Ложь как принцип анализа истории или почему не стоит доверять псевдоисторикам, заполонившим наши СМИ

6

В защиту красного командира Рудольфа Фердинандовича Сиверса!

20.08. 2014 года в №165 Вечернего Ростова в рубрике «Точка зрения» была опубликована статья господина Л. Анцеловича под броским заголовком «»Улицам Ростова не к лицу имена русофобов и палачей». Первой жертвой Сиверса стал протоиерей, которого повесили на воротах храма. Автор Л. Анцелович высказывает свое мнение, что в нашем городе слишком многие названия улиц, переулков, площадей, носят имена людей, называть которыми нельзя не только улицы или площади, но даже упоминание имен этих лиц должно вызывать у добропорядочных граждан чувство суеверного страха и ужаса, наподобие имени Фредди Крюгера из американского фильма ужасов Пятница 13.К таким именам-названиям автор относит улицу Свердловскую, переулок Халтуринский, улицы Войкова, Атарбекова, проспект Кировский, улицу Р.Ф. Сиверса. И конечно же, площадь Карла Маркса, которого автор безусловно причисляет к русофобам, вместе с Ф. Энгельсом, у которых &hellip, их неприязнь носила даже не классовый характер они отторгали русских по расово-племенному признаку. Это дословная цитата из той статьи. Но оставим эту ничем неприкрытую ложь на совести автора. Основоположники коммунистического интернационала, проповедовавшие братство и дружбу всех наций и народностей, в меньшей степени нуждаются в защите от нападок таких авторов. В своей статье я хотел бы встать на защиту двух наших соотечественников — С. М. Кирова и Р.Ф. Сиверса потому, что на защиту других имен не хватит целой газеты. Дело в том, что описывая исторические события автор забыл то главное, что должно быть в работе любого человека, исследующего исторические события это установление истины. А истину порой установить очень непросто…Но не это было целью автора. Процитируем фрагмент из его статьи о Кирове:

1919 г. Став председателем временного комитета в Астрахани он приказал расстрелять из пулеметов митинг солдат и рабочих, осмелившихся задать вопрос: если большевики обещали власть народу, то почему взяли ее себе? Спустя 3 месяца по распоряжению Кирова был также расстрелян крестный ход, а затем арестован и казнен митрополит астраханский Митрофан.

А что же на самом деле было в Астрахани? В одном из эпизодов гражданской войны 11 советская армия отступила под натиском войск Деникина в Астрахань К тому времени Астрахань уже находилась в полуокружении, под ударами войск Кавказской (генерал П.Н. Врангель), Уральской белоказачей (генерал В.С. Толстов) армий и частей генерала Драценко. С потерей Северного Кавказа и Южных районов Ростовской губернии резко сократились поставки хлеба в Астрахань. В самом же городе его запасы были крайне ограничены, а тут еще приход 11 армии. ВРК (Военно-революционный комитет) Астрахани 6.03.1919 г издал приказ о временном сокращении хлебного пайка до 1 фунта (400 г) для рабочих оборонных предприятий с одновременным увеличением рыбного пайка, но ситуация все равно была тяжелая. Естественно, воспользоваться этой тяжелой ситуацией постарались противники советской власти призывая рабочих и крестьян к мятежу. И конечно же, не без помощи наших вечных друзей англичан и американцев! Английские интервенты захватили в то время все важнейшие порты Каспийского моря: Баку, Порт-Петровск (нынешняя Махачкала), Дербент, порт Александровск. На острове Чечень англичане организовали авиабазу, с которой их самолеты бомбили флот и войска Красной армии. Военные корабли подходили к устью Волги, готовясь осуществить захват Астрахани с моря. (История Астраханского края: монография Астрахань: издательство Астраханского Гос. Пед. Университета, 2000, стр. 1122)

