ГУЛАГ. Часть 4.

23
От редакции информагенства Ледокол: Не смотря на то, что более 20 лет назад разными историками были опубликованы документально подтвержденные факты о заключенных ГУЛАГа, большинству читателей эта информация осталась неизвестной. Для ознакомления читателей с подлинными данными государственных архивов, мы публикуем работу В.Н. Земскова ГУЛАГ — Историко-социологический аспект, журнал Социологические исследования — №6, №7, 1991 год.
Редакция информагенства Ледокол не согласна с некоторыми выводами автора о Советском Союзе, статья ценна, как источник архивных данных.
В 40-х годах гулаговская администрация преуспела в организации агентурно-осведомительной сети в среде заключенных. Эта сеть возросла с 1% в 1940 г. до 8% в 1947 г. Иными словами, если в 1940 г. на каждую тысячу заключенных приходилось 10 стукачей, то в 1947 г. — уже 80. В июле 1947 г. агентурно-осведомительная сеть насчитывала 138992 заключенных ГУЛАГа, из них 9958 резидентов, 3904 агента, 64905 осведомителей и 60225 — противопобеговая сеть [там же]. Находившиеся в заключении специалисты и квалифицированные рабочие в большинстве использовались на работах по прямой или близкой специальности. По данным на 1 января 1947 г., в ГУЛАГе по специальности использовалось 74,5% таких заключенных (табл. 5). Выше этого среднего уровня были соответствующие показатели у строителей (88,7%), деревообделочников (87,7%), горнорабочих (83,2%). Высок был этот показатель также у заключенных — инженеров (86.9%), техников (77,8%), десятников (84,4%), медицинских работников (88,2%) и ветперсонала (80%). Немногим ниже среднего уровня были соответствующие показатели у металлистов (73,8%), эксплуатационников силовых установок (72%), рыбаков (70,5%), специалистов лесного дела (73.8%). В специфических условиях гулаговской производственной жизни сложнее было использовать по прямой или близкой специальности заключенных — транспортников, связистов, радистов, а также специалистов сельского хозяйства (агрономов и др.). У заключенных — воднотранспортников этот показатель составлял 49.1%, У автотранспортников — 57,1%, у железнодорожников — 58,2%, у специалистов сельского хозяйства — 61,4%, у электрорадиосвязистов — 66,6%. Часть заключенных подвергалась расконвоированию, но таковых было значительное меньшинство. По состоянию на 1 августа 1947 г. в ГУЛАГе насчитывалось 191016 расконвоированных заключенных, или 10,8% от общего состава [там же]. В соответствии с постановлениями Совета Министров СССР ь4293-1703сс от 20 ноября 1948 г. и ь1065-376сс от 13 марта 1950 г. заключенные во всех ИТЛ и ИТК за свой труд получали заработную плату, исчисляемую исходя из пониженных (до 30%) тарифных ставок и должностных окладов, с применением сдельно-прогрессивной и премиальной систем оплаты труда, установленных для рабочих, ИТР и служащих в соответствующих отраслях народного хозяйства [там же]. В целях повышения производительности труда и заинтересованности заключенных, используемых на работах оборонного значения, на добыче золота, на строительстве электростанций и объектов нефтяной промышленности, на железнодорожном строительстве, в лесной и угольной промышленности, к ним применялась система зачетов рабочих дней, которые при перевыполнении нормы выработки вычитались из срока заключения. К апрелю 1954 г. эта система действовала в лагерях и колониях с общим количеством 737800 заключенных (54,2% от всей численности заключенных) [там же].
Таблица 4. Состав заключенных ГУЛАГа по срокам наказания (по состоянию на 1 января 1951 г.)
