Врангель: от монархистов до националистов

10

Намедни прочитал мемуары Н.Е. Врангеля, отца того самого Врангеля, что воевал с Красной армией после революции. Оказывается, Врангель — отец, был известным человеком в царской России, не только благодаря своему баронскому титулу, но и энергичной деятельности, которую он вел исключительно на благо своей страны, что неоднократно повторяет барон в своих воспоминаниях. Он прожил долгую жизнь 1847 — 1923 гг. и застал очень интересный отрезок в истории России От крепостного права до большевиков. В 1924 году в Берлине были изданы мемуары барона. Сами понимаете, в любви к Советской власти и социалистическому строю, Врангель замечен не был, тем ценнее его мнение о дореволюционной России для монархистов и националистов, которые любят нести о самодержавной несусветную чушь.

Так давайте же прогуляемся по тем временам со знаменитым спутником и рассмотрим конец ХIХ начало XX века глазами барона Врангеля. Верны ли те штампы, которыми потчуют нас сегодняшние монархисты и националисты?


http://libart.spb.ru/photo/pictures/grishkina-02.jpg
Из доклада сыщика III отделения царской охраны:
Взгляды либеральные, говорит много, но не опасен…

Николай Егорович Врангель был человеком неординарным. Учился в Швейцарии, затем в Берлинском университете, получил степень доктора философии в области политэкономии, был юнкером, мировым судьей, чиновником, предпринимателем, интересы которого распространились и на Баку (в частности, председателем правлений Амгунской золотопромышленной компании, Российского золотопромышленного общества, Биби-Эйбатского нефтяного общества, Товарищества спиртоочистых заводов, членом правления акционерного общества Сименс и Гальске), крупнейшим коллекционером антиквариата и живописи, автором нескольких пьес.
Окончив зарубежный университет, молодой барон искал применение себе на родине. По профессии он работать не стал, поэтому ожидал помощи многочисленной родни в трудоустройстве. Жизнь Врангеля текла скучно и обыденно:
По утрам я обычно читал, вечерами играл в карты, и игра часто продолжалась до зари. Играли мы с каким-то неистовством, проигрывая тысячи, десятки тысяч, должен сознаться, что мне, как правило, не везло. Но и помимо этого ни сам я, ни моя жизнь мне сильно не нравились. Я часто ездил за границу, проводя там месяцы и месяцы такой же бессмысленной жизни, наполнявшей меня еще большим беспокойством. Иногда я неделями не выходил из своей комнаты, читая или беседуя с художниками или учеными, иногда, забрасывая книги в угол, пускался в различные приключения или отдавался, не в состоянии контролировать себя, игре в рулетку. Игра все сильнее затягивала меня. В какой-то момент я возвращался в Петербург, но только для того, чтобы опять уехать за границу, потом опять возвращался и опять уезжал.
Стоит заметить, что в наше время многие бароны ведут подобный образ жизни, а уж о наследниках большого состояния нажитого непосильным трудом и говорить не приходится. Как должен понимать читатель, такую жизнь для избранных обеспечивает всё остальное население. Так было в царской России, так стало после развала СССР. Социалистические и либеральные течения бередили умы различных сословий и классов. Высшее общество являлось проводником новых взглядов. Недовольную порядками молодежь, власть отвлекала от борьбы проверенными веками методами, которые до сих пор не устаревают:

