Все те же грабли. 3

4
Продолжение 3.
уничтожена (и вот пришла война). И как не парадоксально вновь созданная и по-советски воспитанная интеллигенция, как оказалось, имела в своей среде и обывателей, мещан. Мы склоняем голову перед советской интеллигенцией, пошедшую в народное ополчение защищать свою страну. Здесь особенно показателен пример Аркадия Гайдара, ушедшего на гражданскую войну совсем мальчишкой в 16 лет командовшего полком, закончившего войну в звании комбрига, после этого ставшим советским писателем. В 1941 году будучи военным корреспондентом Красной звезды, лег на место убитого пулеметчика, прикрывавшего отход окруженного подразделения и погиб там. Но мы не можем забыть и тех элитариев, которые дружно устремились в другую сторону подальше от войны в Ташкент и Алма-Ату.
После войны, когда значительное количество подлинно народной интеллигенции погибло на фронте, элитарии все остались живы. Теперь им стало совсем вольготно и они начали дружно петь песню о том, что народ де их не понимает, что по своей серости и темноте не способен оценить их творчество, что не дорос до понимания сложности и утонченности их произведений. И опять же глубоко кланялись в сторону Запада. Но это им были не горбачевские времена, ВКПБ мгновенно отреагировало на антинародные поползновения элитариев. В 1948 году вышли 2 постановления ЦК ВКПБ:
Постановление Оргбюро ЦК ВКП(б)
О журналах Звезда и Ленинград
14 августа 1946 г.
СТР.
№ 274. п. 1г О журналах Звезда и Ленинград. 587
ЦК ВКП(б) отмечает, что издающиеся в Ленинграде
литературно-художественные журналы Звезда и Ленинград ведутся
совершенно неудовлетворительно.
В журнале Звезда за последнее время, наряду со
значительными и удачными произведениями советских писателей,
появилось много безыдейных, идеологически вредных произведений.
Грубой ошибкой Звезды является предоставление литературной
трибуны писателю Зощенко, произведения которого чужды советской
литературе. Редакции Звезды известно, что Зощенко давно
специализировался на писании пустых, бессодержательных и пошлых
вещей, на проповеди гнилой безыдейности, пошлости и
аполитичности, рассчитанных на то, чтобы дезориентировать нашу
молодежь и отравить ее сознание. Последний из опубликованных
рассказов Зощенко Приключения обезьяны (Звезда, № 5-6 за
1946 г.) представляет пошлый пасквиль на советский быт и на
советских людей. Зощенко изображает советские порядки и советских
людей в уродливо карикатурной форме, клеветнически представляя
советских людей примитивными, малокультурными, глупыми,
с обывательскими вкусами и нравами. Злостно хулиганское
изображение Зощенко нашей действительности сопровождается
антисоветскими выпадами.
Предоставление страниц Звезды таким пошлякам и подонкам
литературы, как Зощенко, тем более недопустимо, что редакции
Звезда хорошо известна физиономия Зощенко и недостойное
поведение его во время войны, когда Зощенко, ничем не помогая
советскому народу в его борьбе против немецких захватчиков,
написал такую омерзительную вещь как Перед восходом солнца,
оценка которой, как и оценка всего литературного творчества
Зощенко, была дана на страницах журнала Большевик.
Журнал Звезда всячески популяризирует также произведения
писательницы Ахматовой, литературная и общественно-политическая
физиономия которой давным-давно известна советской
общественности. Ахматова является типичной представительницей
чуждой нашему народу пустой безыдейной поэзии. Ее стихотворения,
пропитанные духом пессимизма и упадочничества, выражающие вкусы
старой салонной поэзии, застывшей на позициях
буржуазно-аристократического эстетства и декадентства, искусстве
для искусства, не желающей идти в ногу со своим народом наносят
вред делу воспитания нашей молодежи и не могут быть терпимы в
советской литературе.
Предоставление Зощенко и Ахматовой активной роли в журнале, 588
несомненно, внесло элементы идейного разброда и дезорганизации в
среде ленинградских писателей. В журнале стали появляться
произведения, культивирующие несвойственный советским людям дух
низкопоклонства перед современной буржуазной культурой Запада.