Часть 2 Таб 4

По данным на 1 марта 1940 г., в ГУЛАГе в среднем на 16 заключенных приходился один человек охраны, а 1 апреля 1954 г. — уже один охранник в среднем на 9 заключенных. 1 апреля 1954 г. общая численность охраны в лагерях и колониях ГУЛАГа составила 148049 человек, в том числе 98863 — рядовой состав, 37688 — сержантский и 11498 — офицерский [там же]. Наличие столь внушительной охраны способствовало сокращению числа побегов заключенных, укреплению дисциплины и порядка в лагерях и колониях. Однако, как показывала практика, охрана далеко не всегда была в состоянии защитить тех заключенных, которых другие заключенные негласно приговаривали к смертной казни. Только в январе-марте 1954 г. в ИТЛ и ИТК на почве мести, сведения личных счетов и т.п. было совершено 129 убийств [там же]. В течение 1953 г. и первого квартала 1954 г. в лагеря и колонии ГУЛАГа поступило 589366 новых заключенных, а выбыло за тот же период 1701310 человек, из них 1201738 было досрочно освобождено в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 г. Об амнистии, принятого по инициативе Л.П.Берия. По состоянию на 1 апреля 1954 г., в ГУЛАГе содержалось 1360303 заключенных (897051 — в лагерях и 463252 в колониях), в том числе 448344 — за контрреволюционные преступления, 190301 — за бандитизм, разбой и умышленные убийства, 490503 — за грабежи, кражи, хищения и другие особо опасные уголовные преступления, 95425 — за хулиганство, 135730 — за должностные, хозяйственные и прочие преступления. В числе заключенных, содержавшихся 1 апреля 1954 г. в ГУЛАГе, было 1182759 мужчин (87%) и 177544 женщины (13%), молодежи в возрасте до 25 лет было 383243 человека [там же]. В начале 1954 г. средняя жилая площадь на одного заключенного составляла 2 кв. м. Однако в некоторых местах (в лагерях Дальстроя, Норильского и Воркуто-Печорского комбинатов, лесных лагерях МВД) из-за недостаточного количества помещений средняя обеспеченность жилой площадью составляла 1-1,5 м2 [там же]. 1 апреля 1954 г. среди заключенных ГУЛАГа имелось 55,6% годных к физическому труду, 32,7% ограниченно годных и 11,7% инвалидов и престарелых. Трудоспособные заключенные использовались на работах в следующих отраслях народного хозяйства: в цветной металлургии — 182 тыс., нефтяной промышленности — 96 тыс., угольной — 95 тыс., на строительстве электростанций — 60 тыс., на строительстве железных дорог — 51 тыс., в лесозаготовительных лагерях МВД — 229 тыс., на строительстве Главпромстроя и Главспецстроя МВД СССР — 93 тыс., в сельскохозяйственных лагерях МВД — 45 тыс., на других объектах промышленности и строительства — 46 тыс. человек. Трудовое использование остальных заключенных было организовано по месту их содержания в колониях и лагерных подразделениях, которые представляли из себя промышленные и сельскохозяйственные предприятия, выполнявшие силами заключенных установленный государственный план и находившиеся на полном хозрасчете [там же].
Таблица 5. Трудовое использование заключенных-специалистов и квалифицированной рабочей силы в ГУЛАГе
(по состоянию на 1 января 1947 г.)
Часть 2 Таб 5

В ИТЛ установились три категории режима содержания заключенных: строгий, усиленный и общий. На строгом режиме содержались осужденные за бандитизм, вооруженный разбой, умышленные убийства, побеги из мест заключения и неисправимые уголовники-рецидивисты. Они находились под усиленной охраной и надзором, не могли быть расконвоированы, использовались преимущественно на тяжелых физических работах, к ним применялись наиболее строгие меры наказания за отказ от работы и за нарушения лагерного режима. На усиленном режиме содержались осужденные за грабежи и другие опасные преступления, воры-рецидивисты. Эти заключенные тоже не подлежали расконвоированию и использовались главным образом на общих работах. Остальные заключенные в ИТЛ, а также все находившиеся в ИТК содержались на общем режиме. Разрешалось их расконвоирование, использование на низовой административно-хозяйственной работе в аппарате лагерных подразделений и ИТК, а также привлечение к постовой