…в исканиях успокоить умы склонной к протесту молодежи высших слоев, прибег к методу, столь успешно практиковавшемуся правительством Наполеона III. (Власть) стал(а) столицу веселить и развращать. Под благосклонным покровительством администрации начали плодиться и процветать разные театры-буфф, кафешантаны, танцклассы, дома свиданий, кабаки и кабачки, игорные притоны высшего разряда… Столица распоясалась с чисто русским размахом: выкупные свидетельства были еще налицо, имения еще не все проданы, а под непроданные золотой банк давал изрядные ссуды и поехали. Да как. Широкая русская натура разгулялась со всем размахом, да и вдобавок не к чему было ей приложить свои силы кроме как к дикому прожиганию жизни.
Несмотря на частое пребывание за границей и философское образование, Врангель отнюдь не увлёкся столь модным в те времена марксизмом, хотя чуть было не стал заниматься доставкой в Россию запрещенной социалистической литературы по просьбе самого Бакунина! Помогли добрые знакомые, которые изъяли прокламации до пересечения границы.
Для тех, кто все-таки решался на подобные приключение, грозило суровое наказание, например, ссылка в Сибирь. Так что, отправлять преступников в места не столь отдаленные отнюдь не изобретение большевиков, они сами исколесили снежную вдоль и поперек.
Врангель считал, что многие проблемы в России можно решить с помощью либеральных реформ, но смысла в изменении строя не видел. Как человек образованный, барон признавал наличие классов и сословий, видел их противоречия, росшие из экономики, но не придавал им особого значения, мол, так было всегда.
Во время крепостной России между крестьянством и помещиками была органическая связь. Даже по умственному складу, по своим воззрениям они были ближе друг к другу, чем теперь. Во всяком случае, та бездна, которая уже в XVIII столетии образовалась и разделила Россию на два полюса, со дня освобождения крестьян стала еще значительнее. Теперь между этими двумя противоположностями было полное непонимание, но вражды, классовой вражды между ними не было. Классовая вражда выдумка нашей интеллигенции и ею искусственно привита народу. Со дня освобождения крестьян помещик и крестьянин жили каждый своей отдельной жизнью, и между ними если и существовал известный антагонизм, то отнюдь не кастовая вражда, а та вражда, которая везде и повсюду существует между трудом и капиталом, то есть вражда, происходящая исключительно от экономических причин.
Барон Врангель видел локомотивом новых преобразований в России русское дворянство, считал его уникальным и прогрессивным:
Дворянство везде прежде всего консервативно, противник всего нового. У нас, напротив, дворянство стало в лице лучших своих людей во главе освободительного движения и реформ и окончило блистательным финалом свою, до сих пор не особенно яркую, историческую роль. Все реформы были осуществлены исключительно им, ибо других, образованных, годных к тому элементов в те времена в России еще не было. После освобождения старое поколение дворян, потеряв почву под ногами, махнуло на все рукой и отошло в сторону. Из новых поколений часть увлеклась неосуществимыми теориями и мечтами, за реальное дело не принялась, к созиданию новой жизни рук не приложила и приложить не была способна. Начинания Царя-реформатора (Александр II) пришлось осуществлять лишь сравнительно незначительному дворянскому меньшинству, но лиц этих было недостаточно, и по мере того как реформы ширились и множились, в нужных людях оказалась нехватка, а у имеющихся было недостаточно энергии.
Эта песня нам знакома, хотели как лучше, получилось как всегда. Разве эти реформы проводились в интересах неимущего большинства? Буржуазия подрывала власть помещиков, феодальный строй вытеснялся капиталистическим строем. Нужно было высвободить из крепостной зависимости рабочие руки для заводов и фабрик. Насмотревшись на революции в других странах и, опасаясь за трон, Александр II постарался решить дело полюбовно, пустив по миру обезземеленных крестьян, прежде обложив их кредитами. Умные люди скажут, что все это выдумки красных комиссаров, так давайте послушаем мнение барона Врангеля:
Ни помещики, ни крестьяне к новым порядкам подготовлены не были, с первых же шагов начались хозяйственная разруха и оскудение. Помещики, лишившись даровых рук, уменьшили свои запашки, к интенсивному хозяйству перейти не сумели и в конце концов побросали свои поля, попродавали свои поместья кулакам и переселялись в город, где, не находя дела, проедали свои последние выкупные свидетельства. С крестьянами было то же. Темные и неразвитые, привыкшие работать из-под палки, они стали тунеядствовать, работать спустя рукава, пьянствовать. К тому же в некоторых губерниях наделы были недостаточные. И повсюду попадались заброшенные усадьбы, разоренные деревни, невозделанные поля. Леса сводились, пруды зарастали, молодое поколение крестьян уходило в города на фабрики. Старая Русь вымирала, новая еще не народилась.