Стали публиковаться произведения, проникнутые тоской, пессимизмом
и разочарованием в жизни (стихи Садофьева и Комиссаровой в № 1 за
1946 г. и т.д.). Помещая эти произведения, редакция усугубила
свои ошибки и еще более принизила идейный уровень журнала.
Допустив проникновение в журнал чуждых в идейном отношении
произведений, редакция понизила также требовательность к
художественным качествам печатаемого литературного материала.
Журнал стал заполняться малохудожественными пьесами и рассказами
(Дорога времени Ягдфельдта, Лебединое озеро Штейна и т.д.).
Такая неразборчивость в отборе материалов для печатания привела к
снижению художественного уровня журнала.
ЦК отмечает, что особенно плохо ведется журнал Ленинград,
который постоянно предоставлял свои страницы для пошлых и
клеветнических выступлений Зощенко, для пустых и аполитичных
стихотворении Ахматовой. Как и редакция Звезды, редакция
журнала Ленинград допустила крупные ошибки, опубликовав ряд
произведений, проникнутых духом низкопоклонства по отношению ко
всему иностранному. Журнал напечатал ряд ошибочных произведений
(Случай над Берлином Варшавского и Реста, На заставе
Слонимского). В стихах Хазина Возвращение Онегина под видом
литературной пародии дана клевета на современный Ленинград. В
журнале Ленинград помещаются преимущественно бессодержательные
низкопробные литературные материалы.
Как могло случиться, что журналы Звезда и Ленинград,
издающиеся в Ленинграде, городе-герое, известном своими
передовыми революционными традициями, городе, всегда являвшемся 589
рассадником передовых идей и передовой культуры, допустили
протаскивание в журналы чуждой советской литературе безыдейности
и аполитичности? В чем смысл ошибок редакций Звезды и
Ленинграда? Руководящие работники журналов и, в первую очередь,
их редакторы тт. Саянов и Лихарев, забыли то положение ленинизма,
что наши журналы, являются ли они научными или художественными,
не могут быть аполитичными. Они забыли, что наши журналы являются
могучим средством советского государства в деле воспитания
советских людей и в особенности молодежи и поэтому должны
руководствоваться тем, что составляет жизненную основу советского
строя, его политикой. Советский строй не может терпеть
воспитания молодежи в духе безразличия к советской политике, в
духе наплевизма и безыдейности.
Сила советской литературы, самой передовой литературы в
мире, состоит в том, что она является литературой, у которой нет
и не может быть других интересов, кроме интересов народа,
интересов государства. Задача советской литературы состоит в том,
чтобы помочь государству правильно воспитать молодежь, ответить
на ее запросы, воспитать новое поколение бодрым, верящим в свое
дело, не боящимся препятствий, готовым преодолеть всякие
препятствия.
Поэтому всякая проповедь безыдейности, аполитичности,
искусства для искусства чужда советской литературе, вредна для
интересов советского народа и государства и не должна иметь места
в наших журналах.
Недостаток идейности у руководящих работников Звезды и
Ленинграда привел также к тому, что эти работники поставили в
основу своих отношений с литераторами не интересы правильного
воспитания советских людей и политического направления
деятельности литераторов, а интересы личные, приятельские. Из-за
нежелания портить приятельских отношений притуплялась критика.
Из-за боязни обидеть приятелей пропускались в печать явно
негодные произведения. Такого рода либерализм, при котором
интересы народа и государства, интересы правильного воспитания
нашей молодежи приносятся в жертву приятельским отношениям и при
котором заглушается критика, приводит к тому, что писатели
перестают совершенствоваться, утрачивают сознание своей
ответственности перед народом, перед государством, перед партией,
перестают двигаться вперед.
Все вышеизложенное свидетельствует о том, что редакции
журналов Звезда и Ленинград не справились с возложенным делом
и допустили серьезные политические ошибки в руководстве
журналами.
