитала это, как принято говорить, высокотехнологичные отрасли, например, производство самолётов. Это отрасли, использующие относительно дорогие средства производства и относительно мало ручного труда. Отрасли с низким органическим строением капитала это прежде всего добыча сырья. Это отрасли, в которых средства производства представлены только оборудованием, то есть, только основным капиталом, а сырых материалов, сами добывающие отрасли почти не используют, то есть, постоянная часть оборотного капитала для них почти что = 0.
А теперь представьте, что предприятия отрасли А расположены в стране А, а предприятия отрасли Б в стране Б. Тогда на равновеликие капиталы капиталисты стран А и Б получают равновеликие прибыли.
&hellip,
Но мы не обязаны рассматривать именно равновеликие капиталы отрасли А и Б. При выводе закона превращения стоимости в цену производства важно только соотношение между капиталом (C+V) и трудом, который пропорционален V. Если в отраслях А и Б затрачивается РАВНОВЕЛИКИЙ ТРУД, значит в отрасли А больше капитал. Получается, если капитала больше в стране А, в результате мировой торговли без всяких так сказать внеэкономических принуждений происходит ПЕРЕКАЧКА ЧАСТИ ПРИБАВОЧНОЙ СТОИМОСТИ в страну А из страны Б, даже если предприятия страны Б принадлежат местным капиталистам и даже если на мировом рынке царит свободная конкуренция.
А если некоторые отрасли контролируются монополиями, то цены на товары этих отраслей устанавливают монополии. Если у монополии появляется конкурент, монополия на время, необходимое для его разорения может снизить цены ниже цен производства. Но чувствуя себя хозяином на рынке, монополия, конечно в целом стремится поднять цены выше цен производства.
А монополизированы в первую очередь как раз высокотехнологичные отрасли. Это и понятно, ибо табуреточному магнату господину Деревяшкину освоить современное производство самолётов, выдержав состязание с такими монстрами, как боинг и аэробус, мягко говоря, маловероятно.
Вы спросите, а как же добыча сырья? Разве эти отрасли не монополизированы? На внутреннем рынке как правило, да и это позволяет добывающим компаниям внутри собственной страны устанавливать монопольно высокие цены. А вот на внешнем рынке у экспортёров, например, нефти, много конкурентов.
Итак, монополизация высокотехнологичных отраслей ещё больше усиливает переток прибавочной стоимости из одних, так называемых развивающихся стран в другие развитые. Отсюда можно понять, почему первые всё время развиваются и никак не могут развиться.
Однако и этим способом не исчерпывается всё изящество механизма перекачки прибавочной стоимости, то есть, неоплаченного труда рабочих из одной страны в другую. Уже в результате действия описанных способов возникает относительный избыток капитала в стране А, тогда как в стране Б отмечается недостаток капитала. И капиталисты страны А получают возможность выгодно инвестировать свои деньги в предприятия на территории страны Б. Особенно благоприятный инвестиционный климат складывается, если в стране Б дешёвое сырьё и дешёвая рабочая сила.
Такое вложение капитала страны А в предприятия страны Б, причём собственник капитала остаётся в стране А, называется ЭКСПОРТОМ или ВЫВОЗОМ капитала из страны А в страну Б. В современную эпоху для развитых капиталистических стран экспорт капитала преобладает над экспортом товаров.
Тогда, поскольку предприятия страны Б принадлежат капиталу страны А, прибавочная стоимость, произведённая в стране Б также принадлежит стране А. То есть, в этом случае уже не часть, а ВСЯ прибавочная стоимость перетекает в страну А.
Если капитал в поисках выгодных инвестиций перетекал из страны А в страну Б и это был ВЫВОЗ капитала, то прибыль перетекает в обратном направлении, и это называется ВЫВОД капитала. Поскольку, как вы понимаете, капиталисты инвестируют не себе в убыток, вывод капитала должен превышать вывоз.
Здесь я не могу удержаться от нескольких реплик по поводу освещения данной темы средствами массовой информации, простите, дезинформации. Полагаю, зрители не раз слышали, как понятия вывоз и вывод капитала смешивают умные дяди с высшим экономическим образованием Для лучшего превращения мозгов в кашицеобразную массу используются и другие словечки вроде бегство, приток, отток капитала, лишённые точного содержания.
&hellip,
Всё описанное выше — это, так сказать, современный цивилизованный путь международного сотрудничества. Если мы обратимся к истории, мы яснее поймём работу этого механизма.
Вернёмся на несколько веков назад, когда за эпохой великих географических открытий последовала эпоха расцвета колониальной системы.
Цивилизованные европейцы на покорённых землях заставали иногда совсем примитивную, иногда относительно развитую экономику местных народов. Но общее правило было таково: эта экономика была направлена на производство потребительной стоимости, то есть, на удовлетворение нужд данного общества. Это называется диверсифицированная экономика. Подчёркиваю, здесь речь не об уровне развития экономики а о её направленности на внутренние нужды. И колонизаторы меняют экономику, колония встраивается в мировой капиталистический рынок.
Колонизаторам нужно было производство стоимости, а не потребительной стоимости. Они насаждали в колониях те отрасли, которые наилучшим образом обеспечивают это.
Например, индейцы, а после их истребления чернокожие рабы, которых заставляли работать на золотых приисках, искренне недоумевали, что такого ценного в этом металле, что люди гибнут за него?
Действительно, что такого ценного в золоте? Если вы сходу ответили на этот вопрос, значит мы не зря изучали политэкономию капитализма.
