Предварительные итоги отложенной евроинтеграции. Часть первая

1
От редакции: Анализ событий на Украине жителем Киева…
http://rusmirzp.com/wp-content/uploads/2012/05/1205020071.jpg

Сегодня, когда говорят о киевском Майдане, не так часто вспоминают о евроинтеграции, но наша статья именно об этом. Не смотря на то, что события на Майдане не имеют ее не только причиной, но и поводом. Непосредственную причину (глубинные причины — это отдельный разговор) событий — давно нараставшие конфликты внутри господствующей сегодня в Украине олигархии — мы постараемся разобрать во второй части статьи. Повод — силовой разгон майдана в ночь на 1 декабря, похоже, был создан искусственно.
Евроинтеграция — это, скорее, фон, на котором происходят интересующие нас события. Вот об этом фоне мы и поговорим, ибо понять любые события, если они вырваны из исторического контекста, который обычно и воспринимается наблюдателями как всего-навсего фон, невозможно.
Почему Украина не стала членом ЕС во времена Ющенко?
Говорят, история повторяется дважды — один раз в виде трагедии, второй — в виде фарса.
А если уже и первый раз был фарс?
Речь идет об оранжевом майдане 2004-2005 годов. Организаторы евромайдана старались о нем вспоминать как можно меньше. Ни тебе оранжевой символики, ни даже очевидно напрашивающейся параллели: мол, победили тогда, победим и сейчас. Да и Ющенко появляется на публике в эти дни только вместе с Януковичем, а на Майдане о нем стараются не упоминать.
Видимо, понимают что упоминание о такого рода победе вряд ли сильно вдохновит публику. Ведь при всей большой любви постсоветского обывателя упражняться в своем любимом спорте — наступлении на те же самые грабли — он может возмутиться, если ему при этом еще и будут указывать, что грабли те же, и что результат будет соответствующий.
Но мы немного не о том. Мы о том, что у победителей оранжевого Майдана было целых пять лет. За это время можно было не просто подписать какое-то несчастное соглашение об ассоциации, но даже стать полноправным членом НАТО и ЕС. Ведь Януковичу хватило всего трех лет, чтобы подвести Украину к подписанию соглашения об ассоциации. А ведь за эти три года ему нужно было, кроме всего прочего, успеть развернуться на 180 градусов по сравнению с его традиционной ориентацией, заслужить полное доверие у руководителей ЕС, которые тоже уже успели привыкнуть к ими же самими выдуманной пугалке насчет того, что Янукович — это рука Москвы. Оранжевых же изначально поддерживала Европа и Америка, сами же они просто кушать не могли — так хотели в ЕС и даже в НАТО. Но все, что смогли сделать оранжевые в направлении евроинтеграции — это принять совершенно позорное решение о предоставлении в одностороннем порядке гражданам стран ЕС безвизового режима для поездок в Украину. Воистину — панна лягли і просють.
Но руководство Евросоюза не хотело слышать о каком-то членстве (хотя бы даже ассоциированом) Украины в ЕС до тех пор, пока в ЕС дела шли хорошо. Ситуация поменялась, когда стало понятно, что кризис, начавшийся в 2008 году, отнюдь не собирается прекращаться. Когда начали падать рынки стран ЕС, которые победнее, тогда и встал вопрос об ускоренной евроинтергации Украины. Другими словами, Украину, очевидно, приглашают в ЕС не затем, чтобы разделить с ней выгоды, которые дает этот союз, а для того, чтобы взвалить на нее проблемы, возникшие в связи с кризисом.
Те, кто очень-очень хочет в ЕС, против тех, кто очень в него хочет.
Комичность ситуации состояла еще и в том, что фактически те, кто вышли на евромайданы, выступали за Януковича начала ноября против Януковича конца ноября. И чем отличались эти два Януковича? Может, и в самом деле Янукович 2.0 перестал стремиться в ЕС и начал выступать за СССР (так пугали студентов, призывая их выйти на евромайданы) или хотя бы за ТС? Ничего подобного, конечно, не было. Все, чего добивался Янукович, это того, чтобы европейские капиталисты заплатили за то, что он отдаст им украинские рынки. Собственно, главным пунктом торгов был безвизовый режим для украинцев. Ведь это постоянный и огромный и очень стабильный поток евро в Украину, несравнимый ни с какими кредитами и инвестициями даже по размеру. Судя по данным Нацбанка, даже при сегодняшнем строгом режиме недопуска украинцев на рынки труда ЕС, они привозят в Украину не менее 5 млрд. долл. в год, как минимум, половина из которых, имеет европейское происхождение. Не говоря уж о том, что кредиты нужно отдавать, а прибыли от инвестиций достаются иностранцам. Когда европейцы наотрез отказались даже говорить о безвизовом режиме (неприхотливые и обладающие неплохой квалификацией украинцы быстро бы заполонили рабочие места в странах ЕС, и социальный взрыв при нынешнем кризисе там стал бы неизбежным), им было предъявлено заведомо невыполнимое требование насчет 160 млрд. долл.