ЦК устанавливает, что Правление Союза советских писателей и,
в частности, его председатель т. Тихонов, не приняли никаких мер
к улучшению журналов Звезда и Ленинград и не только не вели
борьбы с вредными влияниями Зощенко, Ахматовой и им подобных
несоветских писателей на советскую литературу, но даже
попустительствовали проникновению в журналы чуждых советской
литературе тенденций и нравов.
Ленинградский горком ВКП(б) проглядел крупнейшие ошибки
журналов, устранился от руководства журналами и предоставил
возможность чуждым советской литературе людям, вроде Зощенко и 590
Ахматовой, занять руководящее положение в журналах. Более того,
зная отношение партии к Зощенко и его творчеству, Ленинградский
горком (тт. Капустин и Широков), не имея на то права, утвердил
решением горкома от 28.I. с.г. новый состав редколлегии журнала
Звезда, в который был введен и Зощенко. Тем самым Ленинградский
горком допустил грубую политическую ошибку. Ленинградская
правда допустила ошибку, поместив подозрительную хвалебную
рецензию Юрия Германа о творчестве Зощенко в номере от 6 июля
с.г.
Управление пропаганды ЦК ВКП(б) не обеспечило надлежащего
контроля за работой ленинградских журналов.
ЦК ВКП(б) постановляет:
1. Обязать редакцию журнала Звезда, Правление Союза
советских писателей и Управление пропаганды ЦК ВКП(б) принять
меры к безусловному устранению указанных в настоящем
постановлении ошибок и недостатков журнала, выправить линию
журнала и обеспечить высокий идейный и художественный уровень
журнала, прекратив доступ в журнал произведений Зощенко,
Ахматовой и им подобных.
2. Ввиду того, что для издания двух
литературно-художественных журналов в Ленинграде в настоящее
время не имеется надлежащих условий, прекратить издание журнала
Ленинград, сосредоточив литературные силы Ленинграда вокруг
журнала Звезда.
3. В целях наведения надлежащего порядка в работе редакции
журнала Звезда и серьезного улучшения содержания журнала, иметь
в журнале главного редактора и при нем редколлегию. Установить,
что главный редактор журнала несет полную ответственность за
идейно-политическое направление журнала и качество публикуемых в
нем произведений.
4. Утвердить главным редактором журнала Звезда тов.
Еголина А.М. с сохранением за ним должности заместителя
начальника Управления пропаганды ЦК ВКП(б).
5. Поручить Секретариату ЦК рассмотреть и утвердить состав
редакторов отделов и редколлегии.
6. Отменить решение Ленинградского горкома от 26 июня с.г. о
редколлегии журнала Звезда, как политически ошибочное. Объявить
выговор второму секретарю горкома тов. Капустину Я.Ф. за принятие
этого решения.
7. Снять с работы секретаря по пропаганде и заведующего
отделом пропаганды и агитации Ленинградского горкома тов.
Широкова И.М., отозвав его в распоряжение ЦК ВКП(б).
8. Возложить партруководство журналом Звезда на
Ленинградский обком. Обязать Ленинградский обком и лично первого
секретаря Ленинградского обкома и горкома тов. Попкова принять
все необходимые меры по улучшению журнала и по усилению
идейно-политической работы среди писателей Ленинграда.
9. За плохое руководство журналом Ленинград объявить
выговор тов. Лихареву Б.М.
10. Отмечая, что журнал Звезда выходит в свет со 591
значительными опозданиями, оформляется крайне небрежно (обложка
имеет неприглядный вид, не указывается месяц выхода очередного
номера), обязать редакцию Звезды обеспечить своевременный выход
журнала и улучшить его внешний вид.
11. Возложить на Управление пропаганды ЦК (т. Александрова)
контроль за выполнением настоящего постановления.
12. Заслушать на Оргбюро ЦК через 3 месяца отчет главного
редактора Звезды о выполнении постановления ЦК.
13. Командировать т. Жданова в Ленинград для разъяснениянастоящего постановления ЦК ВКП(б).

Постановление Политбюро ЦК ВКП(б)
Об опере Великая дружба В.Мурадели
10 февраля 1948 г.
СТР.