http://nostradamustoday.org/uploads/posts/2012-07/1342712083_szar-alex-ii.jpg
За 20 лет после отмены крепостного права (с 1961 по 1981 год) на царя Александра II Освободителя, было совершено 6 покушений. Возможно, некоторые из них были инспирированы его ближайшим окружением, а может и всемогущим Западом, но дыма без огня не бывает.
А вот какими бывают либеральные реформы, мы теперь хорошо знаем, достаточно выглянуть в окно. Под безобидными лозунгами об инновациях и модернизации творится черт знает что. Разрушение образования, разорение науки, унижение армии и уничтожение сельского хозяйства, развал промышленности. Все пороки капиталистического строя президент и правительство прикрывают еще большим злом, а именно, разжигая межнациональную рознь. Пусть народы и народности грызутся между собой, но не обращают внимания на корень проблемы — буржуазную общественно-экономическую формацию. При царе все было гораздо проще, Россия была империалистическим хищником и подминала под себя территорию за территорией. Друзья — монархисты и националисты вспоминают о политике русского царя на окраинах, как о манне небесной, как о культурном обогащении отсталых народов, даровании им новых привилегий и свобод. У барона Врангеля, служившего чиновником в Польше, мировым судьей в Литве, жившем в Харькове и Ростове, сложилось иное мнение:
Нужно сознаться, что наша политика, не только в Польше, но на всех окраинах, ни мудра, ни тактична не была. Мы гнетом и насилием стремились достичь того, что достижимо лишь хорошим управлением, и в результате мы не примиряли с нами инородцев, входящих в состав империи, а только их ожесточали, и они нас отталкивали. И чем ближе к нашим дням, тем решительнее и безрассуднее мы шли по этому направлению. Увлекаясь навеянной московскими псевдопатриотами идеей русификации, мы мало-помалу восстановили против себя Литву, Балтийский край, Малороссию, Кавказ, Закавказье, с которыми до того никаких трений не имели, и даже из лояльно с нами в унии пребывавшей Финляндии искусно создали себе врага.
В воспоминаниях барона Врангеля имеется не один пример самодурства русских чиновников и генерал-губернаторов на местах, во время мирного времени и войны. В книге он подробно рассматривает их заслуги перед Отечеством. Здесь же приведем самые общие примеры.
О политике в Польше:
Основным принципом московских патриотов было заменить всех чиновников-католиков чисто русскими, то есть православными. Так как Польша не имела русских чиновников, их пришлось выписать из России. Там воспользовались этим, чтобы избавиться от всякого хлама, и на должности, требовавшие лучших, прислали самых негодных, но и этих было недостаточно, чтобы пополнить все места. Тогда на ответственные посты посадили присланную шушеру, а исправных поляков сместили на низшие места. Прибывшие из России никаких постов там не занимавшие люди оказались в Польше начальниками, о чем в России они и мечтать не могли, и успех вскружил им головы. Себя они считали победителями, безграничными владыками завоеванной страны и с поляками обращались свысока, демонстрируя им свое презрение.
Но еще более вредным, чем временные правила для укрепления русских владений, был знаменитый закон от 10 декабря. Согласно этому закону, все лица польского происхождения, чьи поместья еще не перешли во владение русских, облагались казначейством штрафом в размере одной десятой от их дохода в наказание за участие в восстании. Чтобы облегчить сбор налогов, облагали определенной суммой район. Дальше происходило следующее. Как только поместья становились собственностью русских, с поместий прекращали брать штраф, но на общую сумму, которую должен был сдавать в казну район, это не влияло. Таким образом, штраф, приходящийся на оставшиеся в польских руках поместья, все время возрастал, составляя иногда до 60% от дохода, и постепенно разорял помещиков до основания.
Еврейский вопрос:
Наше правительство, равно в еврейском вопросе и в печально известных случаях русификации, поступало так, как поступать не следовало. Оно не привлекало людей на окраинах к России, но отталкивало их. Что евреи в России зло, отрицать не стану, но это зло было создано прежде всего нашими собственными руками. Поставьте какое угодно племя в такое положение, когда у него будет выбор умереть с голода или содрать кожу со своего ближнего, и оно предпочтет последнее. Закон о еврейской черте оседлости и остальные еврейские законы не оставляют им другого выбора. Наши специалисты по еврейскому вопросу делают свои заключения о евреях на основании своего знакомства с богатыми евреями, в основном с теми, кому они должны деньги и не вернули долг. Я бы порекомендовал им ближе познакомиться с теми условиями, в которых живут 99% евреев.
Я перечитал написанное, и мне пришло в голову, что, быть может, не все знают, что такое черта оседлости, о которой я упомянул в первой главе. Как известно, евреи не имели права жить во внутренних областях России. Жить они могли только на Северо-Западе и Юго-Западе Российской империи, губернии, находящиеся на территории этих областей, и окружала черта оседлости. Как следствие закона о черте оседлости, на этих территориях было сконцентрировано многочисленное еврейское население, не имевшее права зарабатывать на жизнь ничем, кроме ремесленных работ и мелкой торговли.