Но насколько бы это требование не было глупым — это было требование как-то компенсировать неизбежные потери Украины от разрушения прежних связей с Россией и еще более неизбежного разрушения остатков украинской промышленности в результате полного открытия рынков для западных товаров, и можно было выступать разве что против его чрезмерности (не дадут, мол, столько). Сторонники же немедленного подписания, получается, выступали исключительно против безвизового режима для украинцев и компенсаций от неизбежных потерь от евроинтеграции, за безусловное открытие украинских рынков для фирм ЕС.
Эти события показали, что никакой разницы между Януковичем и оппозицией нет. И те, и другие хотят в ЕС. Только Янукович при этом пытается что-то выторговать для местного капитала, а те надеются, что ЕС и так даст. Итак, сегодня противостоят друг другу те, кто хочет в ЕС и те, кто очень хочет в ЕС.
Никак не представлены не только на улицах, но и в СМИ те, кто хочет в ТС, а их немало (практически столько же, сколько и желающих в ЕС), не говоря уж о тех, кто не хочет ни в ЕС, ни в ТС. А их ведь тоже немало — до 15% опрошенных.
А есть еще те, которые хотят в СССР (есть даже такая газета Хочу в СССР). Согласно данным опроса, произведенного фондом Демократические инициативы, 40% украинцев считают, что жизнь в СССР была лучше, чем сейчас. Притом, эта цифра сама по себе ничего не говорит, поскольку выборка на самом деле не репрезентативна. В нее включены и те, кто имеет представление о жизни в СССР исключительно из антисоветских источников и сами ее никогда не видели — то есть, молодежь от 18 до 29 лет. Именно они дали самый низкий процент отрицательных ответов на предложенный вопрос. Впрочем, большинство из них жизни в ЕС тоже не видели и дают высокий процент устремленных в Европу тоже, основываясь на информации СМИ.
Кто-то, конечно, скажет, что вернуться в СССР невозможно. И это будет верно. Ждать, что вдруг ни с того, ни с сего, Украина снова вернется к состоянию, как она была в СССР, то есть войдет в первую десятку промышленно развитых стран мира, восстановит передовую науку, что исчезнут вдруг олигархи и бомжи, милиция сократиться в десять раз, исчезнет миллионная армия охранников, и все вернутся к производительному труду, было бы наивно. Но не более наивно, чем надеяться, что подписание соглашения об ассоциации с ЕС приблизило бы Украину к вступлению в ЕС или что даже само вступление в ЕС приведет к тому, что богатые Германия и Франция поделятся с бедной Украиной.
С чем нас ждут в ЕС?
Ясно, что не с хлебом и солью. Нет у них этой варварской традиции. У них даже кормить гостей не принято. В лучшем случае, вас угостят чашечкой кофе. Впрочем, принимать гостей дома тоже не очень принято. Европейцы предпочитают встречи в кафе, где каждый потом расплачивается за себя сам.
Но если бы все европейцы вдруг перестали быть тем, кем они есть, и резко захотели стать таковыми, как их воображают наши сторонники евроинтеграции — заботящимися не о себе, а исключительно о том, чтобы граждане Украины стали богатыми и счастливыми, то стоит поинтересоваться, имеются ли у них возможности для того, чтобы осчастливить Украину.
ЕС — это не СССР, где Украина была самой развитой и самой благополучной республикой. В ЕС царит другой принцип — jedem das seine. И место Украины в таком союзе меньше всего будет похоже на место Германии. Скорее всего, европейское будущее нам показывают Болгария или Румыния.
Среднемесячная зарплата в Болгарии — 410 евро (то есть на сто евро выше, чем в среднем по Украине, но почти на столько же ниже, чем по Киеву). К тому же, нужно учесть, что, по некоторым данным, около 75% граждан Украины получают зарплату в конвертах, что никак не соответствует стандартам ЕС, а поэтому с ней пришлось бы распрощаться. А вот другого рода конверты, то есть коррупция, вполне уживаются с западными стандартами. Точно так же, как и махинации на выборах. Безработица в Болгарии составляет около 12%. Но поскольку евроинтеграцию в Украине поддерживает в основном молодежь, то ей полезно было бы знать уровень именно молодежной безработицы.
Так вот, согласно данным Евростата, 23% молодых людей в странах ЕС — без работы. В Эстонии безработица среди молодежи составляет 20,9%, в Латвии — 28,4%, в Литве — 26,4%.В Испании более чем каждый второй молодой человек в возрасте до 25 лет не имеет работы (56%). В Италии — 41%, в Португалии этот показатель составляет 36,6%. Но острее всего ситуация в Греции — где безработица среди юношей и девушек уже превысила 62%.
Неудивительно, что в ЕС все чаще мы наблюдаем забастовки, митинги и демонстрации совсем не поддельные и гораздо более масштабные, но против того, к чему так стремятся сегодня украинские сторонники евроинтеграции.
В той же Болгарии в результате массовых протестов против навязанной ЕС политики жесткой экономии в феврале этого года пало правое правительство Бойко Борисова. Досрочные выборы снова дали относительное большинство правым, но с ними никто не захотел вступать в коалицию для формирования нового правительства. В результате, к началу лета было сформировано правительство специалистов. Но уже к средине лета разразился новый политический кризис, приведший к массовым беспорядкам.