№ 62. п. 33 Об опере Великая дружба В.Мурадели. 630
ЦК ВКП(б) считает, что опера Великая дружба (музыка
В.Мурадели, либретто Г.Мдивани), поставленная Большим театром
Союза ССР в дни 30-й годовщины Октябрьской революции, является
порочным как в музыкальном, так и в сюжетном отношении,
антихудожественным произведением.
Основные недостатки оперы, коренятся прежде всего в музыке
оперы. Музыка оперы невыразительна, бедна. В ней нет ни одной
запоминающейся мелодии или арии. Она сумбурна и дисгармонична,
построена на сплошных диссонансах, на режущих слух
звукосочетаниях. Отдельные строки и сцены, претендующие на
мелодичность, внезапно прерываются нестройным шумом, совершенно
чуждым для нормального человеческого слуха и действующим на
слушателей угнетающе. Между музыкальным сопровождением и
развитием действия на сцене нет органической связи. Вокальная
часть оперы хоровое, сольное и ансамблевое пение производит
убогое впечатление. В силу всего этого возможности оркестра и
певцов остаются неиспользованными.
Композитор не воспользовался богатством народных мелодий,
песен, напевов, танцевальных и плясовых мотивов, которыми так
богато творчество народов СССР и, в частности, творчество
народов, населяющих Северный Кавказ, где развертываются действия,
изображаемые в опере.
В погоне за ложной оригинальностью музыки композитор
Мурадели пренебрег лучшими традициями и опытом классической оперы
вообще, русской классической оперы в особенности, отличающейся
внутренней содержательностью, богатством мелодий и широтой
диапазона, народностью, изящной, красивой, ясной музыкальной
формой, сделавшей русскую оперу лучшей оперой в мире, любимым и
доступным широким слоям народа жанром музыки.
Исторически фальшивой и искусственной является фабула оперы,
претендующая на изображение борьбы за установление советской
власти и дружбы народов на Северном Кавказе в 1918-1920 гг. Из
оперы создается неверное представление, будто такие кавказские
народы, как грузины и осетины, находились в ту эпоху во вражде с
русским народом, что является исторически фальшивым, так как
помехой для установления дружбы народов в тот период на Северном
Кавказе являлись ингуши и чеченцы.
ЦК ВКП(б) считает, что провал оперы Мурадели есть результат
ложного и губительного для творчества советского композитора
формалистического пути, на который встал т. Мурадели.
Как показало совещание деятелей советской музыки,
проведенное в ЦК ВКП(б), провал оперы Мурадели не является
частным случаем, а тесно связан с неблагополучным состоянием
современной советской музыки, c распространением среди советских 631
композиторов формалистического направления.
Еще в 1936 году, в связи с появлением оперы Д.Шостаковича
Леди Макбет Мценского уезда, в органе ЦК ВКП(б) Правда были
подвергнуты острой критике антинародные, формалистические
извращения в творчестве Д. Шостаковича и разоблачен вред и
опасность этого направления для судеб развития советской музыки.
Правда, выступавшая тогда по указанию ЦК ВКП(б), ясно
сформулировала требования, которые предъявляет к своим
композиторам советский народ.
Несмотря на эти предупреждения, а также вопреки тем
указаниям, какие были даны Центральным Комитетом ВКП(б) в его
решениях о журналах Звезда и Ленинград, о кинофильме Большая
жизнь, о репертуаре драматических театров и мерах по его
улучшению, в советской музыке не было произведено никакой
перестройки. Отдельные успехи некоторых советских композиторов в
области создания новых песен, нашедших признание и широкое
распространение в народе, в области создания музыки для кино и
т.д., не меняют общей картины положения. Особенно плохо обстоит
дело в области симфонического и оперного творчества. Речь идет о
композитоpax, придерживающихся формалистического, антинародного
направления. Это направление нашло свое наиболее полное выражение
в произведениях таких композиторов, как тт. Д.Шостакович,
С.Прокофьев, А.Хачатурян, В.Шебалин, Г.Попов, Н.Мясковский и др.,
в творчестве которых особенно наглядно представлены
формалистические извращения, антидемократические тенденции в
музыке, чуждые советскому народу и его художественным вкусам.