и конвойной службе по охране заключенных. По Указу от 27 марта 1953 г. были досрочно освобождены также все высланные (категория высланные перестала существовать) и часть ссыльных. На момент выхода этого Указа на учете состояло 13952 ссыльных и высланных, из них по амнистии было освобождено 8042 человека, и под надзором осталось 5910 ссыльных [там же]. На конец лета и осень 1953 г. планировалось произвести крупномасштабное освобождение спецпоселенцев. В апреле-мае 1953 г. в МВД СССР была проведена соответствующая подготовительная работа, были разработаны проекты Указа Президиума Верховного Совета СССР и постановления Совета Министров СССР об освобождении спецпоселенцев. Из изученной нами переписки министра внутренних дел СССР С.Н.Круглова и Л.П.Берия за апрель-июнь 1953 г. явствует, что они намеревались в августе представить указанные проекты на утверждение в Верховный Совет СССР и Совет Министров СССР. В том, что эти указы и постановление будут приняты, они не сомневались. Планировалось до конца 1953 г. освободить около 1,7 млн. спецпоселенцев и временно, сроком на один-два года, оставить на учете спецпоселений 1,1 млн. человек, облегчив им режим [там же]. Однако в связи с арестом Л.П.Берия крупномасштабного освобождения спецпоселенцев в 1953 г. не последовало. Более того, такие намерения были признаны вредительскими, так как их осуществление привело бы к переселению больших масс людей, что отрицательно сказалось бы на решении народнохозяйственных задач. Правда, позднее, в 1954-1958 гг., жизнь заставила Н.С.Хрущева и его окружение постепенно осуществить бериевский план по освобождению спецпоселенцев. В середине 50-х годов в ГУЛАГе стремительно сокращалась численность политических заключенных (контрреволюционеров). По Указу от 27 марта 1953 г. были досрочно освобождены лица, осужденные по политическим мотивам на сроки до 5 лет включительно. Главным образом за счет этого численность политических заключенных в ИТЛ и ИТК снизилась с около 580 тыс. в 1950-1951 гг. до примерно 480 тыс. осенью 1953 г. Сокращение числа политических заключенных в ГУЛАГе в 1954-1955 гг. шло по преимуществу за счет их освобождения по отбытии сроков наказания и в меньшей степени — за счет досрочного освобождения на основе пересмотра дел и по амнистии, В 1954-1955 гг. из лагерей и колоний досрочно было освобождено 88278 политических заключенных, из них 32798 — на основе пересмотра дел и 55480 — по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1955 г. Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. После XX съезда КПСС (1956 г.) процесс досрочного освобождения политических заключенных на основе пересмотра дел ускорился. Если 1 января 1955 г. в лагерях и колониях содержалось 309088 осужденных за контрреволюционные преступления, то 1 января 1956 г. — 113735, а 1 апреля 1959 г. — лишь 11027 человек [там же]. За период с 1 апреля 1954 г. по 1 апреля 1959 г. численность политических заключенных в ГУЛАГе сократилась в 40,7 раз, а их удельный вес в составе всех заключенных — с 33,0% до 1,2% (табл.6). Находившееся в середине 50-х годов у власти руководство в лице Н.С.Хрущева, Г.М.Маленкова, К.Е.Ворошилова, В.М.Молотова и др., ответственное наряду с покойным вождем народов за прошлые массовые репрессии, занималось в общем-то противоестественным для себя делом, освобождая в массовом порядке политических заключенных и даже реабилитируя часть из них (в основном из числа репрессированных в 1937-1938 гг.). Это ни в коей мере не было проявлением доброй воли или раскаяния. Они исходили из следующей посылки: гарантом сохранения режима и прочности собственного положения в качестве правящей элиты на данном этапе может служить только политика либерализации (она же — политика самосохранения), которая включала в себя различные мероприятия по оздоровлению морально-психологического климата в стране, упразднение внесудебных органов, довольно крупные шаги в сторону правового государства, публичное отречение от сталинизма.
Таблица 6. Заключенные лагерей и колоний МВД (по состоянию на 1 января 1959 г.)