В период подготовки к мятежу белогвардейцам удалось приобрести и доставить в Астрахань около 3 тысяч винтовок, 8 пулеметов и 2 орудия! Ничего себе митинг! Имея определенную информацию о готовящемся мятеже, ревком и губком, чекисты принимают все необходимые меры по его предотвращению. Но попытки ВРК и лично С.М. Кирова разрешить назревающий конфликт мирным путем не увенчались успехом: 10.03.1919 начались вооруженные столкновения. На протяжении 2х дней велась борьба в городе. Даже в этой тяжелой ситуации чекистам была дана четкая установка к силе оружия прибегать в исключительных случаях, действуя больше убеждением, разъяснением, отличать врагов от заблуждающихся. Благодаря умелой работе ВРК и ЧК заслуженное наказание понесли 184 человека, в числе которых были представители партии монархистов, кадетов, левоэсеровских организаций, рецидивисты и лица имевшие прямые связи с английской (генерал майор английского отряда в Иране Денстервиль) и американскими разведками. (И. Ф. Кондрашов. С.М. Киров руководитель Астраханского ВРК) (Исторические записки, АНССР, М. 1951, № 36)
Теперь о расстрелянном крестном ходе. Работа Жития новомученников и исповедников Российских 20 века. Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Июнь. Тверь, 2008 г, стр. 423-462. сообщает следующее:

12.04.1918 Святейший Патриарх Тихон и Священный Синод приняли постановление Епископа Митрофана с саном Архиепископа. 19.07(1.08)1918 по благословению Архиепископа Митрофана в Астрахани был совершен общегородской крестный ход, участники которого в последствие вспоминали о нем, как о выдающемся событии в жизни города, соединившим жителей в общей горячей молитве.

И никакого расстрела. Через год- 6 (19) января 1919 г епископ Леонтий устроил в Астрахани Крестный ход, не поставив о нем в известность правящего Архиерея, и Архиепископ Митрофан вынужден был жаловаться на него Патриарху. И опять — никакого расстрела. Обычное разбирательство внутри церковной иерархии. 21 мая 1919 Архиепископ Митрофан представил Святейшему Патриарху и Священному Синоду рапорт и объяснения епископа Леонтия, касающегося самочинного Крестного хода, устроенного им 6 (19) января. Патриарх и Синод приняли решение: &hellip, запретить Преосвященного Леонтия епископа Енотаевского, в священнослужители. Но точку в споре двух иерархов поставило ЧК.Их обоих действительно расстреляли за участие в том самом митинге. После всего описанного выше спросим читателя — прав ли был г. Анцелович?
Но самое вопиющее нагромождение лжи связано у автора с именем героически погибшего в бою в ноябре 1918 г. 26-летнего уроженца Петербурга, красного командира Рудольфа Федоровича (Фердинандовича) Сиверса. Описывая в целом верно предысторию взятия Ростова отрядами Красной гвардии в 1918 г, автор пишет: У Сиверса было более 25 тысяч бойцов. Вероятно автор опирается на воспоминания противников Красной Армии, у которых были от страха глаза велики. На самом деле у Сиверса было около 10 тысяч штыков и сабель при 2-х бронепоездах, 10 тяжелых и 32 легких орудия. (ЖЗЛ, Полководцы гражданской войны,М.,1960,стр.330)

Затем автор пишет:

Добровольческая армия из Ростова ушла 22 февраля, бросив город на произвол судьбы. Единственным защитником Ростова остался так называемый Отряд Белого Дьявола, составленный из ростовских добровольцев студентов и гимназистов старших классов. Естественно, реального сопротивления красным эти юноши оказать не смогли. На следующий день Социалистическая Армия заняла город.

Чуть ли не дети под пулями красных извергов! Так что же это был за Отряд Белого Дьявола? Обратимся за разъяснениями к противнику Р.Ф. Сиверса генералу А.И. Деникину. В работе Путь русского офицера Антон Иванович пишет:

Около штаба кружились авантюристы, предлагавшие формировать партизанские отряды. Генерал Корнилов слишком доверчиво относился к подобным людям и зачастую, получив деньги и оружие, они или исчезали, или отвлекали из рядов армии в тыл элементы послабее нравственно, или составляли шайки мародёров. Особенную известность получил отряд сотника Грекова Белого Дьявола (прозванного так за раннюю седину примечание автора) как он сам себя именовал, который в течение 2-3 трех недель разбойничал в окрестностях Ростова, пока наконец, отряд не расформировали. Сам Греков где-то скрывался. И только осенью 1918 г был обнаружен в Херсоне или Николаеве, где вновь по поручению городского самоуправления собрал отряд, прикрываясь добровольческим именем. Позднее был пойман в Крыму и послан на Дон в руки правосудия.