Как известно, свободу вероисповедания Российская Империя так же не терпела. Православие было единственной религией, которое государство хранило и лелеяло. Как известно, рука руку моет, церковь пудрила мозги неграмотному населению о божественности царя, царь завоевывал и отдавал на съедение православной церкви все новые и новые земли.
Если же власть отделяет церковь от государства, от школы, земли ее конфискует для народного пользования, а приходы переводит на самоокупаемость, то такую власть предают анафеме, называют дьявольской, а то и, вовсе, большевистской!
Сегодня церковь снова поет дуэтом с властью . Налоговые послабления, не декларируемые доходы и беспошлинный ввоз табака и спирта Ройял делают свое дело, церкви в России растут как на дрожжах, а вот институты закрывают. Власть у нас снова стала от бога и, уверовав в свою непогрешимость, начинает гнуть православных в бараний рог. Что будет, когда доберется до мусульман неизвестно, но при царе-батюшке с иноверцами не церемонились:
Вскоре после последней войны с Турцией, в основном после того, как к власти пришел Александр III и Победоносцев (обер-прокурор Синода с 1880 по 1905 г.) стал фактически управлять делами, стало модным преследовать сектантов. На Кавказе, точнее в Закавказье, между русским населением больше, чем где-либо, развито было сектантство. Мне кажется, можно без опасения утверждать, что наиболее замечательной частью русского населения являлись покидающие нашу официальную церковь люди. Они составляли большую часть штундистов, молокан, духоборов все честные, трезвые и много работающие люди, потому что в основе их доктрины было нравственное усовершенствование, а не простое исполнение обрядности. Молокане в Турецкой войне оказали русской армии неоценимые услуги. Все нужное для войск было перевезено ими, во многих случаях бесплатно. Но Победоносцеву, а через него и Царю они были неугодны, и против всех сектантов начался жестокий поход. В Закавказье он, как известно, кончился массовым выселением молокан в Америку. Ушло их около сорока тысяч, и самый богатый район в России превратился в пустыню. Остались там жить армяне и татары, племена, враждебные России. Закончив столь успешно с Закавказьем, Победоносцев свою деятельность перенес в Тверскую, Кубанскую и Донскую области. Всюду начали шнырять миссионеры внутренней миссии, своего рода духовные шпики-ищейки, и духовные дела о совращениях и отпадениях от православия, оканчивающиеся в случае обвинительного вердикта ссылкой на каторгу или поселение, в случае оправдательного вердикта административной высылкой из края, стали плодиться и множиться. Дела эти подлежали решению не присяжных заседателей, а коронного суда, и в большинстве случаев приговоры были обвинительные. Разгром сектантства был полный.
Вклад церкви и самодержавия в первую русскую революцию был огромен. Но не стоит забывать и о помощи помещиков, одни из которых были редкостными гуманистами, а другие добродушными деспотами:
Этого нашего соседа я часто встречал у других помещиков, у нас он не бывал, так как пользовался дурною славою, и отец знать его не хотел… После его смерти отец хотел купить его имение… Помню турецкую мечеть и какую-то, не то индийскую, не то китайскую, пагоду. Кругом дивный сад с канавами, прудами, переполненный цветниками и статуями. Только когда мы там были, статуй уже не было, остались одни их подставки… Бывший управляющий графа объяснил нам и причину отсутствия самых статуй. Они работали в полях. Статуями прежде служили голые живые люди, мужчины и женщины, покрашенные в белую краску. Они, когда граф гулял в саду, часами должны были стоять в своих позах, и горе той или тому, кто пошевелится.
Смерть графа была столь же фантастична, как он сам был фантаст. Однажды он проходил мимо Венеры и Геркулеса, обе статуи соскочили со своих пьедесталов, Венера бросила ему соль в глаза, а Геркулес своею дубиною раскроил ему череп. Обеих статуй судили и приговорили к кнуту. Венера от казни умерла, Геркулес ее выдержал и был сослан в каторгу.
К числу моих соседей принадлежала и очень красивая и богатая вдова. Ее любимым развлечением была охота. Она держала большую свору собак, псарем у нее служил давно разорившийся и опустившийся помещик. Этого человека, своего бывшего любовника, она держала в черном теле, обращалась с ним как со слугой и во время обеда за стол с собой никогда не сажала.
Раз я плачу ему деньги, он мой раб, а не равный мне, объясняла она.
У третьего соседа, как в добрые старые времена, был гарем, в котором жили уже не крепостные, а простые крестьянские девушки. Помещик вел себя как работодатель: он платил каждой из них по шесть рублей в месяц и всех кормил, за евнуха состояла в гареме его собственная мать, суровая и молчаливая женщина, с непостижимыми для меня нравственными устоями, но при этом казавшаяся религиозной и тщательно следившая за соблюдением церковных обрядов.
Разве могла после таких добродетелей возникнуть классовая неприязнь? Но пока церковь справлялась со своей функцией — оболванивать народ, пока капитализм в России не уперся в потолок феодализма, пока к угнетению помещика не прибавились угнетение капиталиста и банкира, Российская Империя скрипела, но существовала. Сегодня, либеральные хаятели вменяют в вину Советской власти культивирование чиновничьего беспредела, хотя, во всем Союзе чиновников было гораздо меньше, чем в России. Они, наверное, забыли, откуда ведется родословная бюрократических кордонов. Барон Врангель сталкивался с данной проблемой лицом к лицу еще в XIX веке:

… со своей стороны правительство делало все, чтобы подавить любую инициативу. Людей энергичных и деятельных мне довелось встречать немало, но сделать этим людям ничего не удавалось. Любой их шаг требовал такой массы специальных разрешений, был связан с преодолением такого числа формальных препятствий, что, как правило, энергия оказывалась на исходе прежде, чем они добивались разрешения на настоящую деятельность. Еще труднее было создать кооперацию. Чтобы получить на это одобрение правительства, необходимы были средства и поддержка влиятельных людей наверху.
Наш герой не обезличивал свои воспоминания, говоря размыто о классах и сословиях. В мемуарах Врангеля присутствуют совершенно разные люди, князья и графы, генералы и банкиры, не обошел своим вниманием писатель и русских самодержцев. Барон старался давать оценки лицам, основываясь на их деятельности, и тем результатам, которые отражались на его судьбе или судьбе России. При дворе он никогда не служил, возможно, поэтому его описания идут вразрез с принятыми сегодня в СМИ буржуазно-олигархическими канонами.

http://www.nerungri.edu.ru/muuo/web/3/img/prav/15.Jpg

Об Александре III:
Даже в самых консервативных кругах характер правления Александра III и его правительство поколебали уверенность в разумности и необходимости самодержавия. Если уважение к самодержавию уже исчезло до революции (пусть в принципе многие все еще верили в него и продолжают верить), больше всех виноват в этом Александр III. До него власть Царя, несмотря на все ошибки, Царем совершаемые, была окружена ореолом.
… Крепостники от власти, поддерживающие автократию, осмелели и появились на подмостках сцены с видом победителей. Настало время Святой дружины, добровольных шпионов, охраны, чиновников-провокаторов. Гниение традиций, которые до тех пор поддерживали нравственный статус и человеческие ценности, началось. Наступила эпоха прославления личной наживы. Семена, давшие всходы четверть века спустя, были посеяны именно тогда.
…Несмотря на все это, потомки будут повторять, что Европа никогда так не боялась России, как при Александре III. Я добавлю к этому, что до него Европа никогда так не презирала Россию.