Часть 2 Таб 6
Необходимым компонентом либерализации (самосохранения тоталитарной системы) явилась также критика прошлой репрессивной политики и ее подтверждение на практике посредством массового освобождения и реабилитации репрессированных. Причем официальная пропаганда сумела обработать общественное мнение в том духе, что, мол, массовые репрессии невинных людей имели место лишь в 1937-1938 гг., а в другие периоды их будто бы почти и не было. Н.С.Хрущев и его окружение благополучно свалили всю ответственность за репрессии на покойников в лице И.В.Сталина, Н.И.Ежова, Л.П.Берия. В процессе отхода в середине 50-х годов от репрессивной политики личностный фактор играл подсобную роль, так как обстоятельства были сильнее воли и желания отдельных личностей. Мы убеждены, что будь тогда жив Сталин, то именно он возглавил бы политику либерализации. Только в этом случае реабилитированные назывались бы не жертвами культа личности Сталина, а, вероятно, жертвами врага народа Ежова. Реабилитированные коммунисты, включая немногих уцелевших старых большевиков с дореволюционным стажем, не были близко подпущены даже к низовым звеньям партийной и государственной власти. Партией и государством на всех уровнях безраздельно продолжали управлять люди, в той или иной степени причастные к прошлой политике в качестве прямых или косвенных палачей либо же их выдвиженцы. В процессе посмертной реабилитации партийных и государственных деятелей, военачальников, ученых и др. имела место строгая выборочность. Среди прочих критериев был и такой: а) подлежат реабилитации только те, кто был осужден внутренними судебными или внесудебными органами СССР, б) не подлежат реабилитации те, кто был осужден также и Коминтерном. Это делалось с целью не поставить в неудобное положение мировое коммунистическое движение. Поэтому о посмертной реабилитации лиц (в первую очередь уничтоженных ближайших соратников В.И.Ленина), к осуждению которых имел отношение Коминтерн, не могло быть и речи. Легче обстояло дело с посмертной реабилитацией военачальников (М.Н.Тухачевского, В.К.Блюхера, И.Э.Якира и др.), к осуждению которых Коминтерн не имел отношения. С середины 50-х годов в отношении людей, уличенных в крамоле, со стороны власть имущих стала проявляться этакая снисходительность, заключавшаяся в том, что, к примеру, если раньше за антиколхозный анекдот или частушку человек непременно получил бы до 10 лет лагерей, то теперь его за это даже не арестовывали. Однако эта снисходительность имела определенные границы, и инакомыслие по-прежнему не прощалось. ГУЛАГ становился пристанищем новой волны политических заключенных — борцов против тоталитаризма, за права человека.
ПРИМЕЧАНИЯ

    1. Некрасов В.Ф. Десять железных наркомов // Комс. правда, М. 1989. 29 сент., Земсков В.Н. Архипелаг ГУЛАГ: глазами писателя и статистика // Аргументы и факты, 1989. ь45, Дугин А.Н. ГУЛАГ: открывая архивы // На боевом посту, 1989. 27 дек.: Дугин А.Н. ГУЛАГ: глазами историка // Союз, 1990, ь9, Дугин А.Н. Сталинизм: легенды и факты // Слово, 1990. ь7, Дугин А.Н. Говорят архивы: Неизвестные страницы ГУЛАГа // Социально-политические науки. 1990, ь7.
    1. Коэн С. Бухарин: Политическая биография. 1888-1938. М.: Прогресс, 1988. С.407.
    1. Чаликова В.А. Архивный юноша // Нева, 1988, ь10. С.158.
    1. Мемуары Никиты Сергеевича Хрущева // Вопр. истории, 1990, ь3. С.82.
    1. Центральный государственный архив Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР (ЦГАОР СССР). Коллекция документов.
    1. Там же.
    1. Московские новости. 1988. 27 нояб.
    1. ЦГАОР СССР. Коллекция документов.
    1. Шатуновская О. Фальсификация // Аргументы и факты. 1990. ь22.
    1. ЦГАОР СССР. Коллекция документов.
    1. Там же.
    1. Там же.
    1. Там же.
    1. Правда, 1940. 27 июня.
    1. ЦГАОР СССР. Коллекция документов.
    1. Там же.
    1. Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. М., 1989. Т.1. С.83.
    1. ЦГАОР СССР. Коллекция документов.
    1. Там же.
    1. Там же.
    1. Там же.
    1. Там же.
    1. Центральный государственный архив Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР (ЦГАОР СССР). Коллекция документов.
    1. Земское В.Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект) // Социол. исслед. 1991. ь6.
    1. ЦГАОР СССР. Коллекция документов.

comments powered by HyperComments