А ответ и вправду парадоксален: ценность золота в том, что его трудно добыть. В том, что за него заплачено тяжёлым трудом, потом, кровью и человеческими жизнями. А средние затраты труда, как мы знаем, и есть стоимость. То есть, ценность золота в том, что оно дорого стоит. Если вы вдумаетесь в эту фразу, поймёте, что это не тавтология.
А предпринимателю-золотопромышленнику, если он сэкономил на рабской похлёбке, золото может обойтись дёшево. Ведь он, как я уже сказал, оценивает издержки не затратами труда, а величиной капиталовложений. Он получит прибыль настолько же выше средней, насколько ему удалось сэкономить на издержках.
Таким образом, экономика колоний престаёт работать на собственные нужды. Она становится однобокой, не диверсифицированной. Она становится зависимой от мирового рынка. В мировом масштабе повторяется то, что было в отношении отдельных людей-товаропроизводителей при простом товарном хозяйстве, а именно разделение труда. В первой беседе столяр зависел от пекаря потому, что хочет кушать, а табуретки несъедобны. Теперь страна, производящая золото, хлопок или нефть зависит от стран, производящих самолёты, ткани или те же продукты питания. Но существенная разница в том, что там труд столяра обменивался на равный труд пекаря, а здесь происходит обмен по капиталу, а не по труду.
В результате в стране А, где больше капитал, продуктов потребляется больше, чем производится. Ну, если так, логически очевидно, что за пределами страны А производится больше, чем потребляется.
Например, в одной из наиболее автомобилизрованных стран, в Соединенных Штатах Америки, много заброшенных автомобильных заводов. Особенно примечателен в этом отношении американский город Детройт.
Для перекачки стоимости вовсе не нужна политическая зависимость страны Б от страны А. Прекрасно работают рассмотренные экономические механизмы.
Эти механизмы позволяют внутри страны закрывать заводы и развивать постиндустриальное общество , позволяют, содержать непроизводительный пролетариат, чему была посвящена предыдущая беседа. И позволяют при этом обеспечить относительно приемлемый уровень благосостояния своих граждан, впрочем, всё-таки не всех, в прошлой беседе я упоминал о 3,5 миллионах бездомных американцев. Конечно, вам скажут, что разница в благосостоянии стран определяется уровнем развития демократии, а не способами эксплуатации пролетариата.
Правительства развитых стран оказывают поддержку правительствам стран-партнёров по бизнесу, правительствам, которые за интеграцию своих стран в мировой рынок. Если учесть, что правительства развитых стран представлены людьми большого бизнеса, то такое поведение становится понятным.
Если же у стран-партнёров возникают претензии на независимое развитие, на переориентацию экономики на удовлетворение собственных нужд, на пресечение механизмов вывода капитала из своей страны, как, например, в Ливии при Каддафи, задумавшем и отчасти осуществившем проект обеспечения своих граждан жильём, образованием, здравоохранением, а главное весьма дефицитной в Сахаре пресной водой, в этом случае у людей большого бизнеса сразу возникает озабоченность ситуацией с правами человека в этих странах. У них возникает опасение, например, а не используется ли подземная оросительная система в пустыне для хранения оружия массового уничтожения. Если вы помните события в Ливии 2011 года, вы знаете, что оружия массового уничтожения тогда так и не нашли и вы знаете, как было поправлена ситуация с правами человека.
Дорогие товарищи. Сегодня я вынужден прощаться с вами на этой грустной ноте. Что делать. Такова эта наука настоящая политэкономия. Изучая её, мы сталкиваемся и со строгими формулами и с человеческими страстями.
Но я бы не стал вас призывать изучать эту науку, если бы она не освещала пути лучшего переустройства этого мира. Любая наука служит этому. Физика научила людей летать со скоростью звука и передавать информацию со скоростью света, химия подарила множество нужных материалов и позволила исцелять от некогда неизлечимых болезней. А политическая экономия способна указать путь построения такого общества, в котором, цитирую, все люди наделены неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью. И хотя автором этой цитаты является РАБОВЛАДЕЛЕЦ Томас Джефферсон, мы в отличие от него, должны понимать под людьми не господ, а ВСЕХ членов общества.
Товарищи! Мы уже немало продвинулись в изучении политэкономии. Мы освоили её метод, то есть, осознали форму внутреннего самодвижения содержания исследуемого предмета. А исследуемый предмет для политэкономии, напомню это производство и распределение благ в обществе.
Но наши знания не должны оставаться спрятанными где-то в нашей голове. Настаёт время взять на себя благородную миссию нести свет знаний людям. Будет очень хорошо, если вы рекомендуете наши передачи к просмотру. Но даже не это главное. Каждый из вас, наверняка, сталкивается с людьми, которые сетуют, что вот не очень хорошо мы живём, что, наверное, это оттого, что у нас менталитет такой или оттого, что чиновники воруют. Может быть именно вы поможете им посмотреть на проблему глубже и встать на твёрдую научную позицию. Это только кажется, что историю вершат выдающиеся деятели. Историю творят простые люди, такие, как мы с вами, когда они перестают быть пассивными марионетками, когда в них просыпается научное осознание своих интересов, когда они объединяются, вооружившись передовой марксистско-ленинской теорией.
Спасибо за внимание. Продолжение следует.

Алексей Дмитриев

Создадим партию новый прозрачный.png
comments powered by HyperComments