Хныканье нобелевского лауреата

12
Вы знаете, за что дают Нобелевские премии по экономике? Рискну предположить, что за вклад в мировую экономическую науку, за вклад в мировую экономику. Но если мы будем опираться на классовый подход, то станет видно, что Нобелевские премии дают тем людям, которые внесли свой вклад в буржуазную экономическую науку, оказали неоценимую услугу мировому капиталу: охраняли его интересы, увеличивали его прибыли или на худой конец пудрили мозги обывателям своими псевдотеориями.

Ниже приведены формулировки за последние 15 лет, в которых поясняется, за что Шведская королевская академия наук давала Нобелевские премии по экономике:
За развитие теории и методов анализа дискретного выбора.
За их анализ рынков с асимметричной информацией.
За исследования в области принятия решений и механизмов альтернативных рынков.
За разработку метода коинтеграции для анализа временных рядов в экономике.
За разработку метода анализа временных рядов в экономике на основе математической модели с авторегрессионной условной гетероскедастичностью (ARCH).
За их вклад в изучение влияния фактора времени на экономическую политику и за исследования движущих сил деловых циклов.
За углубление нашего понимания сути конфликта и сотрудничества путем анализа теории игр.
За анализ межвременного обмена в макроэкономической политике.
За анализ структуры торговли и размещения экономической активности.
За исследования в области экономической организации.
За исследования рынков с моделями поиска
За эмпирические исследования причинно-следственных связей в макроэкономике
За теорию стабильного распределения и практики устройства рынков
За эмпирический анализ изменения цены активов
За анализ рыночной власти и её регулирования
За анализ проблем потребления, бедности и социального обеспечения
Рынки, рынки, альтернативные рынки. Я проверил, вплоть до основания премии в 1968 году темы схожи. Буржуазная экономическая мысль занята попытками оправдать капитализм, затушевать его недостатки и обосновать новые способы эксплуатации. Пусть Вас не смущает последняя формулировка За анализ проблем потребления, бедности и социального обеспечения. Во-первых, анализировать бедных при капитализме можно бесконечно, т.к. капитализм источник бедноты. Во-вторых, анализ социального обеспечения просто необходим капиталистам для того, чтобы точно знать, насколько еще можно затянуть пояса на шее обездоленных, а в будущем и вовсе отказаться от социальных обязательств. Да и на какие еще экономические исследования мог бы обратить внимание учредитель премии — Шведский государственный банк и отвалить за них кучу денег?
Вот и наш старый знакомый Джозеф Стиглиц тоже Нобелевский лауреат по экономике 2001 года. Совместно с двумя другими экономистами он получил премию с формулировкой За анализ рынков с асимметричной информацией. Как сам пояснял в своих книгах Стиглиц, неполнота информации у агентов рынка, отсутствие прозрачности в управлении государственных и частных институтов, неравный доступ к информации ведет к неправильной оценке ситуации на рынке и приводит зачастую к плачевным последствиям в макроэкономике. Короче говоря, к финансовым пузырям и экономическим кризисам.
А откуда она берется это непрозрачность, неполнота информации? Да все из того же капиталистического производства. Каждый агент рынка тянет одеяло на себя, хочет сгрести как можно больше денег в собственный карман и коммерческая тайна — одно из преимуществ перед другими агентами рынка. Так, например, социалистическое производство исключает коммерческую тайну, как таковую, потому что при социалистическом производстве нет места коммерции, а экономика страны работает, как единый организм, направленный на максимальное удовлетворение постоянно растущих потребностей людей, а не на получение максимальной прибыли в максимально короткий срок.
При капитализме заслуги Стиглица и других Нобелевских лауреатов в понимании рыночных процессов действительно существенны, но они не стоят и ломаного гроша при социализме, когда исключена производная всех проблем — частная собственность на средства производства.
На протяжении десятилетий после начала холодной войны Соединенные Штаты и Советский Союз были вовлечены в борьбу, которая велась вокруг прав человека. Основные экономические и политические права перечислены во Всеобщей декларации прав человека. В ходе этих дебатов Соединенные Штаты желали говорить только о политических правах, а Советский Союз только об экономических. Многие представители стран третьего мира, хотя и отмечали важность политических прав, более значимыми для себя считали экономические права. Что хорошего в наличии права голоса для человека, умирающего от голода? Представители этих стран сомневались, может ли человек, не имеющий достаточного образования, осознанно реализовать свое право голоса в том случае, когда от него потребуется высказать свое мнение по какому-то сложному вопросу.
— Д.Стиглиц, Крутое пике. Америка и новый экономический порядок после глобального кризиса

Конечно, дело здесь не в борьбе политических прав с экономическими. Здесь дело в двух диаметрально противоположных подходах: капиталистическом и коммунистическом, где капиталисты отстаивают декларирование прав человека, а коммунисты их практическое (политическое и экономическое) осуществление. Насколько узколобым и зашоренным должен быть Нобелевский лауреат, чтобы за деревьями не видеть леса? Здесь сказывается либо узкая специализация международного финансиста и ученого с мировым именем, либо преднамеренный обман читателей. За правду, как видно, Нобелевских премий не дают, поэтому Стиглиц пишет:
Падение Берлинской стены в 1989 году ознаменовало конец коммунизма как жизнеспособной идеи. Проблемы коммунизма проявлялись на протяжении десятилетий, а после 1989 года стало трудно найти хотя бы несколько слов в его защиту.
— Д.Стиглиц, Крутое пике. Америка и новый экономический порядок после глобального кризиса