Характерными признаками такой музыки является отрицание основных
принципов классической музыки, проповедь атональности, диссонанса
и дисгармонии, являющихся якобы выражением прогресса и
новаторства в развитии музыкальной формы, отказ от таких
важнейших основ музыкального произведения, какой является
мелодия, увлечение сумбурными, невропатическими сочетаниями,
превращающими музыку в какофонию, в хаотическое нагромождение
звуков. Эта музыка сильно отдает духом современной модернистской
буржуазной музыки Европы и Америки, отображающей маразм
буржуазной культуры, полное отрицание музыкального искусства, его
тупик.
Существенным признаком формалистического направления
является также отказ от полифонической музыки и пения,
основывающихся на одновременном сочетании и развитии ряда
самостоятельных мелодических линий, и увлечение однотонной,
унисонной музыкой и пением, зачастую без слов, что представляет
нарушение многоголосого музыкально-песенного строя, свойственного
нашему народу, и ведет к обеднению и упадку музыки.
Попирая лучшие традиции русской и западной классической
музыки, отвергая эти традиции, как якобы устаревшие,
старомодные, консервативные, высокомерно третируя
композиторов, которые пытаются добросовестно осваивать и
развивать приемы классической музыки, как сторонников
примитивного традиционализма и эпигонства, многие советские
композиторы, в погоне за ложно понятым новаторством, оторвались в
своей музыке от запросов и художественного вкуса советского 632
народа, замкнулись в узком кругу специалистов и музыкальных
гурманов, снизили высокую общественную роль музыки и сузили ее
значение, ограничив его удовлетворением извращенных вкусов
эстетствующих индивидуалистов.
Формалистическое направление в советской музыке породило
среди части советских композиторов одностороннее увлечение
сложными формами инструментальной симфонической бестекстовой
музыки и пренебрежительное отношение к таким музыкальным жанрам,
как опера, хоровая музыка, популярная музыка для небольших
оркестров, для народных инструментов, вокальных ансамблей и т.д.
Все это с неизбежностью ведет к тому, что утрачиваются
основы вокальной культуры и драматургического мастерства и
композиторы разучиваются писать для народа, свидетельством чего
является тот факт, что за последнее время не создано ни одной
советской оперы, стоящей на уровне русской оперной классики.
Отрыв некоторых деятелей советской музыки от народа дошел до
того, что в их среде получила распространение гнилая теория, в
силу которой непонимание музыки многих современных советских
композиторов народом объясняется тем, что народ якобы не дорос
еще до понимания их сложной музыки, что он поймет ее через
столетия и что не стоит смущаться, если некоторые музыкальные
произведения не находят слушателей. Эта насквозь
индивидуалистическая, в корне противонародная теория в еще
большей степени способствовала некоторым композиторам и
музыковедам отгородиться от народа, от критики советской
общественности и замкнуться в свою скорлупу.
Культивирование всех этих и им подобных взглядов наносит
величайший вред советскому музыкальному искусству. Терпимое
отношение к этим взглядам означает распространение среди деятелей
советской музыкальной культуры чуждых ей тенденций, ведущих к
тупику в развитии музыки, к ликвидации музыкального искусства.
Порочное, антинародное, формалистическое направление в
советской музыке оказывает также пагубное влияние на подготовку и
воспитание молодых композиторов в наших консерваториях, и, в
первую очередь, в Московской консерватории (директор т. Шебалин),
где формалистическое направление является господствующим.
Студентам не прививают уважение к лучшим традициям русской и
западной классической музыки, не воспитывают в них любовь к
народному творчеству, к демократическим музыкальным формам.
Творчество многих воспитанников консерваторий является слепым
подражанием музыке Д.Шостаковича, С.Прокофьева и др.
ЦК ВКП(б) констатирует совершенно нетерпимое состояние
советской музыкальной критики. Руководящее положение среди
критиков занимают противники русской реалистической музыки,
сторонники упадочной, формалистической музыки. Каждое очередное
произведение Прокофьева, Шостаковича, Мясковского, Шебалина эти
критики объявляют новым завоеванием советской музыки и
славословят в этой музыке субъективизм, конструктивизм, крайний
индивидуализм, профессиональное усложнение языка, т.е. именно то, 633
что должно быть подвергнуто критике. Вместо того, чтобы разбить
вредные, чуждые принципам социалистического реализма взгляды и
теории, музыкальная критика сама способствует их распространению,
восхваляя и объявляя передовыми тех композиторов, которые
разделяют в своем творчестве ложные творческие установки.