http://kk.convdocs.org/pars_docs/refs/82/81911/81911_html_m3b1911b.jpg

О святом сегодня и кровавом тогда Николае II:
Царь Николай II царствовал, был Верховным главнокомандующим, но государством не правил, армией не командовал, быть Самодержцем не умел. Он был бесполезен, безволен и полностью погружен в себя. Он держался за трон, но удержать его не мог и стал пешкой в руках своей истеричной жены. Она правила государством, а ею правил Григорий Ефимович Распутин. Распутин внушал, Царица приказывала. Царь слушался. Достойные, но неугодные Распутину люди удалялись от Двора, устранялись от государственных дел. Министрами назначались ставленники Распутина. Случайные проходимцы, как саранча, внезапно появлялись и внезапно исчезали, оставляя за собой неизгладимые следы. Дурно управляемая страна беднела, роптала, приходила в уныние. В торжественно обещанные Царем реформы уже не верили, понимали ненадежность царского слова, видели, что то, что уже было отчасти Царем осуществлено, Царем же сводилось на нет.
Вот о таких самодержцах мечтают монархисты и националисты? Либо они шутят, либо вовсе не знают истории?! Спасибо барону Врангелю за характеристику, такие цари не нужны были России сто лет назад, не нужны они ей и сейчас. На очереди разоблачение еще одной либеральной легенды о развитии русского капитализма, об индустриальном скачке лапотной России, о тех богатствах, что пополняли нашу казну. Российские богатства действительно текли рекой, повествует Врангель, да вот только не к нам, а за границу.

В крае появились иностранцы, в большинстве случаев люди неопределенных занятий и положений, часто просто искатели приключений, но энергичные, подвижные. Они сновали повсюду, знакомились с владельцами земель, суля им в будущем неисчислимые выгоды, заключали с ними разные договоры и куда-то исчезали. Но потом появились вновь уже в качестве представителей и агентов крупных иностранных капиталов. В Донецком бассейне, где залежи угля давно уже были открыты, но к разработке которых никто не приступал, стали закладывать шахты, в Бахмутском районе открыли богатейшие месторождения каменной соли, в Кривом Роге невероятные богатства железной руды, на Кавказе нефть, марганец, медь и дело закипело. Мы все свои невзгоды, как на политической, так и экономической почве, склонны объяснять коварством и происками других народов и, невзирая на уроки прошлого, не хотим понять, что эти невзгоды происходят исключительно от нашей собственной лени и неподвижности. Так было и в данном случае. Вся промышленная жизнь Юга возникла только благодаря иностранной предприимчивости, только благодаря иностранным капиталам, и, конечно, сливки со всех предприятий сняли не мы, а они. Только мукомольная и сахарная промышленность осталась в русских руках, и то не коренных, а евреев, за исключением Терещенко и Харитоненко, которые буквально из нищих стали владельцами капиталов, исчислявшихся в десятках миллионов рублей.
Россия в конце позапрошлого века оказалась в экономической оккупации, точь-в-точь, как и в конце прошлого. В 1917 году беспредел западных капиталистов прервала Великая Октябрьская Социалистическая революция. Что остановит разгул капитала на этот раз? Поживем — увидим. Врангель вот дожил, чем мы хуже?
В заключение хочу заставить читателя еще раз посмотреться в зеркало, в зеркало русского общества конца XIX начала XX века.

Теперь каждый был поглощен своими личными интересами, интересовался исключительно одним своим я. Людей уже ценили не за их качества, а поскольку они могли быть полезны. Урвать кусок тем или иным способом, найти хорошее место, сделать карьеру — все руководились только этим. Даже молодежь бывала в обществе не с целью просто повеселиться, потанцевать, поухаживать, а чтобы подцепить невесту с деньгами или связями, познакомиться с нужным человеком. Молодые женщины предпочитали обществу модные рестораны, театру — кафешантаны, концертам — цирк и балет. Общества больше не было, была шумная ярмарка, куда каждый для продажи нес свой товар. Общий уровень высшего света сильно понизился. Прежде читали, занимались музыкой, разговаривали и смеялись, иногда даже думали. Теперь интриговали, читали одни газеты, и то больше фельетоны, не разговаривали, а судачили, играли в винт и бридж и скучали, отбывая утомительную светскую повинность.

Если не найдете отличий от нынешнего общества, значит на дворе капитализм, тот самый, загнивающий, который большевики отправили посылкой на Запад, а он через сто лет вернулся в еще более непотребном состоянии. Капитализм для нашей страны, словно удавка на шее. При капиталистическом строе мы всегда будем оставаться лишь колонией Запада, будущее нашей страны за Советской властью и коммунизмом.
КП (30)
Литература: Н.Е. Врангель От крепостного права до большевиков

comments powered by HyperComments