Давайте напомним г-ну Стиглицу, что же такое коммунизм? Коммунизм — это бесклассовое общество, основанное на общенародной собственности на средства производства, благодаря чему отсутствует эксплуатация человека человеком, где стерты существенные противоречия между умственным и физическим трудом, городом и деревней, где действует принцип: от каждого по способностям, каждому по потребностям. Т.е. общество равных и гарантированных прав для всех людей без исключения Стиглиц называет нежизнеспособной идеей? Чего еще ждать от буржуазного экономиста, неокейнсианца и прочее. Но раздвоение личности не дает покоя Нобелевскому лауреату.
Колониализм оставил после себя в развивающихся странах разное наследие, но одним из очевидных результатов было сложившееся у местного населения мнение о том, что их жестоко эксплуатировали. Для многих вновь появившихся лидеров марксистская теория стала объяснением пережитого их странами горького опыта: в ней заявлялось, что фактически основой капиталистической системы является эксплуатация. Политическая
независимость, которую после Второй мировой войны получили множество колоний, не привела к прекращению экономического колониализма. Было совершенно очевидно, что в некоторых регионах, например в Африке, эксплуатация сохраняется в виде грабительской добычи природных ресурсов и варварского истребления окружающей среды, за что местному населению платились жалкие гроши. В других местах ситуация была более
сложной. Во многих частях мира глобальные институты, такие как Международный валютный фонд и Всемирный банк, стали рассматриваться как инструменты постколониального контроля со стороны Запада. Эти институты активно проталкивали идею рыночного фундаментализма (в виде неолиберализма, как его часто называли), которую американцы идеализировали и описывали как господство свободных и беспрепятственно действующих рынков. Они настаивали на дерегулировании финансового сектора, проведении приватизации и либерализации торговли.
— Д.Стиглиц, Крутое пике. Америка и новый экономический порядок после глобального кризиса

Позвольте, а на чем еще основана капиталистическая система, кроме эксплуатации чужого труда, обмане и надувательстве? Игрой на бирже долговыми обязательствами? Так это и есть обман и надувательство. Не зря крупных игроков на биржах называют биржевыми спекулянтами. Сегодня разбогатеть можно в считанные часы, но за счет других, т.е. разорив кого-то другого, а может быть и третьего.
Интересное слово использует Стиглиц в своих книгах, это слово — экстерналии. Экстерналии внешние эффекты, проявляющиеся как воздействие на благосостояние на не участника данного экономического процесса. Пояснить это слово можно русской поговоркой: паны дерутся, у холопов чубы трещат, т.е. издержки сильных мира сего берут на себя простые смертные. Стиглиц жалуется в своей работе Крутое пике:
Двусмысленность позиции по отношению к AIG (и к банковской сфере в целом) красиво иллюстрируется текущим судебным процессом между AIG и Внутренней налоговой службой США (IRS). Сумма исковых требований составляет сотни миллионов долларов. Фактически эта тяжба идет между Министерством финансов США (как владельцем AIG) и Министерством финансов США (как куратором IRS). Несомненно, что выигравшей стороной в этом деле окажутся принимающие в нем участие юристы. … (по сути, все они оплачиваются налогоплательщиками США).
— Д.Стиглиц, Крутое пике. Америка и новый экономический порядок после глобального кризиса

Таким образом, государство даже в хлебосольной Америке является инструментом класса капиталистов и работает в их интересах, а Стиглец, как неокейнсианец, предлагает усиливать в нужный момент государственное управление в рыночной экономике, предлагает красить траву зеленым! Поистине такой хитрый ход достоин поощрения, например, Нобелевской премией.
Что получается: рыночный фундаментализм по Стиглицу зашел в тупик, только за последние 30 лет в мире произошло более 100 кризисов! При рыночном фундаментализме страдают бедные. И Стиглец предлагает выход — вмешательство буржуазного государства в рыночный процесс. Аплодируем стоя. Ведь, многие экономисты, в том числе из России (вспомним нашумевший доклад Глазьева, отвергнутый рыночным фундаменталистом Путиным), предлагают тоже самое, не меняя самого главного — капиталистической системы, поуправлять рынками с помощью буржуазного государства. Мол, невидимой руки рынка недостаточно, одноруким быть вообще тяжело, а если за штурвал экономики одновременно двумя руками возьмутся рынок и буржуазное государство, то все пойдет как по маслу, вот тогда заживем! Но не находит ли читатель, что эти руки растут из одного и того же места совокупного капиталиста? Есть ли уверенность у буржуазных идеологов, что буржуазное государство выправит экономическое положение и благодать коснется бедных? Стиглец сам же отвечает на этот вопрос:
Но бедные могут пострадать еще раз, если новые режимы вновь создадут неправильный баланс, при котором вмешательство в деятельность рынков будет
чрезмерным. Такая стратегия не обеспечит экономического роста, без которого невозможно будет снизить уровень бедности. Ни одна экономика не была успешной, если она в значительной степени не полагалась на рынки.
— Д.Стиглиц, Крутое пике. Америка и новый экономический порядок после глобального кризиса