Музыкальная критика перестала выражать мнение советской
общественности, мнение народа и превратилась в рупор отдельных
композиторов. Некоторые музыкальные критики, вместо
принципиальной объективной критики, из-за приятельских отношений
стали угождать и раболепствовать перед теми или иными
музыкальными лидерами, всячески превознося их творчество.
Все это означает, что среди части советских композиторов еще
не изжиты пережитки буржуазной идеологии, питаемые влиянием
современной упадочной западноевропейской и американской музыки.
ЦК ВКП(б) считает, что это неблагоприятное положение на
фронте советской музыки создалось в результате той неправильной
линии в области советской музыки, которую проводили Комитет по
делам искусств при Совете Министров СССР и Оргкомитет Союза
советских композиторов.
Комитет по делам искусств при Совете Министров СССР
(т. Храпченко) и Оргкомитет Союза советских композиторов
(т. Хачатурян) вместо того, чтобы развивать в советской музыке
реалистическое направление, основами которого являются признание
огромной прогрессивной роли классического наследства, в
особенности традиций русской музыкальной школы, использование
этого наследства и его дальнейшее развитие, сочетание в музыке
высокой содержательности с художественным совершенством
музыкальной формы, правдивость и реалистичность музыки, ее
глубокая органическая связь с народом и его музыкальным и
песенным творчеством, высокое профессиональное мастерство при
одновременной простоте и доступности музыкальных произведений, по
сути дела поощряли формалистическое направление, чуждое
советскому народу.
Оргкомитет Союза советских композиторов превратился в орудие
группы композиторов-формалистов, стал основным рассадником
формалистических извращений. В Оргкомитете создалась затхлая
атмосфера, отсутствуют творческие дискуссии. Руководители
Оргкомитета и группирующиеся вокруг них музыковеды захваливают
антиреалистические, модернистские произведения, не заслуживающие
поддержки, а работы, отличающиеся своим реалистическим
характером, стремлением продолжать и развивать классическое
наследство, объявляются второстепенными, остаются незамеченными и
третируются. Композиторы, кичащиеся своим новаторством,
архиреволюционностью в области музыки, в своей деятельности в
Оргкомитете выступают как поборники самого отсталого и затхлого
консерватизма, обнаруживая высокомерную нетерпимость к малейшим
проявлениям критики.
ЦК ВКП(б) считает, что такая обстановка и такое отношение к
задачам советской музыки, какие сложились в Комитете по делам
искусств при Совете Министров СССР и в Оргкомитете Союза
советских композиторов, далее не могут быть терпимы, ибо они 634
наносят величайший вред развитию советской музыки. За последние
годы культурные запросы и уровень художественных вкусов
советского народа необычайно выросли. Советский народ ждет от
композиторов высококачественных и идейных произведений во всех
жанрах в области оперной, симфонической музыки, в песенном
творчестве, в хоровой и танцевальной музыке. В нашей стране
композиторам предоставлены неограниченные творческие возможности
и созданы все необходимые условия для подлинного расцвета
музыкальной культуры. Советские композиторы имеют аудиторию,
которой никогда не знал ни один композитор в прошлом. Было бы
непростительно не использовать все эти богатейшие возможности и
не направить свои творческие усилия по правильному
реалистическому пути. ЦК ВКП(б) постановляет:
1. Осудить формалистическое направление в советской музыке,
как антинародное и ведущее на деле к ликвидации музыки.
2. Предложить Управлению пропаганды и агитации ЦК и Комитету
по делам искусств добиться исправления положения в советской
музыке, ликвидации указанных в настоящем постановлении ЦК
недостатков и обеспечения развития советской музыки в
реалистическом направлении.