Но болгарские акции протеста ничтожны по сравнению с теми, которые происходят в более развитых странах ЕС. Массовые протесты против политики ЕС в Греции с участием сотен тысяч людей происходят практически постоянно, что не мешает правительству и дальше сокращать зарплату и увольнять государственных служащих, урезать социальные выплаты. Беспрестанно бурлит демонстрациями протеста и забастовками Италия. А движение Оккупай очень быстро стало общеевропейским.
А вот здесь можно посмотреть не только демонстрацию испанских студентов, но и на то, как работает полиция в цивилизованных странах.
Не спешат евроинтеграторы распространять и такого рода информацию http://propaganda-journal.net/7547.html, http://propaganda-journal.net/7543.html. Она и в самом деле выглядит как злобная коммунистическая пропаганда, если бы не источники, из которых она исходит.
Специфика Западной Украины.
Надо полагать, что студенты киевских вузов просто не знакомы с этими данными и составляют свое мнение о жизни в странах Евросоюза, основываясь исключительно на возможностях собственной фантазии. Но откуда в западных областях Украины так много сторонников евроинтеграции? Ведь там каждая семья имеет свой собственный опыт евроинтеграции, и прекрасно понимает, что они не могут быть интегрированы в Европу иначе как в качестве рабов. На этот счет не может быть иллюзий даже у западноукраинских студентов, поскольку там уже выросло поколение, получившее высшее образование на присланные из Европы родителями деньги, но по окончании вузов уехавшее туда же в качестве строителей и домработниц. Мало того, всем на Западной Украине известно, что после начала кризиса найти работу в странах ЕС очень проблематично. Фактически, спрос остался только на дешевый женский труд.
Разумеется, что эти люди кровно заинтересованы во вступлении Украины в ЕС, поскольку искать работу с паспортом Евросоюза куда проще, чем без оного, но кто-кто, а они хорошо понимают разницу между вступлением в ЕС и ассоциацией с ЕС без введения безвизового режима. Не говоря уж о том, что у них нет никаких иллюзий относительно жизни в странах ЕС. Они понимают, что просто там денег там не дают никому — ни гражданам, ни тем более, ассоциированным.
Подозреваю, что большое количество участников собственно евроинтеграционных (нужно четко различать митинги до 1 декабря и после него) митингов в западных областях Украины объясняется не в последнюю очередь тем, что студентов просто тупо выгоняли на площади по звонку из облсоветов и обладминистраций, в которых большинство имеет оппозиция. То есть, было ровно так же как со всеобщей забастовкой, плавно трансформировавшейся в забастовку государственных служащих, которых начальство просто направило на митинги в рабочее время. Не думаю, что кому то нужно было сильно объяснять, что за отказ бастовать могут и уволить.
Ситуация резко поменялась после 1 декабря. Не в том смысле, что студентов и бюджетников на Западной Украине перестали сгонять на митинги и поощрять ездить в Киев, а в том, что дело перестало ограничиваться бюджетниками и студентами.
Поднять более широкие слои населения в поддержку евроинтеграционых устремлений Януковича было более чем проблематично. Ситуация поменялась после 1 декабря, когда главной темой стала не евроинтеграция, а избиение детей и революция против режима. Контингент протестующих резко расширился. Это легко увидеть, проанализировав массовые фотографии с майданов до 1 декабря и после него. Если до на фото превалируют молодые лица, то после — это в основном средний возраст и выше, а молодежь составляет только вкрапления. Только анализировать нужно именно массовые фото, поскольку фотографы (а, тем более, редакторы) свое дело знают и выбирают ракурсы соответственно позиции издания. Это касается не только, да и не столько Западной Украины (понятно, что основную массу воскресных киевских майданов составляли киевские обыватели), но и с Западной Украины приезжало немало.
В связи с этим встает вопрос, кто же организовывал этих людей среднего возраста как на митинги в западноукраинских городах, так и, особенно, для поездок в Киев. Частично, конечно, местная власть, но во многом это была самоорганизация. Но ведь самоорганизация — это тоже организация, и сама по себе она не происходит. Так вот, таким самоорганизатором западноукраинских митингов и десантов была в основном церковь. Там не только молились за успех Майдана, но и собирали деньги для желающих ехать, проводили агитацию в пользу поездок, настраивали людей соответствующим образом.
Разумеется, что совершенно отдельно нужно рассматривать ту часть западноукраинской публики, которая является активными сторонниками Свободы. Отдавая себе полный отчет, что Свобода имеет на Западной Украине большое влияние как на власть, так и на церковь, нужно понимать, что она не имеет точно такого же влияния и на большинство населения Западной Украины. Мало того, это влияние не только не растет, но и обнаруживает тенденцию к падению.
Кстати, происходит это на фоне укрепления влияния Свободы в центральных областях и активного присутствия на Востоке и Юге.

Продолжение следует…

Василий Пихорович

comments powered by HyperComments