Т.е. априори бедные никуда не деваются и могут пострадать еще раз, если не будет соблюден некий баланс государства и рынка (вот она еще одна Нобелевская премия, маячит на горизонте), осталось только его высчитать. Не кажется ли читателю, что все эти теории шиты белыми нитками? Сегодня нам, как пример успешного баланса в управлении рыночной экономики государством, приводят Китай. Мол, посмотрите на Китай, как там все сбалансировано, социализм с китайской спецификой. Тьфу! Спустя 70 лет такого социализма 50% китайцев не имеют пенсий, а в случае экономического кризиса (в 2008 году в Америке) 20 млн. китайцев потеряло работу! Нам такой социализм с китайской спецификой, а проще говоря, капитализм, не нужен.
Многие специалисты тыкают нам в нос постановлением КПК, что китайская экономика поворачивается вовнутрь, что будет создан средний класс… Заметьте, средний класс предполагает наличие еще, как минимум, двух классов: низшего и высшего. Т.е. социалистический Китай вместо построения бесклассового общества, занимается расслоением классового. Си Цзиньпин с ним с Китаем, вернемся к Стиглицу.
В настоящее время основной тенденцией в Соединенных Штатах является отказ от производства и переход к сфере услуг. Как и в прошлом, это отчасти вызвано успешным повышением производительности труда в промышленности, благодаря чему все необходимые для страны игрушки, автомобили и телевизоры, которые могло бы купить даже самое материалистическое и самое расточительное общество в мире, в настоящее время может произвести всего лишь незначительная часть населения.
— Д.Стиглиц, Крутое пике. Америка и новый экономический порядок после глобального кризиса

Что мы видим из слов нобелевского лауреата? То, что материальные условия для безбедной жизни человеческого общества уже имеются. Есть так же резервы для увеличения материального производства, как человеческие (рабочая сила, наука) так и природные (земля, вода, солнце). Но нужна система, которая сможет более эффективно распределять произведенные общественные блага среди непосредственных производителей этих благ, чем капитализм.
В отношении социализма, ликвидации частной собственности на средства производства Стиглиц остается слеп в своих трудах. Он бесконечно повторяет о балансе рынка и государства, об ответственности буржуазной власти, особенно финансового сектора, перед общественностью (прямо как Ю.И.Мухин со своим ЗОВ). Как будто при капитализме у общественности есть инструменты для наказания виноватых и ненасытных буржуев.
В тоже время Стиглец в ярких красках расписывает буржуазное американское общество и устройство его механизмов.
Но за последние полвека этот (военно-промышленный) комплекс стал еще более масштабным: в число групп с особыми интересами, которые формируют американскую экономическую и социальную политику, входят помимо прочего финансовый сектор, фармацевтический, нефтяной и угольный. Из-за их политического влияния проведение в стране по настоящему рациональной политики стало невозможным. В некоторых случаях при толковании сложных социально экономических явлений лоббисты играют вполне объяснимую роль, хотя, конечно, с уклоном в сторону частных интересов. Но по многим ключевым вопросам за их действиями не стоит практически ничего другого, кроме откровенного желания получить деньги….
— Д.Стиглиц, Крутое пике. Америка и новый экономический порядок после глобального кризиса

Могу заверить, что такая ситуация сложилась во всех капиталистических странах. До седых волос дожил г-н Стиглиц, аж целый Нобелевский лауреат, но так и не понял (или не захотел понять), что буржуазное государство лишь инструмент в руках класса буржуазии и оно никогда не посмеет нарушить интересы правящего класса, и не посягнет на прибыли капиталистов. Несмотря на широко раскрытые глаза, Стиглец не видит очевидного решения, на то он и буржуазный идеолог, чтобы бесконечно искать баланс рынка и государства или бесконечно твердить о вмешательстве государства в рыночную экономику, требовать прозрачности и доступности информации, а параллельно называть коммунистическую идею нежизнеспособной. Вот за это можно получить Нобелевскую премию по экономике и жить припеваючи, анализируя очередной выкидыш капитализма.
Единственно верный путь, который сегодня имеет человечество, — это путь к коммунизму через переходный период — социализм. Это единственно верный путь, но не единственный путь вообще. Человечество приспосабливается к различным условиям жизни и вполне вероятно, что капитализм и капиталисты, если раньше не погубят планету, загонят человечество в такие рамки, где крепостное право покажется трудящемуся счастливой перспективой. Но чтобы такого не произошло, необходимо бороться за светлое будущее уже сегодня и начинать можно с малого. Например, с создания марксистско-ленинских организаций на местах и объединения их в коммунистическую партию, которая поведет за собой всех сознательных наемных работников к коммунизму.

Кирилл Поляков

Создадим партию новый прозрачный.png

comments powered by HyperComments