Конечно, такой отряд не мог спасти город! Зададимся вопросом почему же в городе переполненном вернувшимися с фронта офицерами и казаками не нашлось сил, которые бы встали на защиту Ростова от красных? Ответ прост. Большинство фронтовиков не поддержало контрреволюционную авантюру генерала Каледина, поэтому он покончил с собой. Далее в своей статье автор пишет: Сиверс был назначен первым комендантом Ростова, став хозяином жизни и смерти горожан. Автору, видимо, неизвестно понятие разделения властей! Никогда командующие армиями, войсками не бывали комендантами городов! Не был Наполеон комендантом Москвы,не был Жуков комендантом Берлина,не был и Сиверс комендантом Ростова! Город взяли войска Сиверса, а гражданскую власть стал осуществлять Донской ВРК, созданный из различных социалистических партий, существовавших на Дону, а не только большевистской! И первым комендантом нашего города с 9(22).02.1918 стал Калюжный (до 25.02.1918), а далее Зявкин Ф.М. (Истпарт. Ф. 12, Об. 3, Д. 454, стр. 50) Но наш автор все о Сиверсе. Он пишет:

Первой его жертвой стал протоиерей Часовников, которого повесили на воротах его же храма Преполовения.

Расследование смерти Протоиерея Алексея Часовникова для автора статьи стало почти детективной историей. Во-первых, остались воспоминания казаков станицы Гниловской, записанные Ливенцовым С.О. о восстании в станице Гниловской 1918 г. (по рассказам казака хутора Семерникова станицы Гниловской Евстратова Михаила Орефьевича и других стариков). Читаем. В начале февраля 1918 г добровольческая армия стала откатываться от Таганрога к Ростову. На станичном сборе, где казаки колебались, сражаться ли с красными или держать нейтралитет (как и везде на Дону), с ярой проповедью выступил священник Преполовенской станичной церкви отец Алексей Часовников. О. Алексей ободрил колеблющихся и настроил казаков сражаться. Артиллерийская батарея поехала по железной дороге на станцию Хопры, конница пошла Чалтырской балкой, а пехота в пешем строю напрямую степью на Салы. У Сиверса служили фронтовики, взяли они казаков в пулеметы. Тикали казаки по чистому полю. Погибло их 40 человек. Остальные спаслись. Итак, красные заняли Гниловскую и пошли на Ростов. Роман Гуль (белоэмигрантский писатель прим. автора) говорит, что священника О. Алексея в отместку за то, что он поднимал казаков на борьбу, красные расстреляли, а наши деды говорят, что он умер в 1919 г от тифа. Стоп. Два источника (казаки станицы Гниловской и белоэмигрантской писатель Р. Гуль) утверждают, что О. Алексея расстреляли, либо он умер от тифа, но никто не говорит о его повешенье.

В интернете случайно нахожу видео интервью с П. Молодидовым, командиром воссозданного 96 донского казачьего полка, отбывающим в данное время наказание на Хотунке под Новочеркасском в ИК строгого режима № 398/14, где он рассказывает о своей бабушке, урождённой Часовниковой, дочери того самого благочинного О. Алексея Часовникова! Значит, О. Алесей Часовников прадед П. Молодидова! Как же узнать, известно ли ему что-нибудь о судьбе прадеда со слов бабушки? И тут в одной из ростовских компаний случайно произошла встреча с человеком, который только что прибыл из мест не столь отдаленных, который знает П. Молодидова и может помочь связаться с ним. И действительно, благодаря этому случайному знакомству получилось связаться и пообщаться с П. Молодидовым! Он сообщил, что его прадед действительно умер от тифа в 1919 г и в семейном архиве хранится свидетельство о смерти прадеда, а расстрела за восстание он избежал спрятавшись в одном из храмов Новочеркасска! Хотя я еще не видел само свидетельство, но можно с большой долей уверенности утверждать то что, писал автор о повешенье, мягко говоря, неправда. А дальше автор пишет:

После расправы над священником Сиверс приказал расстрелять всех оставшихся в Ростове офицеров. Потом стали расстреливать членов семей тех, чьи сыновья или мужья ушли с белыми. Детей из этих семей тоже убивали. Ведь большевики к тому времени выпустили декрет о том, что административному расстрелу могут подлежать лица, начиная с 14 лет. Но на практике убивали и десятилетних! Так, на улицах Пушкинской подчиненные Сиверса убили двух ребят за ношение кадетской формы. Их тела долго лежали на морозе

И т.д. Что можно ответить на это? Ну, во-первых, хозяевами города были не большевики, а коалиционное многопартийное социалистическое правительство в лице ВРК! Далее обратимся к непосредственному хозяину города коменданту Зявкину Ф.М.:

Обывательская среда, а также меньшевистская газета Рабочее дело от 13 февраля 1918 распространяли гнусную ложь по городу, якобы 10-11 февраля произведены были расстрелы учащихся, заподозренных в участии добровольческой армии. Расстрелы будто бы производились на улицах и в самом помещении ВРК. В числе расстрелянных называли и шестнадцатилетнего ученика Сергея Горбань. ВРК вынужден был дать в печати опровержение, заявить, что никаких убийств в помещении ВРК не было, им не санкционированно ни одной смертной казни, и что со всеми, кто производит расстрелы ВРК находится в борьбе. (Истпарт., Ф. 12, Оп. 3, Д. 454, стр. 50-?)

О ком же говорит товарищ Зявкин Ф.М.? Кто же мог производить расстрелы в городе без санкций ВРК? Ведь постановление СНК РСФСР о красном терроре принял только 2.09.1918. Дело в том, что вместе с войсками Р.Ф. Сиверса, отрядами Петрова и др. в город вошли некоторые революционные отряды, которые вообще никому не подчинялись. Такое было время. Так вот эти отряды прикрываясь революционностью открыто грабили, убивали, что естественно подняло уровень криминогенной обстановки в городе. Одним из таких отрядов, например, бравших город с красными был отряд Маруси Никифоровой, знаменитой Маруси-анархистки. Вот что пишут об этом казаки станицы Гниловской: Части Сиверса состояли из фронтовиков потому и реквизиции и расстрелы коснулись только активных участников сопротивления, зато прибывшие с обозом анархистские отряды Маруси, закончившие свой путь на верхнем Дону и прочие занялись повальным грабежом всего: от сена для лошадей, до сала для людей. (Ливенцов С.О. По воспоминаниям казаков.) Что говорить об анархистах, если даже в летучий конный отряд матроса Сулименко из 20 бойцов, выделенный ВРК для борьбы с разбоями, грабежами и убийствами влилось более 100 разных личностей, что привело в итоге к ликвидации отряда. Сложным было дело наведения порядка в нашем городе в то время.
Что хотелось бы написать в заключение? Р.Ф. Сиверс прожил короткую, но славную жизнь. Разгром войск Керенского-Красного под Петроградом. Разгром калединцев и взятие Ростова, героическое сопротивление немецким оккупантам на Украине. Создание отличной, боеспособной армии, самоотверженная борьба с белыми на Южном фронте. Во всех этих боях Сиверс проявил выдающиеся командные качества. Бывший прапорщик, он командовал в общем 70 различными частями и отрядами. Честный сын своего народа достоин иметь в нашем городе улицу его имени.
В конце своей статьи автор переживает, мол, что же увидят иностранцы приехав в 2018 г. в наш город на Чемпионат Мира по футболу. Ни в СССР ли они попадут? Не скажу за иностранцев, но невдомек г. Анцеловичу, что по опросу делового канала РБК за 2014 более, чем 53% граждан нашей страны готовы хоть сейчас попасть в СССР!

comments powered by HyperComments