3. Призвать советских композиторов проникнуться сознанием
высоких запросов, которые предъявляет советский народ к
музыкальному творчеству, и, отбросив со своего пути все, что
ослабляет нашу музыку и мешает ее развитию, обеспечить такой
подъем творческой работы, который быстро двинет вперед советскую
музыкальную культуру и приведет к созданию во всех областях
музыкального творчества полноценных, высококачественных
произведений, достойных советского народа.
4. Одобрить организационные мероприятия соответствующих
партийных и советских органов, направленные на улучшение
музыкального дела
Обратите внимание товарищи. Как в этих постановлениях точно, ясно и недвусмысленно разбираются поползновения элитариев и какие меры были приняты. Чтобы пресечь этот процесс на корню. Повторюсь, это было время Сталина. А не Горбачева.

Глава 3.
От Хрущевской оттепели до падения СССР.
5 марта 1953 года умер И.В. Сталин. Вместе с его смертью закончилось великое время коммунистического строительства и побед СССР. Началась проклятая оттепель хрущевская пляска на костях. Элитарии почувствовали, что пришло их время. Они начали поливать грязью Сталина и его время, осторожненько и тихонечко окольным образом намекать на то, что СССР и социализм Империя Зла. Немного этот процесс попытался остановить Л.И. Брежнев, но у него не было ни ума Сталина, ни его смелости и решительности, ни стремления развивать дальше марксистско-ленинскую идеологию, и поощрять коммунистические тенденции в экономике. Именно в 60-е годы начался разгул диссидентства, выражавшийся пока, то в сочинении пахабных анекдотов СССР, то в отдельных выступлениях по поводу, якобы, агрессии СССР в Чехословакии. То в диссидентских песенках, все это втихомолку поддерживалось алчной и беспринципной партийной советской номенклатурой, вожделенно желавшей, захватить в свои поганые ручонки все созданное трудом советских людей. В 70-е годы после совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе эта сволочь объединилась организационно, создав так называемую Международную Хельсинскую группу. Окончательны прорыв этой мерзости, осуществился во времена Горбачева-Яковлева, так называемой перестройке. Вот в это то время элитарии порезвились во всю, залив толстым слоем грязи все советское и даже придумавших по отношению к СССР поганый термин совок. Они и не подозревали, что за их спиной стоят люди, как из высшей партийной номенклатуры, КГБ и западных государств, поставивших себе целью: расчленение и ограбление народа СССР. Читатель наверняка помнит как в качестве примера подлинного советского интеллигента был приведен Аркадий Гайдар. Думаю, что они не забыли еще такое участие в этом деле, принял его внук Е.Т. Гайдар. Вот что случается, когда интеллигент перестает быть авангардом народа, связанного с ним неразрывно и становится элитой, полностью от народа оторвавшейся. Массовое предательство советской интеллигенции своего народа в эпоху перестройки, это настолько общеизвестный факт, который уже не нуждается в доказательствах.
Заключение.
Итак, рассмотрев все периоды в истории российской интеллигенции, мы можем выделить один несомненный факт: как только интеллигенция российская или советская начинала считать себя либо элитой, либо контрэлитой она полностью отрывалась от своего народа, предавала его и воевала с ним.
Сейчас нам опять говорят, что нужно создавать народно-патриотическую интеллигенцию. Может быть, хватит наступать на одни и те же грабли? Может давно уже пора понять, что не элита нам нужна, не контрэлита, не народно-патриотическая интеллигенция, а единый класс, в котором каждый пролетарий делает то дело, которое он умеет делать лучше всего и при этом осознает себя пролетарием, а не элитой, а не контрэлитой.
Да, сейчас из нашей страны создано гетто и это истинная правда, но уничтожить это гетто можно только одним путем создав, по рецепту В.И. Ленина пролетариат в этом гетто с тем, чтобы он начал революционную борьбу. Речь должна идти не о выходе из гетто, а об уничтожении его. Уничтожить это гетто можно только одним путем, ликвидировать буржуазную общественно-экономическую формацию в нашей стране и начать строить на месте гетто социалистическое отечество.
Так, и только так мы победим!

comments powered by HyperComments